Logo name

Железнодорожники в Великой Отечественной войне 1941—1945 (книга, часть 14)



Материал из Энциклопедия нашего транспорта

Перейти к: навигация, поиск

Часть 13

Содержание

Глава шестнадцатая. Победу ковали все

В авангарде социалистического соревнования

Ф. Т. Шишов — маневровый диспетчер станции Усяты (Прокопьевск) Томской железной дороги
И. Ф. Панин — машинист паровоза депо Москва-Сортировочная Московско-Рязанской железной дороги, Герой Социалистического Труда
И. П. Блинов — машинист паровоза депо Курган Южно-Уральской железной дороги, Герой Социалистического Труда
П. А. Агафонов — машинист паровоза депо Челябинск Южно-Уральской дороги, руководитель паровозной колонны
описание

|320px|thumb|right|М. А. Казанцев — путевой обходчик Свердловск-Пассажирской дистанции пути Свердловской железной дороги, Герой Социалистического Труда]]

Н. А. Старков — начальник Карагандинской железной дороги (1940—1943), заместитель начальника Центрального управления локомотивного хозяйства НКПС (1943—1944), заместитель начальника Омской дороги (1944—1945), заместитель начальника Урало-Сибирского округа железных дорог (1949—1950)
Т. В. Фёдорова — начальник смены, участка (1941—1948), начальник строительства № 20, строительно-монтажного управления № 3 (1948—1961), заместитель начальника Московского метростроя (с 1961 года), Герой Социалистического Труда

Путь к победе в Великой Отечественной войне пролегал через ожесточённые сражения, величайшие тяготы и испытания. Каждый шаг на этом пути, каждый из 1418 военных дней стали незабываемыми страницами истории нашего Отечества, повествующими о беспримерном подвиге миллионов советских людей на фронте и в тылу, об их стойкости, мужестве и героизме.

Выстоять на фронте, победить коварного врага можно было, только сконцентрировав воедино усилия фронта и тыла. И тыл снабжал войска боеприпасами и продовольствием, всем необходимым. Призыв «Всё для фронта, всё для победы!» явился определяющим в жизни советских людей. Железнодорожный транспорт обеспечивал надёжную связь тыла с фронтом, функционирование экономики страны.

С первых дней войны на всех железных дорогах и предприятиях транспорта широко развернулось социалистическое соревнование. Железнодорожники пересматривали принятые в мирное время социалистические обязательства и принимали новые, повышенные.

Паровозные машинисты, помощники машинистов и кочегары брали на себя обязательства водить тяжеловесные поезда с высокими скоростями, экономить топливо, выполнять промывочный ремонт локомотивов своими силами.

Работники депо соревновались за высокое качество ремонта паровозов, старались всемерно сокращать время на экипировку машин, экономить горюче-смазочные материалы.

Диспетчеры, дежурные по станциям и составители поездов добивались чёткого продвижения поездов и в первую очередь воинских, старались безупречно формировать составы, как можно полнее использовать грузоподъёмность вагонов, ускоряли погрузку и выгрузку. В обязательствах движенцев было предусмотрено соблюдение особой бдительности при манёврах.

Путейцы принимали обязательства внимательно следить за состоянием пути, образцово содержать и своевременно ремонтировать его, обеспечивая безопасность движения, усилили надзор за мостами и другими искусственными сооружениями.

Конкретные социалистические обязательства принимались вагонниками, связистами, энергетиками, работниками других профессий.

ЦК профсоюза рабочих железных дорог Центра, обсудив в июле 1941 года вопрос о соревновании на дорогах, подчеркнул, что чёткой, слаженной и самоотверженной работой железнодорожники должны обеспечить бесперебойное функционирование промышленности и доставку всего необходимого для фронта.

Немало новых форм социалистического соревнования появилось в начале войны: соревнование на одну поездку или смену; движение двухсотников, трёхсотников; движение за совмещение профессий, овладение новыми специальностями. Итоги выполнения обязательств подводились сразу же по окончании трудового дня. На летучих сменных и бригадных совещаниях, где также обобщали опыт лучших, вскрывали недостатки, намечали пути их устранения.

Придавая исключительно важное значение дальнейшему развитию лунинского движения, Наркомат путей сообщения в январе 1942 года дал специальное указание руководителям железных дорог, предприятий, организаций повсеместно и настойчиво внедрять метод Лунина.

К 1 марта 1942 года по-лунински трудилось уже 7826 паровозных бригад. Это дало возможность почти в 4 раза снизить объём межпоездного ремонта, сохранить парк локомотивов в работоспособном состоянии. Пробег паровозов от одного подъёмочного ремонта до другого в 1942 году возрос против довоенного года на 24 процента.

В ответ на первомайские призывы Центрального Комитета партии работники железнодорожного транспорта в 1942 году, поддержав инициативу железнодорожников Московского узла, включились во Всесоюзное социалистическое соревнование за усиление помощи фронту. Развернулась борьба за быстрейшее продвижение поездов, лучшее использование технических средств транспорта, экономию топлива и материалов, чёткую и бесперебойную работу стальных магистралей.

Государственный Комитет Обороны 19 мая рассмотрел представленные НКПС и центральными комитетами профсоюзов железнодорожников условия Всесоюзного социалистического соревнования железнодорожников и одобрил их. Для лучших коллективов железных дорог и предприятий транспорта, добившихся наивысших показателей среди таких же подразделений, было учреждено 9 переходящих Красных знамён ГКО, а для коллективов, занявших вторые места в соревновании — 52 переходящих Красных знамени НКПС.

Этим было положено начало Всесоюзного социалистического соревнования коллективов железных дорог и предприятий транспорта, регулярному подведению его итогов.

В сентябре 1943 года число Красных знамён ГКО было увеличено до 18, а НКПС — до 83.

Всесоюзное социалистическое соревнование дало новый толчок дальнейшему распространению и внедрению прогрессивных методов труда. Оно стало мощным рычагом подъёма трудовой активности работников железнодорожного транспорта, помогало успешно решать поставленные задачи.

Итоги соревнования подводились ежемесячно, была обеспечена их широкая гласность. О достижениях передовиков рассказывали центральная и местная печать, радио.

Организатором соревнования диспетчеров и работников станции на одно дежурство, диспетчеров и поездных бригад на одну поездку явился поездной диспетчер из Дебальцева Н. П. Водважко. Составив план на дежурство, он обязательно знакомил с ним исполнителей, проводил с участием работников станций и поездных бригад анализ графиков исполненного движения. Передовой диспетчер добивался скоростной обработки поездов на станциях и быстрого продвижения их по участкам. Увеличил провозную способность перегонов за счёт рассредоточенного набора воды паровозами на участке.

Диспетчер Ртищевского отделения Ф. М. Козлов в конце 1941 года, когда на прифронтовых железных дорогах и дорогах ближнего тыла скопилось большое количество вагонов с эвакуируемыми грузами, а навстречу к фронту шли воинские поезда, часть маневровой работы по формированию поездов, проводившейся обычно на сортировочных станциях, перенёс на промежуточные. Организовал на них подформирование поездов, пополнение веса составов, формирование из разборочных поездов транзитных. Это повысило маневренность в работе и создало условия для быстрого продвижения поездов. Диспетчеры многих отделений дорог применяли метод Ф. М. Козлова при затруднениях в пропуске поездов через узлы.

Одним из инициаторов организации прямых фронтовых маршрутов был инженер Г. В. Гленбоцкий, возглавлявший в конце войны особую группу по маршрутизации перевозок на Южной дороге.

Новый метод организации движения поездов предложил диспетчер Курского отделения движения Московско-Курской дороги В. А. Филиппов. Участок, на котором он работал, до войны был двухпутным, но восстановили его в основном как однопутный, только на части перегонов были две нитки. Станционных путей тоже стало меньше, техническое оснащение линий уступало довоенному.

Диспетчер Филиппов так организовал движение поездов, чтобы однопутные перегоны не лимитировали пропускную способность участка. Скрещение поездов производил преимущественно на двухпутных перегонах. С машинистами наладил связь при помощи записок, которые передавались им на ходу поезда. В записках диспетчер указывал машинистам, как проехать ту или иную станцию, сколько надо нагнать минут на том или ином перегоне. Новый способ регулирования движением поездов позволил повысить на 9 километров в час участковую и на 3,9 километра техническую скорость.

Улучшению использования средств транспорта и быстрейшей обработке составов на углепогрузочных станциях, приобретавших особое значение в годы войны, способствовало внедрение метода маневрового диспетчера станции Усяты (Прокопьевск) Томской дороги Ф. Т. Шишова и диспетчера треста Прокопьевскуголь И. Ф. Лычакова. Сущность почина состояла в том, что впервые работа станции и подъездных путей промышленных предприятий была организована по единому технологическому процессу, предусматривавшему параллельность операций по обработке составов, специализацию подъездных и станционных путей, чёткое оперативное командование движением поездов как на станциях, так и в транспортных цехах промышленных предприятий.

Благодаря согласованным действиям железнодорожников и работников подъездных путей угольные маршруты обрабатывались на станциях вдвое быстрее, чем по нормативам.

Почин Ф. Т. Шишова и И. Ф. Лычакова одобрил Новосибирский обком партии. Этот передовой опыт широко использовали на других погрузочных станциях. Единый технологический процесс эффективно внедрялся железнодорожниками и шахтёрами Донбасса, Орджоникидзевской магистрали и нефтеперерабатывающих заводов Северного Кавказа, в морских портах Дальнего Востока, на железнодорожных станциях и подъездных путях промышленных предприятий Урала и Сибири.

Немало новаторских приёмов и методов применяли составители. В условиях, когда в вагонном парке имелось большое количество двухосных вагонов с винтовой стяжкой, без автоматического тормоза, требовались особое внимание, большая осторожность и умение при формировании поездов. Вот как об этом рассказывает писатель Виктор Астафьев в книге «Последний поклон», познавший труд составителя в военное время. «Железнодорожный состав, — пишет он, — это продуманное и довольно сложное сооружение, в котором всё рассчитано по осям, тормозам, тоннажу, по возможностям локомотива, по длине станционных путей, словом, с учётом многих технических условий движения поездов…»

Максимально используя резервы производства, применяя прогрессивную технологию, составитель поездов станции Топки коммунист И. О. Инайтус в начале войны предложил уплотнить своё рабочее время по формированию поездов, что позволило высвободить один маневровый паровоз и работающие с ним составительские бригады. Инициатива была одобрена узловым парткомом и широко поддержана в других коллективах Томской дороги.

На Приморской железной дороге широкое распространение получила инициатива составителя поездов станции Ворошилов-Уссурийский А. С. Козлова, который обрабатывал транзитные поезда в 3 раза быстрее, чем установлено по норме. Только в 1942 году за счёт внедрения этого почина на дороге сэкономили 700 тысяч вагоно-часов.

Среди активных участников лунинского движения был один из передовых машинистов депо Москва-Сортировочная Московско-Рязанской дороги И. Ф. Панин. В годы войны, применяя передовые приёмы ухода за локомотивом, он содержал свой паровоз в отличном состоянии, увеличив объём ремонтных работ силами самой бригады, что было очень важно в условиях нехватки ремонтных кадров в депо.

Бригада И. Ф. Панина в самых сложных условиях, несмотря на бомбардировки авиации противника, систематически перевыполняла задания по среднесуточному пробегу локомотива, умело применяя рациональные приёмы отопления паровоза тощими подмосковными углями.

Многие машинисты упорно изыскивали резервы увеличения пропускной способности линий.

Старший машинист депо Курган Южно-Уральской дороги И. П. Блинов явился одним из инициаторов вождения тяжеловесных поездов, движения машинистов-пятисотников, добивавшихся среднесуточного пробега паровозов 500 километров. Он довёл пробег паровоза без подъёмочного ремонта до 121 тысячи километров.

Локомотивные бригады паровозных колонн имени ГКО по примеру передовых машинистов Южно-Уральской дороги П. А. Агафонова, И. П. Блинова, М. И. Куприянова (депо Златоуст) увеличивали межремонтный пробег локомотивов, водили тяжеловесные поезда строго по графику, овладевали разными специальностями и выполняли текущий ремонт паровозов своими силами.

Одна лишь Южно-Уральская дорога за 1943 год организовала продвижение почти девяти тысяч тяжеловесных поездов. В них дополнительно перевезли около семи миллионов тонн грузов. Для доставки такого количества грузов дороге понадобилось бы дополнительно около 4700 поездов. Бригада машиниста А. М. Угрюмова из депо Курган перевезла сверх весовой нормы 159 тысяч тонн груза. Мастерами вождения тяжеловесов зарекомендовали себя тысячи машинистов, приложившие немало сил и смекалки, чтобы техника, боеприпасы, всё необходимое быстрее доставлялись к фронту.

Эффективным средством ускорения продвижения вагонопотоков явилось спаривание (один состав вместе с ведущим паровозом прицепляется к хвосту другого) и сдваивание поездов.

Технология, позволявшая увеличивать провозную способность линий в самое трудное время, внедрялась настойчиво. Об этом свидетельствует одно из решений Наркомата путей сообщения. 8 августа 1941 года организовали опытные поездки на участке Москва-Сортировочная — Муром спаренного и строенного поездов, а спустя несколько дней начальникам Южно-Уральской, имени В. В. Куйбышева, Пензенской, Юго-Восточной, Московско-Донбасской, Северо-Донецкой, Южно-Донецкой и Сталинской железных дорог и начальникам политотделов направляется указание Наркомата приступить немедленно к организации движения спаренных поездов на направлениях Купянск — Валуйки, Балашов — Пенза — Кузнецк — Куйбышев. Указанием определялся порядок формирования и пропуска таких поездов, обслуживания локомотивами. Требовалось осуществить меры по усилению формирования поездов, организовать работу так, «чтобы передача спаренных поездов ни в коем случае не привела бы к уменьшению количества передач поездов от установленных размеров движения».

Подробный порядок пропуска поездов был утверждён заместителями наркома путей сообщения К. И. Филипповым и Г. В. Ковалёвым. Организация движения спаренных поездов поручалась специалистам НКПС Д. П. Заглядимову, С. В. Земблинову, А. И. Середину, В. К. Макарову, Б. В. Межецкому, С. П. Долгову.

Осенью 1941 года, когда недостаток в локомотивных бригадах становился всё острее, лучшие машинисты депо Чусовская Свердловской железной дороги решили работать на двух электровозах, соединённых по системе многих единиц. Инициатором патриотического начинания был коммунист И. Л. Чурин. Он первым начал водить двумя электровозами поезда тройного веса.

В 1943—1944 годах коллектив колонны электровозов взял обязательство довести пробег между подъёмочными ремонтами до 75 тысяч километров при норме 50 тысяч. Одновременно электровозники решили вдвое сократить простой локомотива в периодическом ремонте и большую часть его производить собственными силами.

