Logo name

Подземное чудо Ташкента (книга, часть 5)



Материал из Энциклопедия нашего транспорта

Перейти к: навигация, поиск

Часть 4

Глава V. Архитектура

Посещение Ташкентского метрополитена Премьер-министром Турции Тургутом Озалом (июль 1986 года)
Совещание транспортников стран Азии и Океании на Ташкентском метрополитене (сентябрь 1986 года)
Барельеф генерала Сабира Рахимова на одноимённой станции
Станция «Ташкент»
Станция «Тинчлик»
Станция «Гафур Гулям»
Станция «Пушкин»
Станция «Мустакиллик майдони»
Станция «Узбекистан»
Макет строящейся станции Юнусабадской линии
Цех текущего ремонта электропоездов
Поливомоечный поезд
Вид на метромост через канал Салар

Архитектура метрополитена — это очень широкое и многообразное понятие. Оно включает в себя вопросы прокладки трассы, поиски современной планировки станций, вестибюлей, создание для пассажиров наибольших удобств передвижения при минимальных затратах времени, формирование облика подземных сооружений, организацию интерьера.

Архитектурный и художественный образ станций вырисовывается в процессе напряжённой творческой работы. Сначала организовываются городские конкурсы на лучшее архитектурно-художественное решение станций, в которых участвуют многие специалисты. Лучшие проекты отбираются, а затем ложатся в основу дальнейшей разработки.

Архитектурная композиция станций метрополитена в значительной степени определяется их конструкцией. В декоративном же оформлении подземных залов и вестибюлей находят отражение особенности, характерные для соответствующих этапов развития архитектуры. Архитектурно-художественные решения увязываются с конкретной градостроительной обстановкой, с тематикой и наименованием станций. Большое влияние на архитектурно-художественный облик станций оказывает и район сооружения: исторически сложившаяся часть города или новые индустриальные районы.

Объёмно-планировочная структура станционного комплекса стала уже традиционной для метростроения — это собственно станция с соответствующими шириной и длиной платформы, два вестибюля со входами, совмещёнными с подуличными переходами. Сами же вестибюли в планировочном отношении неодинаковы, так как рассчитаны на различные пассажиропотоки. Вестибюли различны не только в планировочном решении, они ещё бывают наземными и подземными. При оформлении широко применяются средства изобразительного искусства в виде настенных панно, мозаик, витражей, детали декоративного убранства.

В традициях отечественного метростроения — образное решение архитектуры подземных сооружений: все станции должны обладать индивидуальностью. Эта традиция, заявленная с первых дней проектирования нашего метрополитена, сохраняется и по сей день, несмотря на неизбежность типового проектирования. Ни одна из станций по оформлению не повторяет другую. Архитектурно-художественное и монументально-скульптурное решение их составляет единую композицию с ансамблями улиц и площадей города.

Архитектурный образ каждой станции создаётся с максимальным выявлением её конструктивной основы, использованием функционально необходимых элементов и деталей для организации внутреннего пространства интерьеров. Средний зал в зависимости от типа станции имеет самые разнообразные формы и очертания. Люстры, светильники, бра с различными способами закрепления и приёмами освещения являются украшением среднего зала и играют немаловажную роль в общей архитектурной композиции. Стены, как правило, облицовываются мрамором, гранитом и другими естественными материалами, цвет которых тщательно подбирается в соответствии с общей темой станции. Колонны и пилоны станций имеют самые разнообразные очертания в плане, зависящие от глубины заложения. Форма их также позволяет глубже раскрыть образное решение станции.

Особую роль в оформлении колонн и пилонов играют бронзовые рельефы, горельефы, декоративная лепнина. Колонны и пилоны станции облицовываются, как правило, мрамором. Реже для облицовки применяется гранит, прессованное стекло, другие искусственные материалы. Торцевая стенка оформляется панно, мозаикой, барельефами, которые позволяют полнее раскрыть образное решение станции. Полы платформ выкладываются полированными гранитными плитами. Огромную роль в оформлении станций играет и культура детали, всегда отличающая удачные архитектурные решения и играющая большую роль в создании стилевого единства. Поэтому в интерьерах станции большое внимание уделяется мебели, информационным табло.

