Logo name

Способы образования железнодорожной терминологии (статья)



Материал из Энциклопедия нашего транспорта

Перейти к: навигация, поиск

Железнодорожная лексика является важной составной частью общетехнической терминологической системы русского языка. Многие входящие в неё слова используются и в других терминосистемах одновременно. Железнодорожная терминология образовалась на основе продуктивного использования международных терминоэлементов, заимствованных слов и интернациональной лексики.

Анализ железнодорожной терминосистемы в современном её состоянии с точки зрения представленности в ней разных эпох и сфер распространения научного языка и способов образования даёт возможность обнаружить наряду с неологизмами слова, зафиксированные чуть ли не первыми памятниками письменности. Например: бурав, винт, колымага (громоздкий экипаж), колосник (чугунная решётка для прохода воздуха под топливо), копи (рудник), лекало (линейка для вычерчивания кривых линий), набалдашник, сверло и т. п.

Рядом с собственно терминологическими образованиями можно выделить приспособленные для специальной сферы слова общеобиходного употребления, фразеологизмы, местные диалектные и даже просторечия. Например, такие как обгонные пункты, околоток, ограничивающий перегон, обделка тоннеля, обустройства пути, противоюзный регулятор, скользун, спрямлённый профиль пути, остряк, путеремонтная летучка, хвост поезда и другие.

Подобная пестрота железнодорожной терминологии свидетельствует о том, что она берёт свои истоки и пополняет ресурсы из разных источников и с помощью разных языковых средств. Иными словами, железнодорожная терминосистема формировалась длительное время и в ней отражаются особенности русского языка разных эпох, создаваемого под влиянием внутренних и внешних факторов.

Образование железнодорожных терминов проходило различными путями. Наиболее интересным является процесс вторичной номинации уже существующих в языке слов, например головной вагон, подошва рельса, костыль, профиль пути и т. п. Все выделенные слова существуют в общелитературном русском языке, но с иными или частично отличающимися значениями. Вовлечению их в железнодорожную терминосистему способствовало сходство обозначаемых ими предметов и процессов с некоторыми явлениями в железнодорожной практике.

Приспособление слов общего употребления к узкой сфере — это традиционный и весьма продуктивный приём наименования специальных понятий. Суть его сводится к использованию одного из дифференциальных признаков, заключённого в лексическом значении общеупотребительного слова, который затем проявляется в качестве «общей идеи» для слова-термина. Причём в термине общая идея конкретизируется и уточняется в соответствии с содержанием научного понятия.

Железнодорожные термины создаются как путём использования уже существующих в языке наименований (звено, переезд, замок, рампа, лоток), так и в результате переосмысления общеизвестных слов (состав, передача, железнодорожная сеть, рельсовая плеть) и профессиональных наименований (серьга рессоры, тупиковый путь), хотя при этом, в силу возникновения новых содержаний, между ранее зарегистрированными и новыми значениями могут возникать противоречия.

Основанием для метафорического или метонимического переноса служит полное или частичное внешнее сходство понятий (горб горки, тормозной башмак, стрелочная улица, балластное корыто), подобие выполняемых функций (дренажная галерея, фильтрующая насыпь, противопучинная подушка) и признаков (вытяжной путь, двигатель с охлаждающей рубашкой, руководящий уклон), общность производимого впечатления (полотно железной дороги, опоры моста), пространственная близость (ниша тоннеля, ступенчатый маршрут, стрелочная горловина, парк путей), назначение (главная ферма моста, грузовой фронт, стабилизатор пути, улавливающий тупик).

В результате процесса терминологизации значения общелитературного слова, или вторичной терминологизации, происходит омонимизация, то есть фактически использование старой «языковой оболочки» для нового означаемого. Это типичный случай межсистемной омонимии. При функционировании в железнодорожной терминологии такие слова обособляются от других общеупотребительных слов и словосочетаний, превращаются в единицы, соотносимые прежде всего с определёнными понятиями. Особый источник формирования железнодорожной терминологии, столь же традиционный и активный — это образование терминов на русской почве средствами собственной словообразовательной системы или на основе международного терминологического фонда.

Наиболее продуктивным в обогащении железнодорожной лексики является морфологическое словообразование, основные виды которого, действующие в современном русском языке, следующие: сложение слов (локомотивостроение, мотовоз, путеподъёмник, вагонопотоки, одногруппный поезд, вагоно-час, танк-паровоз, моторвагонная секция, скоростемер), аффиксация (подрельсовые основания, покилометровый запас, бесстыковой путь, разгонщик шпал, консольный кран, клеммный болт, надвижка пролётного строения, нагорная канава, обрессоренная масса, раскружаливание, нашпальная прокладка), безаффиксный способ словообразования (надвиг состава, тоннельная крепь, обогрев тепловозных дизелей, оборот вагона, отцеп, пережог провода контактной сети, перегон, путевой струг).