В депо создали установку для обточки колёсных пар без выкатки их из-под электровозов, что дало возможность значительно удлинить срок службы бандажей локомотивов.

Благодаря проведённым техническим мероприятиям, высокому качеству планового ремонта с участием локомотивных бригад, умелому содержанию электровозов принятые обязательства были перевыполнены. Электровоз И. Л. Чурина пробежал до подъёмочного ремонта более 80 тысяч километров.

Инициатива новаторов будила мысль к широкому поиску путей совершенствования работы, эффективного использования техники, повышения производительности труда.

Новосибирский машинист Георгий Казадаев широко применял кольцевую езду. В первой декаде апреля 1944 года он за 15 часов 28 минут проехал по кольцу на своем паровозе но маршруту Новосибирск — Чулымская — Новосибирск — Болотная — Новосибирск, преодолев расстояние в 520 километров. Суточный пробег локомотива составил 840 километров. Этот опыт был тщательно изучен в службе локомотивного хозяйства Томской дороги, обобщён и рекомендован к распространению. К концу года большинство машинистов дороги применяли кольцевую езду. На соседней Омской дороге по примеру Казадаева работало несколько сотен машинистов.

В августе 1942 года знатный машинист Ярославской дороги А. П. Папавин докладывал Председателю Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинину: «Обещание довести пробег локомотива без обточки колёсных пар до 100 000 километров бригада перевыполнила на 63 километра. Принято новое обязательство: довести пробег между капитальными ремонтами до 1100 тысяч и между обточками до 150 тысяч километров».

Инициативу Папавина подхватили во всех депо сети. В годы войны стали «миллионерами» машинисты депо Улан-Удэ Забайкальской дороги Асеев и Кочуров, депо Курорт-Боровое Карагандинской дороги Н. С. Милейко и В. И. Сумкин, паровозы которых пробежали между капитальными ремонтами более миллиона километров.

В депо Курорт-Боровое образцово содержали паровозы и водили тяжеловесные поезда женские локомотивные бригады в составе А. Полчак, Т. Ковалевской, К. Нохриной, Т. Шиловой.

«Солидным вкладом в науку о паровозе» назвал академик С. П. Сыромятников предложения машиниста депо Узловая Московско-Донбасской железной дороги К. Я. Золотарёва по совершенствованию узлов паровозов, удлинению срока их службы, предупреждению неисправностей во время эксплуатации. Разработанное им совместно с кандидатом технических наук Гордеевым дымовытяжное устройство повысило паропроизводительность котла, а экономия топлива при его внедрении в ряде депо достигла шести процентов.

Применяя на своём паровозе многие технические новшества, Золотарёв содержал паровоз в исправном состоянии и добивался эффективного его использования.

Социалистическое соревнование помогло решить одну из наитруднейших проблем — топливную. При отоплении паровозов, следуя почину машиниста депо Вологда Северной дороги В. И. Болонина, всё больше использовались дрова. Если в 1940 году дрова в общем балансе паровозного топлива составляли 0,7 процента, то в 1943 году — около 11 процентов.

Во многих депо активно поддержали почин машиниста депо Тула Д. А. Коробкова, значительно перевыполнявшего нормы технической скорости и экономившего топливо при отоплении паровоза бурым низкокалорийным углём.

Машинисты депо Промышленная М. Кочурин и депо Рубцовск Ф. Левичев обязались каждый месяц экономить по 20 тонн угля. Новосибирский обком партии, политотдел Томской дороги поддержали почин и обязали политотделы отделений, горкомы и райкомы партии, партийные и профсоюзные организации транспортных предприятий распространить передовой опыт среди всех паровозных бригад. Инициатива вскоре вышла за пределы магистрали: «двадцатитонники» появились на всех дорогах сети.

Старший машинист депо Нижнеднепровск-Узел А. А. Алексеев устанавливал режим отопления паровоза различными марками угля и изгари с учётом профиля пути и веса поезда. Это позволило более экономно расходовать топливо, увеличить скорость движения.

В условиях нехватки кадров важное значение имело стремление передовиков производства выполнять возложенную на них работу с меньшим количеством людей. Много последователей нашлось у машиниста паровозного депо Сергач Горьковской дороги Г. П. Пряхина и помощника машиниста И. Т. Горбунова, барабинских паровозников Ф. Д. Конева и В. П. Гнетулло, выступивших с почином работать без кочегара. Наркомат поддержал эту инициативу и принял решение — заработную плату кочегара полностью оставлять в распоряжении бригады, работающей в два лица.

Работники вагонного хозяйства в то напряжённое время нашли немало способов ускорения работы перевозочного конвейера. Широкое распространение получил безотцепочный ремонт вагонов. Довоенная технология, естественно, не могла удовлетворять требованиям срочных, в особенности воинских, перевозок. Ведь на отцепку от проходящих составов неисправных вагонов, их отправку в депо и ремонт уходили многие часы. Порой приходилось производить перегрузку, чтобы освободить вагоны. Это приводило к значительным потерям времени. Тогда и родился почин — вынести часть деповского оборудования на станционные междупутья и ремонтировать подвижной состав, не расформировывая поезда.

Уже в зиму 1941/42 года безотцепочный ремонт вагонов производился не только в прифронтовой полосе, но и в глубоком тылу. Работали при морозах, буранах. Прямо на станционных путях меняли сцепки, тормозные приборы, на многих станциях — даже «больные» колёсные пары выкатывали из-под вагонов и заменяли исправными.

Во многих вагонных депо не хватало производственных площадей, люди трудились под открытым небом. В Ворошилове-Уссурийском и Первой Речке Дальневосточной дороги под открытым небом собирали вагоны, поступающие по морю из США и Канады. Жгли костры, чтобы отогреть озябшие руки. Деповские умельцы придумали при этом десятки и сотни приспособлений, благодаря которым им удавалось выигрывать время.

В вагонном депо Новосибирск бригада П. Якунина отремонтировала шесть четырёхосных грузовых вагонов за 9 часов. По нормам на эту работу должно было уйти времени в 8 раз больше (76 часов). На ремонте вагонов уже в первые месяцы войны на дорогах Западной Сибири производительность труда возросла вдвое.

В вагонных депо Забайкальской дороги строили саморазгружающиеся платформы с деревянными бортами для перевозки угля. Этот подвижной состав эксплуатировался всю войну, и дорога сократила до минимума затраты времени на выгрузку паровозного топлива.

Резко возрастал объём ремонта подвижного состава в вагонных депо. Освоить эти работы помогала более совершенная организация и резкое повышение производительности труда каждого работника, внедрение рационализаторских предложений, внесённых рабочими, инженерами, командирами производства. На Куйбышевской дороге до войны ремонтировали за год около 10—12 тысяч вагонов (всеми видами ремонта), в 1942 году — 41 211, в 1943 — 44 тысячи, или в 4 раза больше. А всего за войну вагонные депо дороги выпустили из ремонта почти 155 тысяч вагонов. При этом многие из них в депо прошли капитальный ремонт.

Численность работников вагонного хозяйства сократилась более чем на 15 процентов, но знания, мастерство, опыт кадровых работников подкреплялись энтузиазмом и самоотверженностью молодых, и это позволяло справляться с выполнением производственных заданий.

Немало патриотических починов рождалось в подразделениях путевого хозяйства железных дорог.

Путевой обходчик Свердловской дистанции пути М. А. Казанцев весной 1943 года предложил своим коллегам, работавшим по соседству, скооперироваться для проведения весенне-летнего ремонта пути. Всё необходимое, считал он, можно сделать без привлечения специализированных ремонтных бригад в свободное от дежурства время. Первый же выход на участок показал, что такая бригада путеобходчиков не только не уступает специализированным, но даже кое в чём превосходит их. За 16 дней мая был выполнен объём работ, в полтора раза превышающий месячную норму ремонтной бригады.

Инициативу М. А. Казанцева поддержали Свердловский обком партии и Наркомат путей сообщения. Распространению почина много внимания уделяли хозяйственные руководители, партийные и профсоюзные организации на всех дорогах. В 1944 году на сети железных дорог уже насчитывалось 5080 казанцевских бригад, в которые вошли путевые обходчики, мостовые обходчики и дежурные по переездам. За год казанцевские бригады в свободное от дежурства время произвели планово-предупредительный ремонт более 4 тысяч километров пути и средний ремонт 100 километров. Они заготовили 218 тысяч новых шпал, отремонтировали 369 тысяч старых шпал и сменили в пути 160 тысяч шпал, изготовили 57,5 тысячи и отремонтировали 240 тысяч снеговых щитов.

Казанцевское движение характерно и тем, что в процессе работы росли опытные бригадиры и дорожные мастера из числа путевых обходчиков.

Инициатива М. Л. Казанцева высоко оценена. Ему присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Е. И. Мальцева стала мостовым мастером Шадринской дистанции пути Южно-Уральской дороги незадолго до войны. К концу 1942 года под её руководством всё мостовое хозяйство привели в хорошее состояние. Вверенные ей сооружения и в войну и в последующие годы были образцовыми по содержанию. Успех пришёл потому, что Е. И. Мальцева глубоко изучила хозяйство, своевременно и умело организовывала ремонтные и профилактические работы. По её инициативе была введена балльная оценка содержания мостов и других искусственных сооружений.

Метод Мальцевой получил широкое применение на всех железных дорогах. За новаторскую работу она была удостоена Государственной премии.

Самоотверженно трудилась на Томской дороге женская бригада снегоуборочной машины, возглавляемой А. Бибиковой. Она обеспечивала бесперебойную работу одного из важнейших узлов Транссибирского направления — Тайгинского. Во время сильных снегопадов и метелей бригада Бибиковой делала со своей машиной по 15—20 рейсов ежесуточно, а в один из самых напряжённых дней — 27, сумев вывезти 7000 кубометров снега. Нарком путей сообщения объявил экипажу А. Бибиковой благодарность.

Работники пассажирского хозяйства старались не только выполнить свои обязанности, но проявляли особую чуткость к пассажирам, искали и применяли новые формы их обслуживания. В этом отношении интерес представляет опыт коллектива вокзала небольшой станции Яр Горьковской дороги. Под руководством эвакуированной А. Г. Тимониной женщины преобразили вокзал и примыкающую к нему территорию, овладели тремя-четырьмя специальностями, обслуживали как кассиры-аладинцы транзитных пассажиров, принимали предварительные заказы на билеты от населения. Внимание каждому прибывшему на станцию и отъезжающему было нормой их работы.

В условиях военного времени затруднилось снабжение предприятий железнодорожного транспорта материалами, запасными частями. Эта острая проблема решалась прежде всего путём организации производства многих деталей и запасных частей в мастерских депо и на заводах транспорта.

В локомотивном депо Акмолинск инженер Махтин сконструировал специальный волочильный стан, разработал технологический процесс производства медных труб холодильников для паровозов серии СОК. Стан полностью удовлетворял потребности в этих трубах Карагандинской дороги и частично соседних дорог. Вскоре соорудили такие станы во многих депо, где содержались паровозы этой серии.

На Московско-Рязанской, Туркестано-Сибирской, Карагандинской, Пермской и других дорогах к началу 1944 года организовали производство почти всех запасных частей, необходимых для ремонта паровозов, вагонов, пути. На Московско-Рязанской дороге доля собственной продукции в общем расходе запасных частей и материалов составила: по стрелочным переводам — 94 процента, накладкам — 98, болтам и костылям — 100, шпалам — 45, вагонным рессорам — 90, вагонным буксам — 80, подшипникам — 70 процентов. Своими силами дорога выпускала металлопродукции на 12 миллионов рублей.

На Семёновской дистанции пути Горьковской дороги освоили производство стрелочных переводов и крестовин. Себестоимость их была на 200 рублей ниже, чем довоенных заводского изготовления. Работами руководил начальник дистанции пути Ф. И. Катаев. В бригаду по изготовлению крестовин входили мастер М. А. Ульянов, слесарь В. Н. Скурлатов, строгальщики Г. Ф. Тимофеев, Ю. А. и В. А. Маленины.

Работники дистанций сигнализации и связи и электротехнических заводов НКПС наладили изготовление сотен тысяч термитно-муфельных шашек для сварки стальных проводов.

Значительно активизировалось социалистическое соревнование как среди отдельных железнодорожников, так и среди коллективов железных дорог, отделений движения, паровозного хозяйства, станций, депо, вагонных участков, дистанций пути, сигнализации и связи, заводов. Особое значение имело развернувшееся соревнование коллективов углепогрузочных дорог и прежде всего Томской, Карагандинской, Южно-Уральской, Северо-Донецкой, Южно-Донецкой, Московско-Донбасской за бесперебойное обеспечение погрузки и быстрейшее продвижение маршрутов с топливом в пункты назначения.

С огромным напряжением работали коллективы паровозоремонтных, вагоноремонтных и машиностроительных заводов. В связи с сокращением ремонтной базы, вызванным временной оккупацией противником части западных районов страны, эвакуацией 30 заводов на восток требовалось приложить максимум усилий, чтобы удовлетворять потребности железных дорог в ремонте подвижного состава и запасных частях.

Одновременно паровозоремонтные, вагоноремонтные и машиностроительные заводы НКПС выполняли срочные задания Государственного Комитета Обороны по выпуску оборонной продукции.

Коллективы бригад, цехов и участков принимали обязательство быстрее налаживать производство и освоение новой продукции, максимально реализовывать внутренние резервы, внедрять передовые приёмы и методы труда. На заводах получило развитие движение многостаночников.

На ремонтных заводах осваивалось и наращивалось производство оборудования, запасных частей и изделий для предприятий железных дорог. Полтавский паровозоремонтный завод сразу же после частичного восстановления основных цехов наряду с ремонтом локомотивов начал изготавливать поковки для восстанавливаемых мостов и других сооружений. Это была сложная задача, так как по сравнению с довоенным периодом станочный парк сократился с 1180 до 193 единиц, людей не хватало, но коллектив с честью справлялся с выпуском продукции.

Ещё дымились стены взорванных корпусов Даугавпилсского паровозоремонтного завода, а оставшиеся несколько цехов изготовляли различный инструмент, чугунное литьё и металлоизделия.

Большую помощь запасными частями оказывали дорогам Канашский, Московский и Новороссийский вагоноремонтные заводы, Люблинский литейно-механический завод и другие.

Хорошие результаты достигались благодаря творческой активности трудящихся, организаторской работе хозяйственных руководителей, партийных, профсоюзных и комсомольских организаций.

Лучшие из лучших работников заводов сталевар мартеновских печей Люблинского литейно-механического завода А. Г. Звездин, начальник комплексной бригады Улан-Удэнского паровозоремонтного завода Г. И. Коваленко, начальник цеха Барнаульского вагоноремонтного завода Ф. И. Львов удостоены высокого звания Героя Социалистического Труда.