Многообразие архитектурной пластики потолков и поверхностей стен, формы колонн и пилонов, типов светильников и облицовочных материалов, конструктивных схем позволяет придать станциям индивидуальную, образную выразительность. Искусственное освещение, вентиляция, формы сооружений, цветовое решение полностью устраняют неприятное ощущение от нахождения под землёй.

Самобытность, своеобразие, запоминающиеся облики станций Ташкентского метрополитена, получившие признание у нас и за рубежом, являются результатом творческой работы архитекторов, художников, инженеров, строителей и эксплуатационников.

Рассказывает Сабир Рахимович Адылов:

По предложению Ш.Рашидова был объявлен конкурс на станции Чиланзарской линии метро. Мы просмотрели все проекты, поступившие на конкурс, высказали пожелания, связанные с улучшением архитектуры и достижением национального своеобразия. Предложения были приняты авторами, и через некоторое время мы организовали выставку проектов станций Ташкентского метрополитена.

На обсуждении итогов конкурса присутствовали члены правительства, руководители горкома и горисполкома. Были гости из Москвы — министр путей сообщения, председатель Госплана, проектировщики и директор Мосметрогипротранса А. С. Луговцов.

Я сделал сообщение, рассказывал об идее каждого проекта, недостатках. Все слушали внимательно. Задавали вопросы почему-то только москвичи. В конце совещания попросил слово А. С. Луговцов. Он говорил, что есть несколько проектов, которые могут быть дор¬ботаны Московским институтом и после осуществлены строительством. Другие проекты не годятся, чувствуется, что у ташкентских архитекторов нет должного опыта. Обратился ко мне: «Вы, товарищ главный архитектор города, с вашими коллегами запроектировали подземные мраморные дворцы. Пора вам отличать транспортные сооружения от дворцов». Я не выдержал и задал вопрос, какими же, по его мнению, должны быть станции метро. Он начал мне объяснять, что мраморных и гранитных полов не надо делать в вестибюлях, их следует заменить асфальтом, что человек только спускается в зал и поднимается, что он здесь долго не бывает. Нечего здесь делать художественным панно, тематическим барельефам и другим украшениям. Я продолжал своё выступление. Если это так, почему первые очереди Московского метро выполнены на высоком художественном уровне, применены мрамор, гранит, бронза, керамика? «Я с вами не согласен, мы начинаем строить первые станции, они у нас должны быть не хуже, чем первые станции метро в Москве», — заявил я.

Шарафу Рашидовичу не понравилось настроение гостей, и он, мудро, заканчивая совещание, обратился к только что назначенному ответственному работнику: «Вы два дня как из Москвы, знаете архитектуру всех станций, вы опытный строитель, скажите ваше слово». Тот обратился ко мне и сказал: «Я поздравляю вас и всех архитекторов с хорошими проектами станций метро». И всё. Далее Шараф Рашидович сказал, что мы все станции будем строить только по этим проектам. «Мы, товарищ Адылов, назначаем вас руководителем авторских коллективов всех архитекторов. Вы будете отвечать за архитектуру всех станций метрополитена. На этом закончим наше совещание», — сказал он.

Архитектуру Ташкентского метрополитена первыми начинали в Ташметропроекте в 1972 году вновь прибывшие молодые специалисты, окончившие архитектурный факультет ТашПИ. Это архитекторы Ф. Музаффарова, А. Адылова, Я. Мансуров, А. Табибов, которые сейчас являются ветеранами и составляют ядро коллектива. В различные годы в Ташметропроекте работали способные архитекторы В. Махмудов, Р. Файзуллаев, М. Верещагина, С. Казимов, Л.Дубровная, П. Кичаев, Т.Хасанов и др.