В качестве стандартных терминоэлементов выступают чаще всего греко-латинские по происхождению морфемы, ставшие международным терминологическим фондом и вполне освоенные всеми европейскими языками и русским языком науки, а также русские по происхождению стандартные терминоэлементы типа ход (вездеход), воз (тепловоз, паровоз, электровоз), бур (турбобур) и т. п. Академик В. В. Виноградов отмечал, что «русский язык, в основном освоивший фонд интернациональной лексики европейских народов к началу ХХ века, перед второй мировой войной располагал более чем ста тысячами интернациональных слов».

Наиболее продуктивно в железнодорожной терминологии используются универсальные международные терминоэлементы, такие как а- (отрицание), анти- (противопоставление), микро- (малый) и макро- (большой), авто- (автоматический), мото- (моторный), теле- (действующий на дальнее расстояние), радио- (относящийся к радио). Например: асимметрия, антикоррозийный, антидетонатор, антифризы, антифрикционный, микрометр, микрорельеф, микроструктура, микроклимат, макрорельеф, автоблокировка, автодиспетчер, автодрезина, автомашинист, мотовоз, моторвагонный, телеблокировка, телесигнализация, радиосвязь, радиолокационный и другие.

Значительный процент железнодорожных терминов составляют слова — заимствования из других языков. Эти термины пришли в железнодорожную терминологию как готовые языковые единицы вместе со сложившимися понятиями и реалиями, которые они отображают. Основу ведущих лексико-семантических процессов в русском языке XVIII века, особенно в первой его трети, составляло отражение в нём глубоких общественных преобразований, суть которых сводилась к расширению международных связей, к переделке жизненного уклада на западный манер. В языке эти процессы нашли выход в развитии прежде всего лексического состава, в пополнении его большим количеством заимствований, основную массу которых составили слова, связанные с наименованиями понятий и явлений общественной и государственной сферы, а также конкретных научных дисциплин. Например:

вокзал — заимствовано из английского языка в конце XVIII в. (английское vauxhall — сложное слово, образованное из имени собственного vaux и существительного hall — зал);
виадук — заимствовано из французского зыка в XVIII в. (французское viadus следует из английского viaduct, сложения латинского via — «дорога» и ductus — «проведение» от ducere — «вести»);
автомотриса — французское autmotrice (самодвижущаяся);
рекуперация (от латинского reguperatio — получение вновь, возвращение части электроэнергии, расходуемой в каком-либо процессе);
стокер — английское stoker (от stoke — загружать топку, шуровать);
тендер — английское tender (от tend — сопровождать, обслуживать, — специальная повозка, прицепляемая к паровозу для размещения в ней запасов топлива, воды, смазочных материалов, инструментов);
плацкарта — немецкое platzkarte (от platz — место и karte — карточка, билет).

Появление заимствованных терминов объясняется усиливавшимися научными контактами учёных разных стран и совместной разработкой конкретных научных проблем, что требует сближения (одинаковости) соответствующих терминологий. В тех случаях, когда термины создаются на основе греко-латинских языковых элементов, они легко становятся интернациональными. В тех же случаях, когда термины образуются на базе национального языка, но при этом широко распространены в научной литературе на других языках, они, как правило, не переводятся, а просто заимствуются. Таким образом, использование иноязычных терминоэлементов и заимствованных слов не мешает научному общению, так как сферой научного стиля и заключённой в ней специальной лексикой пользуются люди, имеющие определённый образовательный ценз.

Изучение специфики образования железнодорожной терминологии представляет интерес не только как отдельное направление терминологической работы, но и как путь создания лингвистической базы железнодорожных терминов. Работа с ними и правильное употребление способствует формированию профессиональной личности специалиста, развивает лингвистическое чутьё, обеспечивает успешное усвоение технических и научных дисциплин, формирует навыки профессиональной речи.

Т. А. НОВИКОВА, заведующая кафедрой русского и иностранных языков Омского государственного университета путей сообщения

Источник

  • «Способы образования железнодорожной терминологии», журнал «Железнодорожный транспорт», № 9, 2005

[1 наблюдающий участник] 
Эта страница последний раз была изменена 1 мая 2015 в 16:04, автор изменения — участник Энциклопедия нашего транспорта Anakin. В создании приняли участие: участник Энциклопедия нашего транспорта Workweek
info2008 ≤co-бa-кa≥ nashtransport.ru
«Наш транспорт» © 2009—2017
Rambler's Top100