Активно включились во Всесоюзное социалистическое соревнование коллективы Московского метрополитена (начальник И. С. Новиков) и Московского метростроя (начальник М. А. Самодуров). Строители столичного метро в сложных условиях при недостатке материально-технических средств сооружали тоннели и станции третьей очереди метрополитена. Заводы Метростроя, электромонтажные и механические мастерские шахт изготавливали оборудование, конструкции. Практическую помощь строителям в этом оказывал Наркомат путей сообщения, в ведении которого тогда находился Метрострой. Большое внимание метростроевцам уделял Московский городской комитет партии. Когда возникла проблема изготовления чугунных тюбингов, он привлёк к их отливке Московский автозавод. В суровые годы войны на строительстве метро многое было сделано женскими руками. Женщины работали на креплении в забоях, на уборке породы, проходчиками, взрывниками. Одну из передовых смен тогда возглавляла Т. В. Фёдорова. Позднее её назначили начальником шахты, а потом она стала заместителем начальника Метростроя.

В ходе социалистического соревнования на строительстве метрополитена достигались высокие скорости проходки по перегонам и станционным тоннелям.

Партийные, профсоюзные и комсомольские организации, хозяйственные руководители направляли организаторскую и массово-политическую работу на развитие социалистического соревнования, обобщали передовой опыт новаторов производства, широко распространяли его на предприятиях железнодорожного транспорта. При этом учитывалось, что за время войны на транспорт пришло много молодёжи и надо было учить её на передовом стахановско-кривоносовском опыте. Всемерно поддерживались начинания старых кадровых рабочих, которые путём шефства и других форм взаимопомощи поднимали квалификацию, обучали новые кадры и передавали им свой богатый опыт.

В управлениях НКПС постоянно следили за всеми новшествами, появлявшимися на линии, обобщали передовой опыт и контролировали его внедрение. Часто о введении новшеств издавались специальные приказы.

Полезную работу в этом направлении проводил Центральный дом техники НКПС. Для пропаганды передового опыта широко использовались инструкционные вагоны, которые были специализированы по основным отраслям железнодорожного хозяйства. Специалисты, выезжавшие на линию, обучали железнодорожников передовым приёмам и методам работы в условиях военного времени. Занятия велись как в самих вагонах, так и на рабочих местах. Особое внимание уделялось методам вождения поездов при воздушных налётах, ремонту подвижного состава в прифронтовых условиях, экономии топлива, смазки и материалов.

Непосредственное участие в пропаганде и распространении передового опыта принимала Центральная научно-техническая библиотека (ЦНТБ) НКПС. Она осуществляла методическое руководство сетью транспортных библиотек (700 дорожных, линейных и заводских, 2000 школьных, 12 вузовских, 73 в техникумах), снабжала библиотеки освобождённых районов книжным фондом — поставила им 676 134 книги. В ЦНТБ специалисты НКПС, железных дорог, различных транспортных организаций могли получить нужную информацию.

Творческая инициатива и самоотверженный труд железнодорожников, порождённые высоким советским патриотизмом, с особой силой проявились в годы войны. Развитие стахановско-кривоносовского движения на транспорте в этот период знаменовало собой новую ступень в социалистическом соревновании железнодорожников. Появилось много ценных починов, прогрессивных методов и форм работы. Выдвинулась целая плеяда передовых коллективов дорог и отделений, станций и депо, вагонных участков, дистанций пути, заводов и других предприятий транспорта.

Особо отличившимся предприятиям в выполнении и перевыполнении государственных заданий на протяжении всей войны вручены на постоянное хранение знамёна Государственного Комитета Обороны и НКПС.

Знамёна Государственного Комитета Обороны:

железным дорогам — Закавказской, Октябрьской, Юго-Восточной, Московскому метрополитену, Лискинскому отделению движения Юго-Восточной, паровозным отделениям и депо — Вологда Северной, Топки Томской, станции Перово Московско-Рязанской, Златоустовскому вагонному участку Южно- Уральской, Тюменской дистанции пути Свердловской, Мурманской дистанции сигнализации и связи Кировской дороги, Люблинскому литейно-механическому и Красноярскому паровозоремонтному заводам, Управлению военно-восстановительных работ № 3, строительству № 62, Управлению строительно-восстановительных работ Юго-Западной дороги, Московскому метрострою, Ялуторовскому лесозаводу.

Знамёна НКПС:

железным дорогам — Орджоникидзевской, Сталинской, Московско-Донбасской, Кировской, Приморской, Томской, Северо-Донецкой, Московско-Окружной;

отделениям движения — Бологовскому Октябрьской дороги, Основянскому Южной, Краснодарскому Северо-Кавказской, Дебальцевскому Северо-Донецкой, Днепропетровскому Сталинской, Топкинскому Томской, Надеждинскому Свердловской дороги;

станциям — Мурманск Кировской дороги, Батайск Северо-Кавказской, Лосиноостровская Ярославской, Махачкала Орджоникидзевской, Батраки Куйбышевской, Усяты Томской, Дубровка Южно-Уральской, Ясиноватая Южно-Донецкой, Ворошилов-Уссурийский Приморской дороги;

Московскому пассажирскому отделению Ярославской, вокзалу станции Москва-Пассажирская Московско-Рязанской дороги;

паровозным отделениям и депо — Москва-Сортировочная Московско-Рязанской дороги, Боготол Красноярской, Зуевка Пермской, Кировабад Азербайджанской, Курган Южно-Уральской, Ружино Приморской, Купянск Северо-Донецкой, Волховстрой Кировской, Юдино Казанской, Чарская Туркестано-Сибирской, Волноваха Южно-Донецкой дороги;

паровозным депо — Калинин Октябрьской дороги, Свердловск-Пассажирский Свердловской дороги;

электровозному депо Кандалакша Кировской дороги;

вагонным участкам — Ясиноватскому Южно-Донецкой дороги, Инскому Томской, Ховринскому Октябрьской, Пензенскому Куйбышевской, Первая Речка Приморской, Сталинградскому Сталинградской, Киевскому Юго-Западной дороги;

вагоноремонтному пункту Коноша Северной дороги;

Свердловским вагоноколёсным мастерским Свердловской дороги;

дистанциям пути — Московской Ярославской дороги, Исиль-Кульской Омской, Шалинской Пермской, Поворинской Юго-Восточной, Акмолинской Карагандинской, Батайской Северо-Кавказской, Минской Западной, Маритуйской Восточно-Сибирской;

машинно-путевой станции № 51 Кировской дороги;

дистанциям сигнализации и связи — Московской Ярославской дороги, Тихорецкой Северо-Кавказской, Ясиноватской Южно-Донецкой дороги;

заводам — электротехническому Московско-Курской дороги, Калужскому машиностроительному, Вологодскому паровозоремонтному, Уфимскому паровозоремонтному, московскому «Машиностроитель», Барнаульскому вагоноремонтному, Канашскому вагоноремонтному, «Памяти революции 1905 года», Клюквенскому заводу огнеупоров;

управлениям военно-восстановительных работ — № 20, 5, 2;

горему № 7;

мостовосстановительному отряду № 402;

мостопоезду № 407;

строительствам — Сталинско-Магнитогорской магистрали, № 97/2, 165, 31/38, 18, 101;

управлениям строительно-восстановительных работ — Белорусской, Октябрьской, Московско-Киевской дорог;

строительствам метростроя № 1 и 10;

Плесецкому и Тугулымскому лестрансхозам;

пятой Московской типографии Трансжелдориздата.

Всем этим предприятиям одновременно вручены грамоты ВЦСПС и Министерства путей сообщения.

Коллективы награждённых предприятий гордились и всегда будут гордиться вкладом, внесённым ими в победу советского народа в Великой Отечественной войне.

Вклад учёных и специалистов

Академик В. Н. Образцов
Академик Г. П. Передерий
Академик С. П. Сыромятников
И. К. Матросов — изобретатель автотормозов
Ф. П. Казанцев — изобретатель автотормозов
К. Г. Протасов — начальник отдела ГУВВРа НКПС (1942—1945), ректор Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта (1951—1966), профессор, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники РСФСР
Д. Д. Бизюкин — проректор Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта (1939—1954), профессор, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники РСФСР
В. И. Платов — создатель путеукладчиков, заслуженный изобретатель РСФСР
В. X. Балашенко — создатель путевых машин, заслуженный изобретатель РСФСР
М. И. Вахнин — профессор, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники РСФСР
Научные работники Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожного транспорта А. М. Брылеев и Н. М. Фонарёв в лаборатории автоблокировки института
Академик Т. С. Хачатуров

Война требовала быстрого и эффективного решения множества сложнейших проблем, связанных с работой железных дорог в чрезвычайных условиях. Надо было разработать принципиально новые методы организации перевозок, управления движением поездов, искать и находить способы увеличения пропускной и провозной способности линий и направлений, восстановления железнодорожных коммуникаций, ремонта и содержания техники, замены дефицитных материалов, экономного использования материально-технических ресурсов. Над решением этих проблем работали виднейшие учёные транспорта. Их фундаментальные знания, богатый опыт помогали находить выход из труднейших положений. Коренным образом изменились тематика и организация научных исследований.

Разработкой важнейших научных исследований руководили и принимали в них непосредственное участие крупнейшие учёные железнодорожного транспорта нашей страны — академики В. Н. Образцов, С. П. Сыромятников, Г. П. Передерий; члены-корреспонденты Академии наук СССР А. В. Горинов, Б. Н. Веденисов, И. И. Николаев, В. В. Звонков, Т. С. Хачатуров; профессора С. В. Земблинов, Г. К. Евграфов, П. С. Дурново, П. Г. Козийчук, П. В. Бартенев, М. В. Винокуров, М. И. Вахнин, Е. В. Михальцев, В. Д. Никитин, А. М. Бабичков, В. В. Повороженко и другие.

Некоторые учёные были назначены на руководящие посты в аппарате НКПС. С. П. Сыромятников являлся главным экспертом по паровозам в Научно-техническом совете при наркоме, П. С. Дурново был заместителем начальника Центрального управления пути. В Центральном управлении движения работали В. Д. Никитин, С. В. Земблинов, В. В. Повороженко, Б. Э. Пейсахзон, Д. П. Заглядимов (впоследствии заместитель председателя Госплана СССР), А. П. Петров, И. Я. Аксёнов и другие. Они на высоком теоретическом уровне решали практические задачи, возникавшие в этот ответственный период.

Проблемами транспорта занималась Комиссия Академии наук СССР по мобилизации ресурсов Урала, Западной Сибири и Казахстана на оборону, которую возглавлял академик В. Л. Комаров. Она рассматривала комплексные вопросы подъёма производительных сил этих районов. При непосредственном участии академика В. Н. Образцова, входившего в состав этой комиссии, решалась рельсовая проблема, был разработан единый технологический процесс работы железнодорожного и промышленного транспорта, изыскивались резервы повышения пропускной и провозной способности железных дорог Урала.

В июле 1941 года в Казани была организована транспортная группа, которую возглавлял академик А. М. Терпигорев. Она разработала способы повышения морозоустойчивости резиновых тормозных рукавов и эмульсионной смазки, очистки спецодежды с сохранением прочности тканей, пропитки валяной обуви против проникновения сырости.

В Новосибирске на базе института военных инженеров железнодорожного транспорта и эвакуированных вузов, научного потенциала институтов Томска под председательством академика С. А. Чаплыгина начал действовать Комитет учёных Западной Сибири. При нём создали транспортную секцию, которая практически решала многие возникавшие проблемы.

Государство шло на огромные материальные и трудовые затраты, чтобы наращивать производственные мощности транспорта. Этого требовали нужды фронта и военной экономики. Надо было срочно усилить существующие линии, построить ряд новых железных дорог, сооружать вторые пути. Потребовалось выполнить значительные работы по развитию станций и узлов на важнейших направлениях сети, восстановлению разрушенных линий, локомотивных и вагонных депо, устройств сигнализации и связи, паровозоремонтных и вагоноремонтных заводов.

В 1941 году были ускорены темпы сооружения Северо-Печорской магистрали протяжённостью более 1000 километров. В сентябре из нескольких пунктов одновременно началась укладка пути, и уже в конце года первый поезд с печорским углём прошёл по новой линии. Достройка линии велась одновременно с перевозкой угля в Ленинград, Горький, Вологду, Архангельск и другие города и морские порты. В этом же году ввели в действие и очень важную линию Обозерская — Сорокская.

В 1942 году построили 3145 километров новых линий. Создали новые коммуникации и рокадные линии для обеспечения питания фронтов и оперативных перевозок.

В годы войны проводились крупные работы по усилению выходов из Кузбасса и Караганды для освоения возросших потоков промышленной и оборонной продукции Сибири, кузнецких и карагандинских углей, получивших особую значимость в период потери Донбасса и Криворожья. В числе важнейших строек этого региона — линия Акмолинск — Карталы протяжённостью 807 километров.

Значительное усиление получила железнодорожная сеть на Урале и выходах с Урала в связи с возросшими транзитным и местным грузопотоками, а также на Среднеазиатском направлении.

Высокие темпы строительства железных дорог в военный период достигались благодаря подготовленности и мобильности проектных организаций, слаженности и чёткому взаимодействию их со строителями. Большую организационную и творческую работу проводил Союзтранспроект, возглавляемый известным проектировщиком В. И. Ледневым.

На наиболее важные стройки направлялись специальные экспедиции. Одной из них была Ташкентско-Джизакская экспедиция Мостранспроекта под руководством молодого инженера, ныне заслуженного деятеля науки и техники БССР, доктора технических наук И. Г. Тихомирова, которая разработала проекты усиления линии Красноводск — Самарканд — Ташкент— Джизак. Повышение провозной способности этой линии было очень важно вследствие нарушения основных железнодорожных связей с Кавказом. В конце 1942 года экспедицию переименовали в Сталинградскую, в начале февраля 1943 года она приступила к восстановлению Сталинградского узла, только что освобождённого Красной Армией от немецко-фашистских захватчиков.

В разработку проектов мостов для сооружаемых линий много ценного внёс академик Г. П. Передерий. Типовые проекты деревянных мостов и труб под железнодорожным полотном широко использовались при восстановлении разрушенных искусственных сооружений.

В годы войны возросли дальность и неравномерность перевозок, концентрация вагонопотоков на решающих направлениях, связывающих фронт с тылом, изменилась структура грузопотока. Повысились требования к использованию пропускной способности участков и станций. Существенно изменилась технология работы станций и узлов. Уже в 1941 году академик В. Н. Образцов, профессора В. А. Сокович, И. И. Васильев и другие обосновали приёмы наращивания мощностей линий, эффективного использования двухпутных участков, дали рекомендации по изменению функций сортировочных и участковых станций по расформированию и формированию поездов, подборке групп вагонов по назначениям, техническому осмотру составов, смене и снабжению паровозов, усилению использования пассажирских, специализированных путей и тупиков.