К проектированию архитектуры станций метрополитена в различные годы привлекались ведущие проектные институты Москвы (Метрогипротранс, архитекторы Л.Попов, А.Стрелков, В.Качуринец); Ташкента (УзНИИПИградостроительства, архитекторы С. Сутягин, В. Агафонова, ТашЗНИИЭП, архитекторы И.Мерпорт, М. Акрамов, О. Айдинова, ТашНИИПИГенплан, архитекторы В.Муратов, У.Рахимов, Ф.Турсунов, Т.Садыков, Ташгипрогор, архитекторы А.Хуршидов, А.Лошкарёв) и др. К этой работе были привлечены лучшие художники и монументалисты, такие как Ч. Ахмаров, О. Xабибулин, И. Липене, Р. Мухамеджанов, А.Каюмов, С. Султанмурадов, народные мастера М.Ус-манов, И.Шермухамедов и др.

Лучшие архитектурно-художественные и конструктивные решения с новыми объёмно-планировочными решениями платформ и вестибюлей создавались при непосредственном участии и руководстве главных инженеров Г. Оганесова, А. Закирова и др.

Новые конструктивные, объёмно-планировочные решения и подлинный синтез архитектуры и монументального искусства способствовали, как правило, достижению очень высокого качественного уровня. Такими примерами могут быть станции метрополитена «Алишер Навои», «Мустакиллик майдони», «Хамид Алимджан», «Хамза», «Беруний», «Космонавтлар», «Гафур Гулям», «Тинчлик» и другие. Эти станции дали настрой, и в Ташкенте был создан удивительный подземный ансамбль, поражающий жизнерадостным характером, неповторимостью образов, национальным колоритом, красотой архитектурных композиций. Здесь нашли гармоничное сочетание инженерная мысль и вдохновение художника. На станциях была использована широкая палитра природных камней — мрамора и гранита, где большую часть составляют добытые на местных месторождениях. Использовалась традиционная национальная отделка: роспись, резьба по ганчу и особенно художественная керамика, которая известна по архитектурным памятникам Самарканда, Бухары, Хивы.

Созданию подземных дворцов в столице посвятили свою творческую энергию архитекторы Ташметропроекта. За лучшие решения в различные годы архитекторы Ф. Музаффарова, А. Адылова, Я. Мансуров, А. Табибов, Р. Файзуллаев, В. Махмудов, С. Казимов и другие были удостоены высоких наград и грамот города, республики, Союза архитекторов Узбекистана, Министерства транспортного строительства, а архитекторы Я. Мансуров, А. Табибов, О. Айдинова, Р. Файзуллаев — Государственной премии.

Не могу не назвать с чувством глубокой благодарности проектировщиков станций Ташкентского метро:

«Сабир Рахимов» — Ташметропроект; архитекторы: А.Табибов, В.Махмудов, А.Адылова.

«Чиланзар» — Метрогипротранс, Ташметропроект; архитекторы: А.Стрелков, И.Петухова, В.Качуринец.

«Мирзо Улугбек» — Ташметропроект; архитекторы: Я.Мансуров, В.Махмудов, А.Табибов.

«Хамза» — Ташгипрогор, Ташметропроект; архитекторы: А.Хуршидов, Г.Чернов, А.Лошкарёв.

«Ёшлик» — УзНИИПИградостроительства, Ташметропроект; архитекторы: В.Агафонова, Н.Аблаева, Р.Зарипов.

«Халклар дустлиги» — ТашНИИПИГенплан, Ташметропроект; архитекторы: В.Муратов, У.Рахимов, Н.Галеева, Г.Певчина; наземный вестибюль — Ташметропроект; архитекторы: Р.Файзуллаев, Ф.Музаффарова, А.Табибов.

«Пахтакор» — ТашНИИПИГенплан, Ташметропроект; архитекторы: Ф.Турсунов, А.Садыков, Т.Садыков.

«Мустакиллик майдони» — Метрогипротранс, Ташметропроект; архитекторы: Л.Попов, Л.Адамов, А.Адылова.

«Амир Темур хиёбони» — ТашЗНИЭП, Ташметропроект; архитекторы: И.Мерпорт, И.Акрамов, С.Шаппо при участии В.Нарубанского.

«Хамид Алимджан» — Ташметропроект; архитекторы: В.Русанов, Н.Мансуров, А.Табибов, Х.Убайдуллаев, В.Махмудов.

«Пушкин» — Ташметропроект; архитекторы: Л.Адамов, А.Адылова, Р.Файзуллаев, А.Табибов.

«Максим Горький» — Ташметропроект; архитекторы: С.Адылов, Р.Файзуллаев, Ф.Музаффаров.

«Узбекистан» — Ташметропроект; архитекторы: Р. Файзуллаев, С. Адылов, А. Табибов, Ф. Музаффарова.

«Алишер Навои» — Ташметропроект; архитекторы: Я.Мансуров, В.Махмудов.

«Гафур Гулям» — Ташметропроект; архитекторы: А.Табибов, Ф.Музаффарова.

«Чорсу» — Ташметропроект; архитекторы: А.Лошкарёв, А.Хуршидов, С.Казимов.

«Тинчлик» — Ташметропроект; архитектор Я.Мансуров.

«Беруний» — Ташметропроект; архитекторы: Ф.Музаффарова, А.Табибов.

«Чкалов» — ТашЗНИЭП, Ташметропроект; архитекторы: О.Айдинова, А.Дашкевич, Б.Курбанходжаев.

«Машинасозлар» — Ташметропроект; архитектор A. Адылова, бригадир отделочников А.Аскаров.

«Ташкент» — Ташметропроект; архитекторы: Р.Файзуллаев, С.Адылов, А.Табибов, Ф.Музаффарова.

«Айбек» — Ташметропроект; архитекторы: Р.Файзуллаев, С.Адылов, Ф.Музаффарова, А.Табибов.

«Космонавтлар» — УзНИИПИградостроительства, Ташметропроект; архитекторы: С.Сутягин, В.Соколов при участии Р.Ниязалиевой, Б.Бахбаева.

В архитектурно-художественном и монументально-скульптурном оформлении станций активное участие принимали инженеры: Г.Оганесов, О. А. Закиров, B. Журавлёв, Л.Яшина, Э.Леннейшмидт, Ю.Фалькович и др.

По мнению специалистов, наиболее выразительный архитектурно-художественный образ имеет станция «Мустакиллик майдони». Это достигнуто органичным слиянием всех элементов архитектурного и художественного решения, создавших эмоционально-выразительный облик перрона. Торжественность и парадность здесь создаются многочисленными хрустальными люстрами, живописными гирляндами, расположенными в трёх пролётах перрона. Залитое щедрым потоком света пространство станции ассоциируется с образом солнечного Узбекистана. Эта же тема развивается и в архитектурном декоре восьмигранных колонн, увенчанных сталактитовыми капителями, и в геометрическом орнаменте потолка (штампованный ганч И. Дубровского). Синтез произведений, созданных художниками, и оригинальной архитектуры станции настолько органичен, что может служить примером.

В решении отдельных станций использован стиль «ретро», позволяющий, заимствуя архитектурный декор и некоторые элементы культуры прошлого, воссоздать атмосферу XIX века. Лаконичными и вместе с тем выразительными средствами создан архитектурно-художественный образ станции «Пушкин». Станция отличается строгостью и особым изяществом, что достигнуто кессонированным потолком, чётким рядом колонн, на которых укреплены оригинальные светильники, похожие на свечи в бронзовых канделябрах. Романтический образ, созданный на перроне, дополняется геральдическими рельефами на лобных стенках, изображающими аллегории Музы и Славы, которые окружают бронзовый профиль А. С. Пушкина.

Одним из достижений в поисках оригинального архитектурно-художественного решения Ташкентского метрополитена следует считать станцию «Хамид Алимджан». Запоминающийся облик станции создан восемью арками, перекинутыми через свод от одной путевой стены перрона к другой. В рисунке арок, силуэте, цветовой гамме использован современно смоделированный традиционный архитектурный декор Узбекистана.