Молодой учёный, а впоследствии член-корреспондент Академии наук СССР Герой Социалистического Труда А. П. Петров в годы войны развил теорию плана формирования поездов и предложил метод нахождения оптимального варианта. Разработанный под его руководством план формирования создавал условия для быстрейшего продвижения поездов, особенно воинских, и нормальной работы узлов.

Уменьшению простоя вагонов под накоплением и совершенствованию плана формирования поездов посвящены также работы К. А. Бернгарда и А. И. Платонова. М. Л. Забелло исследовала эффективность параллельных весовых норм, разработала план организации кольцевых маршрутов на дорогах Урала и Сибири.

Для повышения пропускной способности однопутных линий важное значение имело предложение Б. М. Максимовича, B. В. Повороженко и И. Б. Сотникова о переносе жезловых аппаратов в помещение стрелочного поста со стороны ограничивающего перегона, что позволяло уменьшить на 4—5 минут станционный интервал скрещения поездов. Немалый эффект давало применение вынесенных в горловины станций постов в условиях двухпутных вставок на отдельных перегонах.

Увеличению пропускной способности и облегчению условий работы станций и узлов, испытывавших затруднения, способствовала реализация предложений учёных о пропуске транзитных поездов по обходам, сокращении интервалов скрещения поездов на станциях, применении скользящей специализации сортировочных путей, изменении условий роспуска вагонов с горок. Широкому внедрению этих предложений помогла разработка теории и обобщение передового опыта регулирования движением поездов и интенсификации работы станций.

Локомотивный парк в годы войны был предметом особого внимания учёных транспорта. Большой вклад в совершенствование конструкций и повышение экономичности паровозов внёс действительный член Академии наук СССР заслуженный деятель науки и техники РСФСР лауреат Государственной премии C. П. Сыромятников. В июне 1942 года по заданию НКПС научные работники Московского электромеханического института инженеров железнодорожного транспорта под руководством С. П. Сыромятникова и доцента В. В. Деева совместно со специалистами депо Рубцовка Томской дороги модернизировали два паровоза серии Эм и испытали их на южных участках дороги. Результаты испытаний показали, что такой паровоз развивает мощность на 20 процентов большую, чем серийный, а расход топлива снижает на 20—30 процентов, обеспечивает высокую экономичность в широком диапазоне поездных форсировок. Эту работу провели в самое тяжёлое время, когда вопрос с топливом стоял очень остро.

В 1943 году С. П. Сыромятников и А. М. Бабичков предложили методику дифференцирования норм расхода топлива на паровозах с учётом профиля пути и веса поезда. Вместе с другими научными сотрудниками С. П. Сыромятников выполнил чрезвычайно актуальную для военного времени работу но переводу паровозов на дровяное отопление. Он обобщил методы рационального отопления паровоза низкосортным местным топливом и лучшего использования топлива. Важной является выполненная С. П. Сыромятниковым фундаментальная работа по расчёту теплового процесса паровоза, а также по методу определения основных размеров и тягово-теплотехнических характеристик новых паровозов.

Ценные рекомендации по модернизации паровозов дал профессор И. И. Николаев, впоследствии член-корреспондент Академии наук СССР. Он создал теорию динамического расчёта паровозов. Много труда в применение теории подобия к тепловым расчётам паровозов вложил профессор П. К. Конаков, работавший под руководством академика М. В. Кирпичёва.

Во Всесоюзном научно-исследовательском институте железнодорожного транспорта В. В. Черников, Л. И. Лансберг, Т. Н. Хохлов и другие интенсивно трудились над завершением безогневой заправки паровозов и её практическим внедрением. Крупное техническое новшество позволяло вместо обычной огневой растопки, требующей длительного времени и значительного количества топлива, приводить паровоз в работоспособное состояние путём заправки паром от стационарной установки. Время на заправку паровозов серии ФД сокращалось на 3 часа и менее мощных паровозов — на 1,5—2 часа. При этом экономия на каждом паровозе составляла около 300 килограммов условного топлива. Безогневая заправка исключала потребность в дровах, что имело большое значение для депо, расположенных в степной полосе. Кроме того, как показали исследования, безогневая заправка намного снижала воздействие на элементы котла (швы, связи), что позволяло сократить объём тяжёлого и дорогостоящего котельного ремонта.

Для обеспечения надёжной работы паровозного парка учёный, в прошлом участник штурма Зимнего дворца, С. Г. Веденкин вместе со специалистами прифронтовых дорог наладил обработку жёстких и коррозионно-активных вод и составил в зависимости от местных условий «рецепты» обработки вод для каждого депо.

Научные сотрудники Д. Ф. Теренин и Г. Н. Жадейко успешно решили проблему увеличения производительности действующих водокачек, имеющих вертикальные паровые котлы системы Шухова. Они предложили применять в топках принудительное дутьё (путём использования отработавшего пара в конусе) и простые средства перегрева пара, что позволило намного увеличить паросъём, а следовательно, и производительность насосов даже при использовании низкокалорийного топлива. Это было важно не только для прифронтовых дорог, где в результате выхода из строя многих водокачек набор воды паровозами был сконцентрирован в уцелевших пунктах, но и для тыловых дорог при увеличении размеров движения. Первая опытная установка, оборудованная на станции Старожилово Московско-Рязанской дороги ещё в первые месяцы войны, хорошо зарекомендовала себя.

Большое внимание уделялось борьбе с накипью в паровозах и стационарных котлах в условиях военного времени. К решению этой проблемы привлекались учёные Академии наук СССР, транспортных и ряда отраслевых институтов, специалисты НКПС, Трансводпроекта, дорожных лабораторий. Разработанный ими в 1943 году комплекс мероприятий способствовал в годы войны и в послевоенный период успешному решению вопросов водоснабжения на железнодорожном транспорте.

Во Всесоюзном научно-исследовательском институте железнодорожного транспорта разработали устройства для перевода паровозов основных серий на нефтяное отопление. В короткий срок создали новую технологию тепловой промывки котлов паровозов, значительно сократившую время нахождения локомотивов в депо.

Учёные транспорта оказывали большую практическую помощь железным дорогам в восстановлении паровозного хозяйства, водоснабжения, станков в депо прифронтовых дорог, внедрении термической обработки чугунных деталей, оснащении депо дублирующими и резервными устройствами паровозов с тендерами-конденсаторами (СОк).

Для организации ремонта паровозов в полевых условиях институт разработал проект автомобиля-летучки и вагона-летучки. Опыт их применения был широко использован в колоннах паровозов, особенно резерва НКПС. По предложениям института производилась временная замена вышедших из строя силовых установок железнодорожного узла и использование паровозных турбонасосов для временного водоснабжения.

В институте разработали способ экипировки паровозов в полевых условиях, в том числе с помощью кранов, установленных на тендере. Коллектив научных сотрудников в составе И. В. Пирина, К. П. Королёва, А. М. Евтушенко, В. А. Крылова и других создал и испытал светомаскировочные устройства для паровозов, работавших в прифронтовых условиях.

Известные специалисты в области вагонного хозяйства М. В. Винокуров, С. В. Вершинский, Н. А. Мордвинкин, П. Г. Проскурнев и другие занимались вопросами восстановления повреждённых вагонов и изношенных деталей, ремонта вагонов в полевых условиях. Для вождения длинносоставных поездов приспосабливали существующие тормоза Вестингауза и Матросова и создавали новые. Первый практический шаг в этом направлении сделал Е. А. Шавгулидзе, работавший в 1941 году над воздухораспределителем упрощённой конструкции. Затем в 1942 году И. К. Матросов сконструировал новый тормоз для пассажирских поездов, испытания которого прошли успешно.

Нелёгким делом была организация текущего восстановления разбитых вагонов. Пришлось организовывать производство запасных частей на дорогах, изыскивать резервы для их выпуска.

В области путевого хозяйства научные силы были нацелены на поиск наиболее эффективных методов восстановления верхнего строения пути, методов его содержания. По заданию НКПС уже в первые месяцы войны сотрудники института разработали технические указания по восстановлению верхнего строения пути и земляного полотна. В их создании участвовали А. Ф. Золотарский, Е. М. Бромберг, Б. Н. Зверев, В. Д. Никифоровский, С. Н. Попов, А. К. Янковский, М. И. Шлыгин, Г. А. Литвин, В. А. Алёшин, Б. А. Щербина, М. Т. Членов. Этими указаниями руководствовались все восстановительные организации железнодорожного транспорта.

Для сокращения трудоёмких работ при восстановлении и реконструкции участков и станций академик В. Н. Образцов предложил применять ломаный профиль пути, что позволило уменьшить объём земляных работ на 10—35 процентов.

Сложнейшей проблемой стало содержание в работоспособном состоянии верхнего строения пути в условиях крайне ограниченных централизованных поставок рельсов, шпал, накладок, болтов и костылей. В мастерских служб пути повсеместно освоили производство скреплений. Металл в основном получали из изношенных узлов и деталей.

Сейчас никого не удивишь сваркой рельсов непосредственно на путях. На дорогах имеются десятки тысяч километров длинномерных плетей, сваренных как в рельсосварочных поездах, так и прямо на месте укладки электроконтактным способом. Но в годы войны такая сварка была новинкой, именно тогда она и появилась, были созданы летучки, начали создавать рельсосварочные поезда. Рекомендации и методику сварки небольших кусков рельсов, по четыре—шесть метров железнодорожники получили от Киевского института электросварки. В этом институте, основанном Евгением Оскаровичем Пагоном (будущий академик окончил Петербургский институт инженеров путей сообщения) постоянно уделялось внимание решению проблем железнодорожного транспорта в области сварки.

В разработке технологии и проведении испытаний различных видов сварки активно участвовали также учёные вузов железнодорожного транспорта профессора П. С. Дурново. К. К. Хренов и другие.

Важное значение имели разработанные профессором Московского электромеханического института инженеров железнодорожного транспорта К. К. Хреновым способы сварки и резки металлов под водой, что позволило сократить время и сберечь материалы при восстановлении мостов и различных подводных конструкций и сооружений. Этот метод в годы войны широко применялся при восстановительных работах.

Встал остро вопрос о продлении сроков службы деревянных шпал. Учёные В. В. Попов, М. Д. Троицкий и другие совместно с производственниками разработали и внедрили в производство диффузионный метод пропитки древесины. Этот метод был прост и не требовал сушки шпал. Антисептические пасты наносились на поверхность сырых шпал. Благодаря диффузии — проникновению антисептика в древесину — срок службы шпал увеличивался более чем в 2 раза. Кроме того, паста предохраняла их от возгорания.

Во второй половине 1941 года Всесоюзный научно-исследовательский институт железнодорожного транспорта разработал Инструкцию по проектированию и строительству железных дорог и сооружений в условиях военного времени, которая вплоть до 1948 года являлась основным документом проектных и строительных организаций.

В начале войны при Центральном управлении пути НКПС организовали бригаду учёных-мостовиков, которые принимали непосредственное участие в составлении проектов восстановительных работ, разрабатывали новые конструкции мостов, позволявшие упростить и сократить время их сооружения. Профессор П. Н. Поликарпов работал над восстановлением мостов на Западном фронте. Доцент А. М. Померанцев находился в головном восстановительном отряде № 8 Западного фронта, где им были предложены оригинальные конструкции металлических пролётных строений мостов, на изготовление которых почти не требовалось остродефицитной в то время листовой стали. Профессор Г. К. Евграфов руководил разработкой многих проектов восстановления мостов и других сооружений, участвовал в подготовке технических условий на восстановление временных мостов.

Известный мостовик, выпускник Московского института инженеров железнодорожного транспорта И. И. Цюрупа отличился при строительстве и восстановлении внеклассных и больших мостов через Волгу у Астрахани, через Дненр у Днепропетровска и других. В 1943 году ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Член-корреспондент Академии наук СССР профессор Б. Н. Веденисов, профессора Н. Т. Митюшин и Г. М. Шахунянц разработали типы верхнего строения пути для различных эксплуатационных условий, метод планомерного усиления пути.

Учёные Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта во главе с профессором Д. Д. Бизюкиным приняли активное участие в разработке оборонных вопросов. За неполных четыре месяца 1941 года Ленинградскому фронту и Октябрьской дороге было передано 39 рекомендаций, в том числе но защите паровозов от вражеской авиации, устройству танковых переправ через реки и противотанковых заграждений. Они участвовали в проектировании легендарной Дороги жизни через Ладожское озеро.

Под руководством профессоров А. А. Сурина и Л. П. Шишко сотрудники кафедры и бюро водоснабжения оборудовали три поезда-летучки для восстановительных работ на действующих магистралях.

В 1943 году учёные института подготовили «Руководство по восстановлению железных дорог».

Профессор К. Г. Протасов возглавил технический отдел Главного управления военно-восстановительных работ НКПС (ГУВВР). Значительны его заслуги в восстановлении крупных мостов через реки Дон, Днепр, Воронеж, Ока. Впоследствии он был ректором Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта.

Актуальным для военного времени явился разработанный проект моста с бесфундаментными опорами, получившими название «Опоры ЛИИЖТа». Эти конструкции применялись при восстановлении ряда мостов на прифронтовых дорогах.

Большой вклад в восстановление мостов внес доцент А. И. Алыпов, которому посмертно присвоено звание Героя Социалистического Труда.

В 1942—1943 годах учёные этого института А. В. Ливеровский и Д. Д. Бизюкин подготовили учебник «Постройка железных дорог», а П. В. Бартенев — «Станции и узлы».

Под руководством известных учёных Я. М. Гаккеля и А. Г. Алексеева для снабжения электрической энергией предприятий и населённых пунктов была сооружена мощная передвижная электростанция-энергопоезд, сыгравший важную роль в строительстве свайно-ледовой эстакады через Невскую губу Ладожского озера.

В годы войны при острой нехватке рельсов, скреплений и шпал большое значение имело изыскание и использование внутренних ресурсов. Профессор П. С. Дурново обобщил опыт изготовления крестовин и стрелочных переводов в мастерских Горьковской дороги, свёрл из старых рессорных пружин для сверления дыр в шейке рельсов на Туркестано-Сибирской дороге, рельсорезных пил на Омской дороге, костылей из обрезков металла в Рязанских дорожных путейских мастерских.

Научные сотрудники отделения пути Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожного транспорта под руководством И. А. Иванова (впоследствии директор этого института) и А. Ф. Золотарского начали комплексные исследования типов верхнего строения пути на послевоенный период. Они были направлены на создание элементов верхнего строения пути — рельсов, скреплений, стрелочных переводов, шпал и балластного слоя, на повышение качества материалов элементов пути. Новые типы верхнего строения железнодорожного пути были одобрены НКПС, и ряд его элементов утверждён в качестве стандартных.

Широкое применение на железных дорогах получили путеукладчики В. И. Платова и путевые машины В. X. Балашенко.

С именем заслуженного деятеля науки и техники РСФСР доктора технических наук профессора М. И. Вахнина связано создание отечественных систем автоблокировки, электрической и диспетчерской централизации, защиты устройств связи, автоматики и телемеханики от атмосферных перенапряжений и влияния тяговых токов электрифицированных железных дорог. Сотрудники института под руководством М. И. Вахнина провели работу по способам светомаскировки напольных светофоров на перегонах и станциях, быстрого восстановления повреждённых устройств СЦБ.

По поручению Народного комиссариата путей сообщения в начале 1943 года институт подготовил предложения по устранению крупного недостатка однопутной трёхпроводной автоблокировки, состоящего в том, что при повреждении одной рельсовой цепи красный огонь загорался не только на светофоре, ограждающем эту рельсовую цепь, но и на всех светофорах, установленных за ним, до самой станции. Поездам приходилось останавливаться у каждого светофора и следовать с малой скоростью. Научные работники А. М. Брылеев и Н. М. Фонарёв в короткие сроки разработали и испытали в лабораторных условиях новую систему автоблокировки, максимально используя существующую аппаратуру и линейные провода. Затем вместе с работниками дорог они участвовали в перемонтаже аппаратуры. В результате пропускная способность переоборудованных участков увеличилась и продвижение поездов значительно ускорилось.

Отделением связи и СЦБ была разработана система двусторонней и двухпутно-однопутной полуавтоматической блокировки, которая успешно применялась на восстанавливаемых участках. Применение этой системы позволяло почти вдвое уменьшить число блок-механизмов при двухлинейных проводах.

Важное значение для повышения эффективности работы транспорта имели исследования в области экономики. Сотрудники Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожного транспорта определили порядок расчёта эффективности капитальных вложений при новом строительстве, реконструкции действующей сети и внедрении новой техники, создали балансовый метод определения грузопотоков, систему планирования развития транспорта. Для определения технического состояния железнодорожного транспорта и перспектив его послевоенного восстановления была проведена работа по составлению подробных паспортов железных дорог, содержащих данные об их техническом вооружении. Как вспоминает академик Т. С. Хачатуров, возглавлявший тогда отделение экономики института, все эти труды получили практическое применение и дали ощутимый результат.

Известный советский учёный и педагог профессор Е. В. Михальцев выполнил исследования по себестоимости перевозок, экономике эксплуатации и развития технических средств железнодорожного транспорта.

Во Всесоюзном научно-исследовательском институте железнодорожного транспорта активно велись изыскания заменитилей специальных сталей, цветных металлов, сплавов, смазки, антинакипинов, термоизоляционных материалов, дерева, фибры, кожи, олифы. Одновременно решалась проблема развития местной производственной базы транспорта.

Литейные цехи при депо и заводах испытывали затруднения в получении литейного кокса. Требовалось найти заменители, и они были найдены. Плавки велись на сырых углях, на полукоксе (термоуглях), при этом в качестве добавки использовались каменноугольный пек и местные битумы.

Интересная работа выполнена по биметаллическим деталям на паровозах (дышловые втулки) с тонким покрытием поверхности трения бронзой. Практическое значение имела также технология термической обработки и наплавки инструмента отходами быстрорежущей стали с обмазкой из ферросплавов.

Создавались новые типы газогенераторных установок, работающих на местных видах топлива.

Организованный в институте опытный литейно-керамический цех оборудовали специальными печами для обжига из шлакового литья тормозных колодок, вкладышей для стрелочных переводов, балансиров и других изделий. Были получены шлаковые колодки, по твёрдости равные чугунным. Шлаковое литьё оказалось возможным применять и в качестве заменителя фарфора для литых низковольтных изоляторов.

Из хлорвиниловых смол и дибутилфтолата изготавливались заменители кожи. Их использовали для прокладок цилиндров автотормозов и манжет. На базе тех же компонентов создали заменитель для изготовления тормозных рукавов. Для окраски деревянных поверхностей вагонов был предложен этиноль. Получен заменитель растительных и животных жиров в смазках.

Немалое значение имело решение задач наиболее полного использования отходов промышленности и транспорта. Сконструированный электромагнитный сепаратор позволил извлекать несгоревший уголь из паровозных шлаков. Использование в качестве заменителей топлива шлакоотсева и изгари потребовало внедрения простейшей технологии брикетирования этих отходов. Появилась возможность получения брикетов из отходов топлива с высокой калорийностью (до 8000 калорий). Брикеты также изготовлялись из опилок, камыша и отходов древесины.

Изолирующие накладки на железных дорогах, оборудованных автоблокировкой, успешно заменялись деревянными и из прессованного лигнофоля (отхода авиапромышленности).

К поиску заменителей и их эксплуатационной проверке широко привлекались инженерно-технические работники дорог. По приказу НКПС созданы научно-корреспондентские пункты института на дорогах, заводах и стройках. Они обобщали накопленный опыт, пропагандировали его, способствовали активизации деятельности работников предприятий по выявлению и широкому использованию высококачественных заменителей дефицитных материалов.

Вклад учёных транспорта в Победу не ограничивался решением сугубо железнодорожных задач. Многие из них трудились над оборонной тематикой.

Показательна история одной разработки оборонного значения. В 1941 году инженер Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожного транспорта В. С. Шаронин предложил использовать паровоз для разогрева в зимнее время двигателей транспортируемых танков и бронемашин с тем, чтобы обеспечить немедленную разгрузку их с железнодорожных платформ. Он знал, насколько важно было решение этой проблемы, ведь в зимнее время разгрузка маршрута с танками с застывшими моторами могла длиться более суток. Он написал об этом Наркому обороны СССР И. В. Сталину.

Через три дня В. С. Шаронина пригласили в НКПС. Его предложение было принято.

Началась проработка различных вариантов технических решений. В начале декабря 1941 года, уже в Ташкенте, куда был эвакуирован институт, В. С. Шаронин и И. В. Пирин завершали разработку проекта паровоза-танкозаправщика. Особенно подкупающей в нём была идея использовать для получения горячей воды обычный паровозный инжектор. Если внести изменения в конструкцию и уменьшить подачу воды, то можно в час получать 10 тысяч литров воды, нагретой до 80—90 градусов. Танку нужно 250—300 литров горячей воды. Значит, один паровоз может в час разогреть 35—40 двигателей. Что касается смазки, то и она будет подогреваться паром, проходя через специальные змеевики.

Так обычный маневровый паровоз превращался в мощное средство механизации разогрева танков. Просто, быстро и безопасно. Специалисты-эксперты одобрили проект. Нужно было приступать к оборудованию опытного паровоза, и В. С. Шаронин выехал в Москву.

Несмотря на острый дефицит электроэнергии и материалов, в депо дороги имени Ф. Э. Дзержинского оборудовали первый паровоз-танкозаправщик. Испытания провели на станции Пресня, где шла массовая разгрузка танков. Первые пять танков разогрели за 20 минут. Затем возникло затруднение: громадный поток воды, направляющейся в котёл, переполнял его. Как решить задачу?

В. С. Шаронин набрасывал одну схему за другой и, наконец, решение было найдено: тракт от инжектора к водяной системе танка надо разорвать, установив промежуточный резервуар с подогревом, из которого горячая вода пойдёт по шлангам самотёком. А если на концах шлангов установить ещё индивидуальные клапаны, чтобы каждый экипаж боевой машины мог сам регулировать подачу воды и масла, то можно разогревать уже не два, а сразу четыре тяжёлых или восемь лёгких танков.

В Москве, в филиале института, в течение нескольких дней при активном участии А. М. Пронченко, П. Н. Астахова, В. Г. Голованова, А. С. Петелина, В. Г. Юдина был разработан обновлённый проект, и началось серийное оборудование паровозов-танкозаправщиков.

Паровозы-танкозаправщики полностью оправдали себя на всех прифронтовых дорогах и особенно в районах, где железнодорожные станции подвергались ожесточённой бомбардировке авиацией противника. Паровозы-танкозаправщики дошли вместе с Красной Армией до Берлина.

На завершающем этапе войны очень важно было знать о железных дорогах сопредельных стран. В этот период вышли в свет срочно подготовленные научными сотрудниками Л. И. Василевским, Э. Д. Фельдман и другими брошюры о путях сообщения Польши, Венгрии, Румынии, Германии, Чехословакии. В декабре 1944 года по просьбе Центрального управления военных сообщений Красной Армии сотрудники Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожного транспорта читали лекции о зарубежном транспорте на сборах офицеров службы военных сообщений.

Учёные работали и над проблемами послевоенного развития железнодорожного транспорта. Группа научных сотрудников под руководством академика В. Н. Образцова и члена-корреспондента Академии наук СССР Б. Н. Веденисова в 1944 году выполнила большую работу по обоснованию схемы электрификации железных дорог страны на однофазном токе промышленной частоты. В работах В. Н. Образцова, Т. С. Хачатурова, А. В. Горинова, А. Е. Гибшмана и других были исследованы вопросы послевоенной организации единой транспортной сети, классификации железных дорог, развития и реконструкции транспорта, построения схем электрификации линий, эксплуатации подвижного состава и другие.

Выдающиеся исследования члена-корреспондента Академии наук СССР А. Е. Алексеева и профессора Н. Н. Костромитина сыграли важную роль в дальнейшем развитии электрификации железных дорог и, в частности, в создании прогрессивных бесколлекторных двигателей. В годы войны под руководством профессора В. Е. Розенфельда была выполнена важная работа по расчёту наибольшей пропускной и провозной способности электрифицированных линий по режиму системы электроснабжения.

Выбором основных параметров нового типа моторвагонного подвижного состава, решением проблемы защиты линий связи от мешающего воздействия тяговых сетей электрических железных дорог, испытаниями новых типов ионных преобразователей для тяговых подстанций занималась организованная в 1943 году лаборатория высоких напряжений Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожного транспорта под руководством В. И. Карташова.

Большое внимание уделялось и проблемам развития тепловозной тяги, которая в то время использовалась главным образом на Ашхабадской дороге. Фундаментальные исследования по совершенствованию конструкции, тяговых свойств и эксплуатационных качеств тепловозов были выполнены под руководством заслуженного деятеля науки и техники РСФСР профессора К. А. Шишкина. В этой области трудились П. В. Якобсон, Н. Г. Лугинин, Т. Н. Хохлов, А. Н. Гуревич и другие.

В годы войны НКПС часто организовывал бригады специалистов, в которые включались учёные Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожного транспорта и преподаватели вузов. Они выезжали на дороги, транспортные предприятия и оказывали помощь в применении совершенной технологии перевозочного процесса и решении текущих вопросов эксплуатационной работы.

Бригада, возглавляемая профессором С. В. Земблиновым, принимала в 1942 году участие в ликвидации затруднений в Красноводском узле. В 1944 году бригады под руководством профессоров С. В. Земблинова и В. В. Повороженко, анализируя выполнение графика движения поездов на Южно-Уральской и Омской железных дорогах, внесли конкретные предложения по совершенствованию эксплуатационной работы на этих магистралях.

В тяжёлых условиях учёные читали лекции в наскоро оборудованных лабораториях эвакуированных вузов, вели занятия со студентами, писали учебники, монографии. В военный период издано немало ярких трудов, вошедших в сокровищницу транспортной науки. Они и сегодня помогают решать проблемы технического прогресса на стальных магистралях нашей страны.

Творческая мысль железнодорожников была пытлива и массова. Тысячи и тысячи специалистов высшей квалификации трудились с особой энергией, каждый стремился внести максимальный вклад в победу над врагом.

Профессиональная подготовка и политическая закалка кадров

А. Н. Александрова — старший стрелочник военно-эксплуатационного отделения, Герой Социалистического Труда
Подростки, работающие в паровозном депо Иланская Красноярской железной дороги (1942 год)
Ученики железнодорожного училища выполняют заказ для фронта (Урал, 1942 год)
Старший машинист паровозного депо Иланская Красноярской железной дороги С. Н. Окороков со своей бригадой
Е. Н. Рауд — старший стрелочник станции Осташков Калининской железной дороги
Путеобходчик Петровскозаводской дистанции пути Забайкальской железной дороги В. Т. Бянкин (второй справа) знакомит путейцев со своим методом содержания пути

Центральный Комитет партии и Советское правительство уделяли большое внимание подготовке и воспитанию кадров железнодорожного транспорта. Первостепенное значение придавалось укомплектованию решающих участков производства квалифицированными специалистами и работниками массовых профессий.

К началу Великой Отечественной войны железнодорожный транспорт располагал значительной по тому времени базой подготовки кадров: специалистов с высшим образованием выпускали 12 институтов, со средним — 76 техникумов, работники массовых профессий готовились в 34 технических школах с трёхлетним сроком обучения и в школах машинистов локомотивов, а также на предприятиях.

Число специалистов с высшим образованием в начале 1941 года составляло более 50 тысяч, со средним специальным — 83,7 тысячи.

Наиболее ответственные должности в аппарате Наркомата путей сообщения и на железных дорогах в основном занимали инженеры и техники. Более 71 процента начальников железных дорог, их заместителей и главных инженеров дорог имели высшее образование, почти 16 процентов — среднее специальное.

Члены партии и комсомольцы составляли четвёртую часть работающих на железнодорожном транспорте.

С первых дней войны численность работников на транспорте, особенно квалифицированных, сократилась. Часть из них была призвана в Красную Армию, многие ушли в народное ополчение, не успели эвакуироваться с захваченной гитлеровцами территории, вступили в партизанские отряды.

Возникший в начале войны недостаток кадров руководящих и инженерно-технических работников на тыловых дорогах был частично восполнен за счёт эвакуированных специалистов. Более того, в этот период удалось даже укрепить руководство важнейшими участками на ряде дорог и предприятий высококвалифицированным персоналом, имевшим практический опыт работы на дорогах западной части сети.

Учитывая требования военного времени, необходимость скорейшей подготовки кадров, институты перестроили работу. В первые же дни войны были пересмотрены планы по всем специальностям. В вузах изучали организацию работы железнодорожного транспорта в военных условиях, восстановления разрушенного хозяйства, военные дисциплины. Учебная неделя возросла с 36 до 42 часов, несколько сократили время на каникулы и экзаменационные сессии. В Тбилисском, Ташкентском, Новосибирском, Хабаровском и некоторых других институтах организовали обучение без отрыва от производства.

Переход на новые учебные планы военного времени позволил уже в 1941/42 учебном году намного увеличить выпуск инженеров. В 1942 году был произведён внеочередной приём 5000 студентов.