Особой удачей, по мнению художников, следует считать станцию «Алишер Навои», где найден своеобразный национальный архитектурно-художественный образ. Арочно-купольное решение свода, украшенное керамикой, создаёт уникальность интерьеров, ассоциируясь с монументальными памятниками средневекового зодчества. Тем логичнее в этом интерьере керамические рельефы на темы произведений Алишера Навои. В этих монументально-декоративных композициях создан зрительный эквивалент поэтическим произведениям великого узбекского поэта, а сама станция стала своеобразным памятником основоположнику узбекской литературы. Думается, что керамическими рельефами на станции «Алишер Навои» ознаменован новый этап в творчестве большого мастера — Чингиза Ахмарова. Фактура керамического панно, покрытого кобальтом, насыщенность цвета, рельефность придали произведениям полнокровность, подчеркнули выразительность художественных образов героев поэм А .Навои.

Говоря об использовании керамики, призванной подчеркнуть самобытный характер станций, отметим, что одной из первых, где впервые были удачно применены керамические рельефы, была, станция «Чилангар» Помещённые в ниши на путевых стенах симметрично напротив друг друга, они образуют своеобразные арки, напоминая подобные приёмы среднеазиатской традиционной архитектуры. Тематика рельефов, посвящённая жизни узбекского народа, их трактовка и моделировка гипертрофированных форм позволяют говорить об ориенталистском подходе авторов к произведению. В целом появление этих рельефов сыграло положительную роль, явившись своеобразным импульсом в освоении ташкентскими мастерами, работающими на метро, монументальной керамики. Результатом этого и явилось применение керамики на четырёх станциях линии второй очереди. Основной акцент на керамические произведения, помимо станции «Алишер Навои», сделан на станциях «Ташкент» и «Айбек».

Облик станции «Космонавтлар» отличается прежде всего современностью подхода к решению образа и удачной попыткой создать атмосферу космического корабля. Впрочем, существуют и другие мнения, но тем не менее, большинство высказывается за то, что задача, поставленная перед авторами, решена, и созданный интерьер отличается прежде всего неординарностью образа.

Если говорить о красоте станций метрополитена, следует сослаться на воспоминания заместителя министра промстройматериалов Э. М. Бугаева и начальника управления этого же министерства А. А. Барского, работавших многие годы над решением этой проблемы в нашей республике:

На отделке подземных станций метрополитена архитекторы, метростроители внимательно прислушивались к советам и рекомендациям специалистов Министерства промстройматериалов республики, которое располагало практически всеми образцами камня, добываемого в тот период в стране. Специалисты предлагали в отделке отдельных станций применить тот или иной камень. При сооружении станции «Максим Горький» они предложили использовать пуштулинский мрамор, добываемый в Алтайском крае. И взяли на себя доставку каменных блоков, их распиловку, обработку, доведение до готовых плит и доставку готовых плит на объект строительства. На станции «Хамид Алимджан» предложили уложить саянский мрамор из Красноярского края. Станцию «Мустакиллик майдони» предложили облицевать мрамором «Буровщина», добываемым на южном берегу озера Байкал. Была осуществлена поставка самого разнообразного гранита. Из Украины — капустянского, емельяновского, токовского, лабрадорита. габро. Из Ленинградской области — карлаптинского красного гранита. Гранит доставлялся также из Киргизии и Казахстана. Архитекторы приняли все предложения камнедобытчиков. Широкая гамма расцветок отделочного материала создавала неповторимый облик каждой из станций Ташкентского метрополитена.

Несколько слов об архитектуре строящихся станций Юнусабадекой линии.

Станция «Лохутий». Архитектор А. Л. Табибов. Станция колонного типа размещена вдоль улицы Лохутий. Колонны облицовываются художественным стеклом и хромированными трубами. Тематика станции — образ поэта и его произведений отражается в керамическом художественном панно при входе в вестибюль.

Станция «Юнус Ражабий». Архитектор А. Адылова. Станция колонного типа размещена вдоль улицы Хорезмской. Платформа станции имеет новое конструктивное решение и будет выполнена из сборно-монолитных элементов. Колонны, решённые в национальном стиле, облицовываются белым мрамором и переходят в капитель, выполненную из декоративного стекла. На путевых стенах, облицованных белым мрамором, расположены четыре тематических панно. Они раскрывают творческий образ Юнуса Ражабий. Панно объединены пятью полосами, представляющими собой нотный стан, символизирующий большой труд композитора, с нотами макомов народного творчества.