Условия военного времени настоятельно требовали, чтобы все направляемые на транспорт после окончания институтов специалисты обладали широким кругозором, умели комплексно решать вопросы эксплуатации и строительства железных дорог, восстановления разрушенных путей, мостов, устройств связи, содержания технических средств. Поэтому в транспортных втузах вместо выпуска инженеров узкой специализации организовали подготовку кадров пяти специальностей широкого профиля: инженер путей сообщения по движению и грузовой работе, строитель, механик, энергетик, по транспортной связи и СЦБ. Расширение программы занятий по каждой специальности требовало, естественно, более длительной подготовки. Поэтому срок обучения установили в 5 лет для всех студентов. Введение новой системы обучения сыграло важную роль и в послевоенные годы.

Важное значение имело постановление ГКО о мероприятиях по укреплению втузов и техникумов железнодорожного транспорта с учётом обеспечения действующих, восстанавливаемых и строящихся железных дорог квалифицированными инженерно-техническими кадрами. В нём предусматривалось уже к началу 1943/44 учебного года довести количество студентов в институтах железнодорожного транспорта до 13 500 человек и в техникумах — до 22 000 человек. Студентам втузов и техникумов, а также аспирантам были увеличены размеры стипендии. Им предоставлялась отсрочка от призыва в армию. Техникумы укрепили квалифицированными преподавательскими кадрами. Были повышены должностные оклады всем работникам техникумов, а также значительной части персонала институтов. Для организации питания и снабжения работников и студентов институтов и техникумов выделили дополнительные фонды.

В 1944 году число обучающихся в высших и средних специальных учебных заведениях железнодорожного транспорта превысило довоенный уровень в полтора раза.

В результате напряжённой работы учебные заведения железнодорожного транспорта за годы войны выпустили 6,2 тысячи инженеров и 8,2 тысячи техников.

Государственный Комитет Обороны принял несколько специальных постановлений об увеличении подготовки кадров квалифицированных рабочих для покрытия недостатка и создания резерва их на железнодорожном транспорте. В результате в 1942 году из местного населения и членов семей железнодорожников пришло в паровозное хозяйство 82,5 тысячи человек и в вагонное хозяйство — 20 тысяч человек. Они быстро приобретали профессии, включались в жизнь производственных коллективов и добросовестно выполняли свои обязанности.

Женщины заменили ушедших на фронт мужчин-железнодорожников. Уже 1 июня 1942 года доля женщин в общем числе работников железнодорожного транспорта составила 39,2 процента против 22,6 процента в предвоенное время, а на Томской, Казанской, Ярославской, Северной, Пермской, Омской, Горьковской и Московско-Окружной дорогах — 55—58 процентов.

Патриотическое движение женщин за овладение железнодорожными профессиями неуклонно ширилось. Многие из них стали машинистами, помощниками машинистов и кочегарами, слесарями, осмотрщиками вагонов, поездными вагонными мастерами, кондукторами, путевыми рабочими и обходчиками, дежурными по станции. Не считаясь ни с какими трудностями, они хорошо справлялись с порученной работой, проявляли самоотверженность и героизм.

Замечательно трудились в вагонном депо Узловая подруги А. П. Ледянкина и М. С. Пенашкина. Обе они многостаночницы-универсалы, норму выполняли на 200—300 процентов. И судьбы у них схожи: у каждой был ребёнок, с первых дней войны проводили мужей на фронт, обе остались вдовами. За ударную работу они награждены знаком «Почётному железнодорожнику».

Под ожесточёнными бомбардировками вражеских самолётов ни на минуту не оставляла своего поста старший стрелочник ВЭО, работавшего на Калининской железной дороге, А. Н. Александрова. Она обеспечивала бесперебойный пропуск поездов. Её трудовой подвиг был высоко оценён правительством: А. Н. Александровой присвоено звание Героя Социалистического Труда.

На транспорт пришли многие подростки, ограниченно годные военнообязанные мужчины, инвалиды. Возвращались железнодорожники, находившиеся на пенсии.

Для укомплектования железных дорог рабочими кадрами большое внимание уделялось развитию системы подготовки трудовых резервов. Уже в 1942 году железнодорожные училища выпустили 14 497, а школы ФЗО — 59 579 человек. Такое пополнение было крайне необходимо.

Наиболее трудные задачи Наркомату пришлось решать в 1943 году, когда формировалось большинство военно-эксплуатационных и военно-восстановительных подразделений НКПС, началась массовая реэвакуация железнодорожников на освобождённые дороги, резко возрос объём работы тыловых магистралей. Всё это потребовало привлечения новых работников.

В этот год были полностью освобождены от вражеской оккупации 10 железных дорог и 4 частично. Для эксплуатации их требовалось свыше 300 тысяч работников массовых профессий, а также большое число специалистов. Трудность состояла и в том, что в это время свыше 40 процентов всех тружеников отрасли имели стаж работы на транспорте менее двух лет, в спецформирования НКПС направлялось большое число специалистов высокой квалификации, главным образом мужчин.

С укомплектованием инженерно-технического персонала дело обстояло более или менее удовлетворительно. В 1943 году на железнодорожный транспорт пришли около 1400 выпускников вузов и более 800 окончивших техникумы. В основном они направлялись на освобождённые магистрали. Кроме того, НКПС создал резерв на замещение командных должностей, в котором насчитывалось более 1000 человек.

Для расширения подготовки кадров массовых профессий более эффективно использовалась имевшаяся учебная база и значительно увеличилась сеть железнодорожных училищ и школ фабрично-заводского обучения, усилилось индивидуальное обучение рабочих.

Многое предстояло сделать и в 1944 году. Полное освобождение всей сети дорог от фашистских захватчиков увеличило потребность в кадрах эксплуатационников и восстановителей. Стальные магистрали работали при нехватке трудовых ресурсов, достигавшей почти 50 тысяч человек. В сложных условиях изыскивались необходимые резервы для подготовки и повышения квалификации кадров.

Большую роль играли школы ФЗО, которые дали транспорту за годы войны 300 тысяч молодых рабочих. Конечно, это было пополнение, далеко не равноценное ушедшим на фронт квалифицированным работникам массовых профессий. Но благодаря наставничеству кадровых рабочих, пенсионеров, вернувшихся в родные коллективы, умелой воспитательной и массово-политической работе партийных, профсоюзных и комсомольских организаций молодые рабочие достаточно быстро овладевали профессиональным мастерством.

Обучение работников массовых профессий в курсовой сети и технических школах велось в основном без отрыва от производства:

Книга Железнодорожники в ВОВ 158.jpg

Повышению квалификации способствовали организованные на многих железных дорогах школы производственного опыта, возглавляемые кадровыми рабочими, а также школы по изучению передовых методов труда. К концу войны на сети дорог действовало 25,5 тысячи школ но изучению передового опыта, в которых обучалось более 170 тысяч железнодорожников.

На всех крупных узлах, в паровозных и вагонных депо, дистанциях пути, сигнализации и связи, на заводах и строительных участках создали технические кабинеты, оборудованные производственными экспонатами, моделями, плакатами и другими наглядными пособиями.

В передовой статье «Правда» писала: «Война требует исключительно высоких темпов подготовки кадров, стало быть их систематического и упорного обучения, воспитания, технического роста и производственной закалки». Очень важно было настойчиво добиваться, чтобы каждый на своём рабочем месте стремился повысить мастерство, стать квалифицированным работником. Выполняя указания партии, Наркомат путей сообщения, руководители железных дорог, учебных заведений и предприятий, политотделы и комитеты профсоюзов проводили большую работу по повышению квалификации кадров. В результате, например, несмотря на уход с транспорта наиболее квалифицированных машинистов, доля машинистов I, II и III классов в общем их количестве увеличилась по сравнению с началом 1941 года и составляла к концу 1945 года 50 процентов.

Под особым контролем Наркомата находилось укомплектование командными кадрами освобождённых от врага железных дорог. В последний период войны на дороги западной части сети было командировано 16 тысяч руководящих работников предприятий, организаций и учреждений, свыше 2000 специалистов направили уполномоченными НКПС и ЦУПВОСО в дирекции зарубежных железных дорог освобождённых стран Европы.

Деятельное участие в этой важной работе принимали многие железные дороги страны. Ашхабадская, например, откомандировала на освобождённые дороги в 1943 году 5437 квалифицированных работников и в 1944 году — 2587, не считая сформированных здесь ВЭО в составе 1390 человек и колонны паровозов особого резерва НКПС, включающей в себя 150 человек.

Восточные тыловые магистрали были настоящей кузницей кадров.

Важно отметить, что при формировании отрядов восстановителей и эксплуатационников для освобождённых магистралей считалось делом чести направлять в них наиболее квалифицированных специалистов, лучшую технику, самое хорошее оборудование. Люди понимали: это необходимо для того, чтобы скорее победить ненавистного врага.

В условиях военного времени перед НКПС, управлениями дорог, территориальными партийными органами и парторганизациями предприятий транспорта стояла важная задача обеспечить неразрывное единство профессиональной подготовки кадров и их идейно-политической закалки. Массовый приход на стальные магистрали людей из других отраслей народного хозяйства, женщин, пенсионеров, молодёжи, ещё не имеющей жизненного опыта, а также экстремальные условия работы кадровых железнодорожников — всё это потребовало повысить внимание коммунистов к воспитанию людей в духе беспредельной преданности ленинской партии, социалистической Родине, жгучей ненависти к врагу. Центр идеологической работы партийных организаций был перенесён в бригады, смены, цехи, на участки. Деловитость и организованность, политическая заострённость и действенность — вот характерные черты стиля этой работы.

Партийные, профсоюзные и комсомольские организации при резко ограниченном времени проведения массовых мероприятий стремились шире использовать индивидуальные формы воздействия на железнодорожников, разъясняли происходящие события, призывали добросовестно относиться к порученному делу. Они пробуждали в каждом труженике стремление работать самоотверженно, воспитывали классовую стойкость, сознательную дисциплину, учили чётко выполнять приказы, правила и инструкции, соблюдать организованность и порядок.

Хозяйственные руководители, партийные, профсоюзные и комсомольские организации развивали трудовую активность железнодорожников, направляли их усилия на борьбу за выполнение производственных заданий меньшим числом рабочих, увеличение производительности труда, овладение смежными профессиями, бережное отношение к технике, экономию топлива, электроэнергии и материалов.

Одним из главных средств мобилизации всех сил железнодорожников на помощь фронту стала устная пропаганда и агитация. Была создана широкая сеть политкружков. Пропагандисты и агитаторы разъясняли трудящимся политику партии и правительства, проводили беседы о священном долге советского человека защищать социалистическое Отечество, войнах справедливых и несправедливых, патриотизме и пролетарском интернационализме. На занятиях политкружков непременно шла речь об обстановке на фронтах и о конкретных задачах, стоящих перед тем или иным коллективом.

Исключительно важное место в идеологической и политической деятельности партийных организаций, в воспитании лучших качеств советского человека — воина и труженика — отводилось личному примеру коммунистов. Они были душой трудовых коллективов в тылу, как и на фронте, вели за собой советских людей на подвиги во имя Победы.

Повышению действенности идейно-политической работы активно способствовали средства наглядной агитации, периодическая печать, проводимые культурно-массовые мероприятия. Многое в этом отношении сделали газета «Гудок», дорожные газеты, журнал «Железнодорожный транспорт», другие отраслевые транспортные издания.

Факты убедительно свидетельствуют о том, что идеологическая работа, проводимая партийными, профсоюзными и комсомольскими организациями во время Великой Отечественной войны, стала мощным средством мобилизации и духовных и физических сил советских людей на разгром немецко- фашистских захватчиков. Каждый прожитый день являл многочисленные примеры трудовой доблести работников стальных магистралей, единства действий фронта и тыла.

Память сохранила множество ярких примеров героических поступков железнодорожников на фронте и в тылу, преемственности боевых и трудовых традиций. Эта связь чётко прослеживается в делах и судьбах конкретных людей, рабочих коллективов.

… В январе 1942 года машинист Южно-Уральской дороги С. Я. Терехов вёл грузовой воинский поезд из Троицка. В пути обнаружилось, что в топке неисправна задняя контрольная пробка. Остановка и охлаждение локомотива неизбежны, а это большая задержка, и не одного поезда. Терехов забросал огонь углём, рискуя жизнью, полез в горячую топку и устранил неисправность. Поезд прибыл на станцию назначения по графику.

Там же на Южно-Уральской поездной вагонный мастер Кигара Ахметов, следуя с воинским поездом ночью, заметил искрение под одним из вагонов. На ходу поезда, переходя от вагона к вагону, он добрался до места искрения. Худшее подтвердилось — оторвался тормозной вал, который одним концом ударял по рельсам. При такой неисправности и поезд останавливать опасно, так как при торможении вал может попасть под колёса и тогда авария неизбежна, и ехать дальше рискованно. Ахметов подлез под вагон и укрепил вал. Опасность была устранена.

Сибирский характер. Он проявился с первых же дней войны в самоотверженной работе составителя поездов станции Прокопьевск коммуниста Цифанова, который смело применил на Томской дороге метод скоростного формирования составов. Благодаря этому Цифанов и его товарищи дополнительно сформировали за годы войны сотни поездов. На станции Ленинск-Кузнецкий составители Капранов, Матвеев и Зубрилин, на станции Инская Циркуленко и Федоровский стали впервые на дороге одновременно расформировывать и формировать составы. Этот прогрессивный метод — плод творчества знатного новатора транспорта составителя К. Краснова — повсюду нашёл последователей. Особенно мастерски применяла его бригада В. Бузыканова — дежурного по сортировочной горке станции Инская. Это позволило коллективу выполнять месячные задания на 120—130 процентов.

За счёт сокращения количества работников, а также маневровых средств и времени формирования поездов В. Бузыканов со своими товарищами только в июле и августе 1944 года сэкономили 46 тысяч рублей. Газета «Правда» в своей передовой статье «Улучшить работу станций», опубликованной 18 сентября 1944 года, призывала всех работников трудиться так же героически, как составитель Бузыканов.

В годы войны на дорогах Сибири широко распространилось лунинское движение, борьба за строжайшую экономию и бережливость. На Омской магистрали, например, в 1943 году по-лунински ухаживали за машинами 1039 бригад. На хозяйственный расчёт были переведены 335 паровозов, что дало в 1942—1943 годах около 2,3 миллиона рублей экономии. Резко было сокращено время нахождения паровозов в промывочном ремонте, увеличились межремонтные пробеги локомотивов, сократились случаи брака в работе.

Не зная усталости, трудились в локомотивном депо Иланская Красноярской дороги слесари Н. Зыба, А. Кондратьев, И. Демишев, токари А. Загородний, М. Гордеев, электрогазосварщик В. Шильников и другие железнодорожники. Приходилось стоять на фронтовой вахте, не считаясь со временем, по нескольку суток. Нормы выполнялись на 280—400 процентов!