Станция «Абдулла Кодирий». Архитектор Ф. Г. Музаффарова. Станция колонного типа расположена по улице Амира Темура рядом с Алайским рынком. На станции применена новая конструктивная схема, позволяющая использовать типовые сборные железобетонные элементы. Конструкция светильников, художественные стеклянные витражи между колоннами, колонны, заканчивающиеся как «сури», формируют просторный торжественный зал в восточном стиле. Тематика станции решается цитатами из произведений Абдуллы Кодирий на путевой стене в стиле арабского шрифта. Из вестибюлей станции предусматривается прямой выход пассажиров в торговый центр Алайского рынка.

Станция «Минор». Архитектор Ф. Г. Музаффарова. Станция колонного типа расположена вдоль улицы Амира Темура на пересечении с улицей К. Муртазаева. В отличие от всех предыдущих станций, её платформенный участок имеет новое конструктивное и, соответственно, архитектурное решение. На колоннах, в местах примыкания «карнизов», подвешиваются люстры-бра из декоративно-латунных элементов, которые своим освещением будут подчёркивать высоту колонн не как конструктивно-несущего элемента, а как новый дизайнерский подход в оформлении колонн. Колонна облицовывается мрамором «газган» с металлическим обрамлением. Также впервые на станции «Минор» решается чёткое распределение пассажиропотоков «входа и выхода» посредством примыкания колонн платформы к лестничным спускам.

Станция «Бодомзор». Архитектор Я. Мансурова. Станция сводчатого типа расположена вдоль улицы Амира Темура. Идея архитектурного решения заключается в создании пространства, ассоциирующегося с аллеей парка и характеризующего месторасположение и название станции. Отличительной особенностью является цельность свода платформенного зала без путевых стен. Освещение предусмотрено из скамей-светильников, расположенных на платформе. Тематика станции — цветущий сад, махалля и, одновременно, центр международной торговли.

Станция «Хабиб Абдуллаев». Архитектор А. Н. Адылова. Станция колонного типа размещена вдоль улицы Амира Темура. Вестибюли и платформа станции решены в новых конструкциях, которые впервые будут применены в метрополитене Ташкента. Двухпролётная станция с боковыми платформами, с разделением пассажирских потоков, что создаёт дополнительные удобства для пассажиров. Отделка станции: колонны — красный гранит с «золотой» капителью на ригеле, подвесной потолок из алюминиевой декоративной решётки белого цвета; путевые стены — белый мрамор с вертикальными вкраплениями из камней ценных пород, являющихся национальным достоянием республики. Акцентами явятся, с одной стороны, барельеф с изображением учёного и, с другой стороны, путевая стена разделена «раскрытой книгой» из гранита красного цвета, на которой золотыми буквами будут перечислены открытия и работы Хабиба Абдуллаева.

Станция «Файзулла Ходжаев». Архитектор Я. М. Мансуров. Станция колонного типа в двух уровнях размещена вдоль улицы Ахмада Дониша на пересечении с улицей Файзуллы Ходжаева. Впервые конструкцию платформы предложено решить в единых конструкциях с вестибюлем в два этажа. Это позволит максимально использовать подземное пространство. Архитектура внутреннего пространства решена в виде атриума.

Станция «Юнусобод». Архитектор А. Л. Табибов. Станция колонного типа размещена вдоль улицы Ахмада Дониша на пересечении с улицей Теши Захидова. Платформенная часть станции имеет новое конструктивное решение — двухпролётная, одноколонная и выполнена из сборно-монолитной конструкции. Тематика станции раскрыта в композициях на путевых стенах платформы. В основу композиции положено название «Юнусобод — цветущий край города Ташкента». Архитектурное решение: колонны — это цветущее дерево в солнечном крае.