По-лунински содержали и ремонтировали кооперированным способом паровозы работники бригады старшего машиниста паровоза этого депо С. Н. Окорокова и других бригад. В пятидесятиградусные морозы многие из них не сходили с паровоза по 30—36 часов.

Машинисты депо Иланская Шелехов и Красноярск Титовец решили подготовить паровозы к зиме своими силами. Эту патриотическую инициативу одобрило бюро Красноярского крайкома партии, и она получила распространение в других локомотивных депо.

Немало примеров самоотверженного труда показывал коллектив паровозного депо Боготол (начальник Пономарёв), которому на постоянное хранение вручено знамя НКПС, и работники депо Красноярск, возглавляемого Н. П. Никольским (впоследствии он длительное время работал начальником Западно-Сибирской железной дороги, был удостоен звания Героя Социалистического Труда).

Люди познаются в труде. Житейская эта примета прошла как бы особую проверку на прифронтовых и тыловых дорогах.

— У него стахановский, кривоносовский почерк, — с гордостью говорили старые кадровые железнодорожники о комсомольце-машинисте И. Е. Грошеве из депо Горький-Пассажирский. И в этих словах звучало особое уважение. Только за июль 1942 года его бригада сэкономила на промывочном ремонте 1507 рублей. Кроме того, им удалось сберечь 11 600 килограммов топлива. Было проведено большое количество тяжеловесных поездов с грузами для фронта. Бригада лучшего в стране паровоза доказала, что нормы расходования смазочных и обтирочных материалов, установленные НКПС, могут быть сокращены.

Рабочие и специалисты сутками не выходили из цехов предприятий, выполняя ремонтные работы сокращённым штатом. В цехе Ульяновского депо, где мастером был Жеманов, трудилось до войны 19 человек, они выпускали за месяц из промывочного ремонта 32—34 паровоза. А когда люди ушли на фронт защищать Родину с оружием в руках, в цехе осталось лишь 9 человек. В сентябре 1941 года они выпустили из промывочного ремонта 35, а в октябре — 36 паровозов.

Смелость и мужество проявил машинист паровоза депо Куйбышев Беляев. Следуя с поездом, он заметил перегрев подшипника колёсной пары тендера. На ходу поезда он, рискуя жизнью, охлаждал буксу водой из шланга, предотвратив неизбежную задержку маршрута в пути.

Трудовой отвагой отмечены рабочие будни многих тысяч вагонников, путейцев, связистов, движенцев. Старший стрелочник станции Осташков Калининской дороги Е. Н. Рауд в апреле 1943 года, пренебрегая опасностью, предотвратила крушение воинского эшелона.

Во время Сталинградской битвы при производстве сложных и экстренных работ по восстановлению разрушенного моста через реку Дон у Чира на боевом посту героически погиб начальник отдела мостов Центрального управления пути НКПС А. М. Черкесов. Ему посмертно присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Во всех основных локомотивных депо сети трудились люди и такой, казалось бы, забытой профессии, как печник. Они выкладывали топочные арки на паровозах при крупном ремонте. Печники депо Казанджик Ашхабадской железной дороги И. Айбергенов и Якимкин выполняли эту операцию за 10 рабочих часов, что в несколько раз быстрее, чем установлено нормой. Подлинный героизм проявил печник П. А. Анучин из депо Чарджоу. В депо поступил неисправный паровоз с развалившейся аркой. Чтобы её выложить заново, надо гасить топку. Это потребует нескольких дней, а паровозов не хватает. И вот печник, периодически меняя мокрую брезентовую одежду, в течение трёх часов выложил арку в горячей топке. У него обгорели руки, он задыхался от едкого дыма. Но паровоз вышел из депо и повёл очередной состав с горючим для фронта.

Справиться с выполнением ответственных заданий железнодорожникам нередко помогали члены их семей. Путеобходчик Петровскозаводской дистанции пути Забайкальской дороги В. Т. Бянкин вместе с женой не только отлично содержал свой участок магистрали, но и заготавливал шпалы в тайге. За одну лишь зиму супруги Бянкины заготовили 700 шпал.

Путевые обходчики Троицкой и Карталинской дистанций пути Южно-Уральской дороги Лысянский и Яровой вместе с семьями ремонтировали прикреплённые участки пути. Этот почин был подхвачен на других дорогах.

Силами работников пути и членов их семей только в 1943—1944 годах на сети железных дорог перешито и восстановлено 10 тысяч километров главных и станционных путей.

Машинист водокачки на станции Златоуст П. Рогов вместе с детьми подготовил водокачку к эксплуатации в зимних условиях, и всю зиму он и его семья обеспечивали бесперебойное водоснабжение.

Мужество и отвагу проявляли работники частей и подразделений военизированной охраны НКПС. Они бдительно несли службу, обеспечивая сохранность железнодорожных объектов и перевозимых грузов. Вот лишь один из множества примеров стойкости и бесстрашия тех, кому была поручена борьба с пожарами. Под Одессой гитлеровцы обрушили на пригородную станцию Усатово, где скопилось огромное количество вагонов с военным снаряжением, сотни фугасных и зажигательных бомб. Подразделения под руководством заместителя начальника отряда по пожарной части К. Н. Цвирки героически боролись с огнём под ураганным обстрелом. Им удалось спасти более 400 вагонов с воинскими грузами. В числе отмеченных правительством за отвагу, проявленную при тушении этого пожара, был и Константин Никифорович Цвирка.

Во всех этих делах и поступках как бы слиты воедино беспримерное мужество фронтовиков и самоотверженность тружеников тыла. Каждая железнодорожная специальность предъявляет свои требования к работнику. Но есть общее, главное требование ко всем без исключения людям, посвятившим себя профессии железнодорожника. Это добросовестное, ответственное отношение к порученному Родиной делу, глубокое понимание его общественной значимости. Труд осознанный, хорошо организованный, действительно необходимый для народа, всегда будил в человеке творческие силы, самоотверженность, героизм.

Какой бы датой не был помечен тот или иной подвиг железнодорожников, он всегда живёт в благодарной памяти людей, всегда окрыляет, вселяет силы и в нынешних работников стальных магистралей. В этом состоит чудо настоящего подвига.

Железнодорожники чтут своих героев. Музеи ратной и трудовой славы, портретные галереи на предприятиях транспорта, во Дворцах культуры, специальные печатные издания — всё это знаки глубочайшего признания и уважения к подвигам тех, кто по зову партии, по велению собственного сердца добывал на фронте и в тылу ценой неимоверного напряжения сил победу над врагом.

Политическая зрелость, высокая гражданственность железнодорожников нашли отражение в самых разнообразных и многочисленных проявлениях патриотических чувств. Одно из них — помощь стране своими личными сбережениями.

Коллективы всех дорог участвовали в сборе средств в Фонд обороны. У многих из них были «свои собственные» (построенные на собранные деньги) танковые колонны, эскадрильи самолётов, бронепоезда и санитарные летучки.

Только работники дорог Юга за годы Великой Отечественной войны внесли в Фонд обороны страны 30 миллионов рублей. Во Всесоюзный день железнодорожника в 1944 году коллектив Одесской дороги, уже полностью освобождённой от немецко-фашистских захватчиков, рапортовал Государственному Комитету Обороны о том, что труженики магистрали, воодушевлённые победами Красной Армии на фронтах Великой Отечественной войны, собрали из своих личных сбережений 3 миллиона 411 тысяч 732 рубля на строительство эскадрильи боевых самолётов «Железнодорожник Одесской» и 445 тысяч 513 рублей на строительство танковой колонны.

Председатель Государственного Комитета Обороны прислал руководителям дороги и дорожного комитета профсоюза телеграмму, в которой просил передать работникам Одесской железной дороги за взнос в Фонд обороны Союза ССР братский привет и благодарность Красной Армии.

Вскоре эскадрилья самолётов-бомбардировщиков «Железнодорожник Одесской» была построена. Для её передачи воинской части направили делегацию, в состав которой вошли передовики производства, секретари узловых парткомов, председатели профсоюзных комитетов. Передача состоялась на аэродроме в Кировограде. На лётном поле было выставлено 10 скоростных бомбардировщиков, на фюзеляже каждого из них красовалась надпись «Железнодорожник Одесской». Лётный состав построили у боевых машин.

В ответ на пожелания успешно громить ненавистного врага в его собственном логове командир эскадрильи старший лейтенант Чулков от имени личного состава поблагодарил железнодорожников за переданные самолёты и заверил, что лётный состав приложит всё свое умение, отвагу для скорейшего разгрома врага. Лётчики слово сдержали: в марте 1945 года командир эскадрильи телеграммой сообщил, что самолёты «Железнодорожник Одесской» бомбили фашистов в Берлине.

Коллективы транспортных предприятий переписывались с воинами-земляками, рассказывали им о своих ударных делах. На фронт выезжали делегации с подарками, с письмами от родных и друзей.

Забота советских людей о фронтовиках проявлялась и в посылке тёплых вещей. Железнодорожники собрали и отправили бойцам, командирам миллионы полушубков, шапок-ушанок, ватных брюк, валенок, нательного белья, варежек, шерстяных носков и других вещей.

Идейной закалке кадров, воспитанию сознательного отношения к труду и дисциплине в значительной мере способствовала деятельность учреждений культуры на железнодорожном транспорте.

Профессиональные творческие коллективы были созданы при Центральном доме культуры железнодорожников (ЦДКЖ) ещё до войны. Они оказывали квалифицированную помощь самодеятельным коллективам, способствовали приобщению миллионов трудящихся к советской культуре. Так родился железнодорожный ансамбль песни и пляски. Вначале им руководил А. В. Александров, ставший впоследствии народным артистом СССР. Он автор музыки гимна Советского Союза, знаменитой песни «Священная война» (на слова В. И. Лебедева-Кумача). В годы войны этот ансамбль возглавил выдающийся советский композитор И. О. Дунаевский.

При Центральном доме культуры железнодорожников был создан джаз-оркестр. В его организации приняли участие Леонид Утёсов, композиторы братья Дмитрий и Даниил Покрассы. Оркестр много ездил с концертами по фронтовым и тыловым дорогам и не только в нашей стране, но и в освобождённых от фашистского ига странах Европы: Польше, Венгрии и других.

Был в ЦДКЖ и акробатический ансамбль. Акробаты пользовались у зрителей во время гастрольных поездок в годы войны большим успехом.

Коллектив Театра транспорта под руководством народного артиста РСФСР Н. В. Петрова более двух лет жил «на колёсах». На остановках давались спектакли и концерты. В пути следования в вагонах готовили нехитрый по условиям военного времени реквизит.

Труппа театра выступала в основном перед многочисленной аудиторией воинов-фронтовиков, на крупных станциях, в городах.

Спектаклям театра «Били, бьём и будем бить», «Ненависть», «Накануне», «Дым отечества» и другим сопутствовал неизменный успех. Театр ставил пьесы К. Симонова, А. Афиногенова, Л. Шейнина, братьев Тур, Б. Ромашева, Г. Мдивани и других известных писателей, драматургов. За плодотворный труд многие артисты театра были награждены орденами и медалями Советского Союза, знаком «Почётному железнодорожнику», именными часами, Почётными грамотами. Труппа театра не раз удостаивалась Почётных грамот командования фронтов.

В коллектив театра входили такие знаменитые мастера советской сцены, как В. Хохряков, Л. Скопина, П. Крылов, И. Судаков и другие.

В начале войны газета «Гудок», рассказывая о деятельности профессиональных коллективов ЦДКЖ, отмечала: «Никогда ещё не жили такой напряжённой жизнью, как сейчас, художественные коллективы ЦДКЖ. Они ежедневно выступают в частях Красной Армии, на сборных пунктах, на вокзалах перед отправлением эшелонов».

О том, какое значение придавалось деятельности мастеров искусства во время войны, красноречиво свидетельствует Указ Президиума Верховного Совета СССР от 29 июля 1945 года о награждении И. О. Дунаевского орденом Красной Звезды. Этой боевой награды в числе большой группы железнодорожников он был удостоен за самоотверженную и плодотворную работу, способствовавшую выполнению заданий правительства и военного командования в период Великой Отечественной войны.

Патриотические песни звучали, естественно, не только в исполнении профессиональных артистов. Перед самой войной С. Н. Вознесенская приехала на гастроли в Ленинград с театром оперы и балета Белоруссии. Здесь её и застала война. Талантливая актриса пришла в Центральный клуб Октябрьской дороги и возглавила самодеятельный ансамбль. Возникли в то военное время музыкальные и танцевальные коллективы при клубе имени Карла Маркса на набережной Обводного канала, при клубе «Красный путь» на Финляндском вокзале. После напряжённого трудового дня участники коллективов художественной самодеятельности спешили на репетиции. Начальник станции Ленинград-Витебский-Пассажирский Н. С. Семёнов, начальник резерва проводников В. Ф. Лапов и нарядчик Е. Л. Рудковская, например, готовили литературно-музыкальные монтажи. Свыше 200 концертов дали эти коллективы для героических защитников Ленинграда.

— Звучала музыка и в наших теплушках, — вспоминает старший машинист колонны паровозов особого резерва НКПС № 13 Т. Панфилович. — Особенно музыкальной считалась бригада старшего машиниста Цыплакова. Мы создали на её основе струнный оркестр. И для самих развлечение, да и бойцов маршевых рот можно было порадовать музыкой.

Активно участвовали в самодеятельности политрук колонны паровозов особого резерва НКПС № 48 Г. И. Фёдоров и машинист Н. Н. Мусько.

В короткие часы отдыха перед бойцами выступали участники художественной самодеятельности спецформирований, прибывших под Ленинград с Южно-Уральской дороги. Звучали революционные и боевые песни, слушатели подпевали.

В депо Лиски Юго-Восточной дороги организовали самодеятельный ансамбль. Машинист-стахановец В. Е. Петров поражал своих товарищей удалой русской пляской, а помощник машиниста П. В. Евстигнеев, не раз премированный руководством дороги за самоотверженный труд, выступал на концертах с комическими рассказами, остроумно высмеивал гитлеровских вояк.

Много было памятных встреч у ансамбля с воинами, которые уезжали на фронт.

Важной формой общественно-политической и культурной работы в годы войны стали агитпоезда. К концу 1944 года функционировало около 90 таких поездов. Как правило, они перемещались вслед за войсками на запад.

Высококвалифицированные пропагандисты, лекторы, художники, библиотекари, киномеханики, участники концертных бригад активно вели в массах политическую работу, распространяли передовой опыт.

Тысячи концертов было дано для воинов на фронтах, в госпиталях для раненых, для населения освобождённых районов. О масштабах работы говорит такая цифра: на лекциях и концертах, организованных агитпоездом № 1 в 1942 году, в течение всего лишь 50 дней побывало 86 тысяч человек.