Станция «Бобир» расположена по улице Усмона Носира в районе парка им. Бобира, напротив Яккасарайского торгового центра. Такое расположение станции позволит осуществить её строительство без закрытия движения транспорта по улице Бобира. Входы на станцию обеспечиваются тремя лентами эскалаторов, входы в подземные вестибюли совмещены с пешеходными переходами. Станция «Бобир» — колонного типа со спаренными колоннами через каждые 9 метров.

Станция «Тукимачи» расположена на пересечении улицы Усмона Носира с улицами Мукими и Кушбеги в районе Текстилькомбината. Вход на станцию осуществляется по существующему и вновь сооружаемому переходам для пешеходов через улицу У. Носира. Это станция сводчатого типа из сборных железобетонных элементов.

Станция «Усмон Носир» расположена по улице Усмона Носира в районе пересечения её с улицей Волгоградской и архитектурно-мемориального комплекса «Братские могилы». Станция колонного типа, в отличие от других колонных станций, принята двухпролёт-ной с одним рядом колонн по центру.

Станция «Жанубий» расположена в районе пересечения улицы Фархадской и Усмона Носира, у Южного железнодорожного вокзала и автостанции «Самарканд». Выходы предусмотрены на площадь перед зданием вокзала в существующий подземный переход под железнодорожными путями станции «Южный вокзал» и в строящийся городской пешеходный переход под улицей Усмона Носира. Конструктивное решение станции предусматривает возможность продления линии.


Архитектура станций разрабатывается в соответствии с особенностями застройки в районах их расположения. Выразительность и узнаваемость станций предусматривается достигнуть разнообразными объёмно-пространственными решениями: отделкой мрамором, гранитом, использованием керамики, металла, стекла и новейших отделочных материалов. Образности и адресности архитектурных решений намечено достичь путём синтеза монументально-декоративного искусства и дизайна. Разработка станций ведётся архитекторами института Ташметропроект, внёсшими большой вклад в создание запоминающихся обликов станций Ташкентского метрополитена: станция «Тукимачи» — архитектор А. Н. Адылова (станции «Мустакиллик майдони», «Машинасозлар»); станция «Бобир» — архитектор А. Табибов (станции «Узбекистан», «Ташкент»); станция «Усмон Носир» — архитектор Ф. Музаффарова (станции «Беруни», «Ташкент»); станция «Жанубий» — архитектор Я. М. Мансуров (станции «Алишер Навои», «Хамид Алимджан»).

Перед архитекторами Ташметропроекта стоят ответственные задачи в решении как архитектурных особенностей станций этих линий, так и ряда общих проблем (более чёткая система информации, промышленная эстетика служебных помещений, уменьшение трудоёмкости отделочных работ, исключение мокрых процессов, борьба с шумом, вибрацией и т. п.). Необходимо улучшать планировочные решения подземных переходов и вестибюлей, обратить внимание на их связь с наземной частью города.

Стремление к удовлетворению новых функциональных и художественных требований открывает перед архитекторами широкие перспективы создания сооружений метрополитена, в которых будут воплощены наиболее прогрессивные тенденции современного этапа развития зодчества Узбекистана.

…Не случайно всё-таки, что многие станции метро носят имена выдающихся мыслителей, поэтов, писателей. Ежедневное общение с вечными образами, созданными ими, с изваянной руками архитекторов, строителей, скульпторов, народных мастеров красотой придаёт поэзию даже рядовой поездке на работу. И заставляет ташкентцев соответствовать своему великолепному метрополитену.

Побывавший недавно в Ташкенте Николас Монтагнон, представитель французской фирмы, поставляющей оборудование и механизмы метрополитенам десятков стран мира, был поражён устойчивой работой технических средств, порядком, чистотой и великолепным оформлением станций Ташкентского метро. Это же отмечают все гости столицы Узбекистана, сравнивая станции «подземки» с дворцами или картинными галереями.

Часть 6



[1 наблюдающий участник] 
Эта страница последний раз была изменена 1 мая 2015 в 17:19, автор изменения — участник Энциклопедия нашего транспорта Anakin. В создании приняли участие: участник Энциклопедия нашего транспорта Workweek
info2008 ≤co-бa-кa≥ nashtransport.ru
«Наш транспорт» © 2009—2017
Rambler's Top100