Политическая направленность, высокий идейный и художественный уровень, масштабность, разнообразие жанров — вот что характеризовало в военные годы работу культурно-просветительных учреждений и самодеятельных коллективов железнодорожников.

Огромная работа по подготовке и повышению квалификации кадров, воспитанию их в духе высокого патриотизма, преданности ленинской партии и социалистической Родине имела решающее значение для успешного выполнения сложных и ответственных задач, стоявших перед железнодорожным транспортом в годы войны.

Забота о людях

В тяжёлых условиях военного времени делом первостепенной государственной важности Коммунистическая партия и Советское правительство считали заботу о бытовых нуждах трудящихся.

В те суровые дни, когда враг продвигался в глубь советской территории, когда тысячи поездов увозили на восток миллионы людей, оборудование заводов, партия и правительство уделяли огромное внимание организации снабжения населения продовольствием. Обычные формы торговли заменялись нормированным снабжением на основе карточной системы.

С 18 июля 1941 года на такой вид снабжения были переведены жители Москвы, Ленинграда и их пригородов и отдельных городов Московской и Ленинградской областей, а позднее и других областей, краёв и республик. Отрасли народного хозяйства обеспечивались продуктами дифференцированно. Повышенные нормы устанавливались рабочим, занятым на тяжёлых работах.

Чтобы улучшить материальное положение тружеников стальных магистралей, непосредственно связанных с движением поездов, Совет Народных Комиссаров СССР в марте 1942 года принял постановление «Об обеспечении продуктами питания в пути следования поездных бригад». В нём предуматривалось, что каждый член поездной бригады должен получить перед поездкой дополнительный паёк (хлеб, колбаса, сахар, табак).

Самоотверженный труд советских людей, централизация продовольственного дела позволили решить острейшую проблему питания населения. Суточный рацион взрослого человека в городе составлял в 1942 году в среднем 2555 калорий, в 1943 году — 2750, а в 1944 году — 2810 калорий.

Нормы выдачи на тот или иной период иногда менялись в зависимости от состояния ресурсов, но принцип: за ударный труд — лучшее снабжение сохранялся всё время. В мае 1942 года ввели дополнительное питание для рабочих, перевыполнявших нормы выработки. Так называемое «второе горячее» питание состояло из 50 граммов мяса или рыбы, 50 граммов крупы, 10 граммов жира и 100 граммов хлеба. В норму выдачи по карточкам это питание не засчитывалось. К концу 1942 года дополнительное питание получали около одного миллиона человек, в 1943 — 3 миллиона, а в 1945 году — 6 миллионов человек.

Во время войны значительно расширилась сеть общественного питания. Это способствовало не только улучшению обеспечения трудящихся продуктами питания в условиях недостатка продовольствия, но и в определённой мере освобождало от домашних забот, что особенно было важно в связи с приходом в промышленность и на транспорт большого числа женщин и молодых рабочих. Доля общественного питания в розничном товарообороте страны возросла до 25 процентов в 1943 году, тогда как до войны она не превышала 14 процентов.

Много внимания организации снабжения и питания уделялось на железнодорожном транспорте, работа торговой сети и предприятий общественного питания находилась под контролем профсоюзов.

Большое значение имело решение правительства от 19 февраля 1942 года об образовании на предприятиях отделов рабочего снабжения (орсов), основной задачей которых являлось изыскание новых источников и увеличение производства продовольствия, максимальное использование местных ресурсов для снабжения работников.

В системе НКПС руководство орсами, действовавшими ещё до войны, осуществляло Главное управление рабочего снабжения, созданное в соответствии с постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 19 февраля 1943 года вместо Всесоюзного объединения торговли и столовых на железнодорожном транспорте.

Отделы рабочего снабжения железнодорожного транспорта привлекали дополнительные ресурсы незерновых сельскохозяйственных продуктов, проводили децентрализованные заготовки и закупки, организовывали предприятия по выработке и переработке разных пищевых продуктов. Орсы имели широкую сеть магазинов, столовых, сельскохозяйственных предприятий.

Важным средством мобилизации местных продовольственных ресурсов явилось образование на железных дорогах и предприятиях подсобных хозяйств. В 1942 году 2000 подсобных хозяйств и 118 совхозов железнодорожного транспорта имели 119 тысяч гектаров посевной площади. За первые два года войны посевная площадь в совхозах управления рабочего снабжения Южно-Уральской дороги, например, увеличилась на 3535 гектаров. В 1943 году столовые этой магистрали получили дополнительно 49 тысяч центнеров картофеля и 39 100 центнеров овощей. В 1943 году посевные площади совхозов и подсобных хозяйств предприятий НКПС составляли 206 тысяч, в 1944—300 тысяч, а в 1945 году — 317 тысяч гектаров.

За один 1943 год подсобные хозяйства железных дорог Центра собрали свыше 70 тысяч тонн картофеля и овощей. Кроме того, в магазины и на базы отделов рабочего снабжения поступило свыше 18 тысяч центнеров молока и 4066 центнеров мяса.

Хозяйственные руководители, партийные и профсоюзные организации налаживали в трудных военных условиях работу предприятий быта, торговли и общественного питания.

После освобождения Брест-Литовской дороги, например, за короткий срок там открыли 84 магазина, 21 столовую, 68 подсобных предприятий, организовали 40 подсобных хозяйств, имевших посевную площадь свыше 2000 гектаров.

Активность трудящихся в борьбе за увеличение местных продовольственных ресурсов проявилась в развитии коллективного и индивидуального огородничества. Многое в этом направлении сделано на железных дорогах и заводах транспорта.

Железнодорожники и в первую очередь линейные работники, связанные с движением поездов, наделялись земельными участками до 0,5 гектара и сенокосами до 1 гектара. В 1942 году 820 тысяч семей железнодорожников были охвачены индивидуальным и коллективным огородничеством. Они освоили посевную площадь в 115 тысяч гектаров. Колхозы и машинно-тракторные станции помогали железнодорожникам обрабатывать землю, выделили им семена овощных культур, 46 тысяч поросят.

Проведённая профсоюзными организациями в трудовых коллективах работа и развернувшееся социалистическое соревнование за развитие огородничества (сводки о развитии огородничества печатались в газетах рядом с сообщениями о выполнении планов перевозок) принесли хорошие плоды и в прямом и в переносном смысле. В 1943 году по сравнению с 1942 годом число железнодорожников-огородников возросло более чем на 39 процентов, а посевные площади увеличились на 40,2 процента. В 1944 году из 100 рабочих 97 занимались огородничеством, посевные площади под индивидуальными и коллективными огородами железнодорожников выросли на 20 процентов, а в 1945 году — на 45 процентов по сравнению с предыдущим годом.

Немалую помощь в развитии огородничества и становлении подсобных хозяйств на освобождённых от врага магистралях оказывали железнодорожники Урала, Сибири, Средней Азии, Закавказья, Дальнего Востока. Характерен такой факт. Коллектив маленькой станции Дельбегетен призвал работников всех станций и разъездов Казахстана оказать помощь Южной дороге в создании продовольственной и материально-технической базы. И вот в Харьков отправлен эшелон подарков: 370 голов скота, различное оборудование, инвентарь. Многие коллективы тыловых железных дорог брали шефство над прифронтовыми магистралями, посылали туда продовольствие и строительные материалы для сооружения сельскохозяйственных построек.

Изменение практики поощрения работников, введение сдельно-прогрессивной и повремённо-премиальной систем оплаты способствовали улучшению организации труда и повышению материальной заинтересованности железнодорожников. Были установлены ежемесячные первые и вторые премии за выполнение планов перевозок, производились специальные отчисления от прибылей железных дорог для награждения особо отличившихся работников. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 16 марта 1942 года заработная плата машинистов, помощников машинистов, кондукторов, кочегаров, поездных вагонных мастеров, составителей поездов была повышена на 10—40 процентов.

Железнодорожники поощрялись за быструю доставку оружия, боеприпасов на фронт, ускоренное продвижение эшелонов с войсками и транспортов с воинскими грузами, за бесперебойное удовлетворение потребностей народного хозяйства в перевозках. На основе анализа деятельности дорог установили степень участия их в выполнении воинских и народнохозяйственных перевозок, разбили дороги на несколько групп и для каждой установили дифференцированный премиальный фонд поощрения наиболее отличившихся железнодорожников. С 1 октября 1942 года было введено новое Положение о премировании рабочих и инженерно-технических работников за экономное расходование топлива и теплоэнергии. Только в августе 1943 года паровозным бригадам 36 дорог выплатили премию за экономию топлива в сумме 10 миллионов 750 тысяч рублей.

В 1944 году общий фонд заработной платы рабочих и служащих составлял 16,42 миллиарда рублей, или более 50 процентов всех расходов железнодорожного транспорта СССР. За период с 1941 по 1945 год фонд заработной платы работников, занятых на эксплуатации железных дорог, возрос на 79,5 процента, а средняя месячная заработная плата одного работника увеличилась на 48,2 процента.

Серьёзной проблемой явилось улучшение жилищно-бытовых условий работников транспорта. До войны 6,5 миллиона квадратных метров жилья находилось в ведении железных дорог. К началу 1943 года сохранилось менее трёх миллионов.

Несмотря на то что война поглощала основные ресурсы страны, правительство выделяло немалые средства на восстановление жилищного фонда, больниц, школ, детских учреждений на освобождённых от противника железных дорогах. Успешному возрождению разрушенного хозяйства способствовала братская бескорыстная помощь железнодорожников, работавших в тылу. Со всех концов страны — с Урала, Сибири, Средней Азии, Дальнего Востока направлялись на запад составы с оборудованием, строительными материалами, инструментом, необходимыми для восстановительных работ, специалисты.

До Великой Отечественной войны Белорусская дорога имела семь больниц на 760 коек, 10 поликлиник, 18 линейных амбулаторий, восемь фельдшерско-акушерских пунктов, три медпункта на вокзалах, семь санучастков. Немецко-фашистские оккупанты полностью разрушили медицинские учреждения, вывезли и уничтожили всё медицинское оборудование. Около 90 процентов жилого фонда железнодорожников было сожжено. Тысячи семей после освобождения ютились в землянках и приспособленных под жильё вагонах. Для быстрейшего переселения людей в благоустроенные жилища на узлах и линейных станциях форсировалось строительство домов, создавались мощные строительно-восстановительные организации.

На железных дорогах Юга за 1944—1945 годы было восстановлено и введено в эксплуатацию 482 тысячи квадратных метров жилой площади, построено 1237 общежитий на 21 057 человек, восстановлено и вновь организовано 235 сапожных, 164 пошивочных мастерских, 362 объекта бытовых услуг. Начали функционировать 194 клуба и Дворца культуры, 1302 Красных уголка, 98 библиотек, 51 радиоузел.

Жилищно-бытовые условия работников транспорта всегда находились в поле зрения Наркомата, руководителей железных дорог, партийных, профсоюзных и комсомольских организаций предприятий транспорта. Повсеместно была развёрнута энергичная работа по приведению жилого фонда в хорошее состояние.

По решению ЦК ВЛКСМ в апреле-мае 1943 года на магистралях страны проходил комсомольско-молодёжный месячник по благоустройству общежитий. 15 июля 1943 года НКПС издал приказ, которым начальники железных дорог и предприятий транспорта обязывались своевременно подготовить весь жилой фонд к третьей военной зиме. При комитетах профсоюза создавались смотровые бригады, комиссии по проверке готовности к зиме жилых и служебных помещений. На железных дорогах проводились санитарно-культурные походы, воскресники по ремонту зданий и массовые общественные смотры общежитий.

На Курском узле осенью 1943 года создали четыре совета женщин-общественниц: в паровозном и вагонном депо, на станции и дистанции пути. Жёны, матери, сёстры, дочери железнодорожников приняли самое активное участие в восстановительных работах. Около 65 человек, объединённые в бригады, строили жильё. Семьдесят женщин, возглавляемые Е. В. Старосельцевой и А. П. Водяницкой, взяли шефство над молодёжными общежитиями.

На станции Лихая Юго-Восточная дорога имела свою шахту, которая давала в сутки в среднем до 20 тонн высококачественного антрацита. Этот уголь в основном шёл на нужды рабочих и служащих магистрали для обогрева жилищ и приготовления пищи.

С 10 по 30 апреля 1944 года по инициативе комсомольцев Мичуринского и Саратовского железнодорожных узлов был проведён общесетевой декадник по наведению чистоты и порядка на станциях и вокзалах.

В 1944 году Советское правительство ассигновало на строительство новых жилых зданий на 28 миллионов рублей больше, чем в 1943 году. НКПС выделил для нужд индивидуальных застройщиков денежные суммы и строительные материалы. В тяжёлых условиях удалось построить за 1941—1944 годы только на железных дорогах Центра жилые дома общей площадью 279 тысяч квадратных метров, в которые вселились 60 тысяч семей железнодорожников.

Расширилась сеть лечебно-профилактических и детских дошкольных учреждений. На 26 дорогах открыли 50 поликлиник и амбулаторий, 160 медицинских и фельдшерских пунктов, свыше 30 больниц. Восстанавливались и сооружались лечебные учреждения и на других дорогах. К концу войны на транспорте имелось свыше 40 тысяч яслей, 500 женских и детских консультаций.

Труженики стальных магистралей, как и все трудящиеся страны, на заботу партии и правительства о материальных и бытовых нуждах населения в условиях войны отвечали самоотверженным трудом во имя победы над врагом.

Главный итог работы транспорта

В годы Великой Отечественной войны советский железнодорожный транспорт внёс огромный вклад в общенародное дело победы над врагом, сыграл решающую роль в обеспечении нужд фронта и потребностей экономики страны в перевозках. На его долю приходилось свыше 80 процентов общего грузооборота.

Железные дороги выполнили невиданные в мировой практике размеры воинских перевозок. В сложных условиях под бомбардировками вражеской авиации и артобстрелами железнодорожники бесперебойно доставляли фронту войска, технику, вооружение, боеприпасы, горючее и продовольствие. В сжатые сроки осуществили колоссальную работу по перебазированию промышленности и эвакуации населения в восточные районы страны. Эвакуировано 18 миллионов человек и 2593 крупных заводов и фабрик.

За четыре военных года непосредственно для армии доставлено более 19,7 миллиона вагонов, в том числе 9,8 миллиона с войсками и 9,9 миллиона с воинскими грузами. Для этого потребовалось сформировать и пропустить по многим дорогам, нередко под бомбардировками и обстрелами врага, в значительной мере по временно восстановленным с крайне ограниченной пропускной способностью линиям свыше 440 тысяч поездов. За годы войны фашистская авиация произвела на советские железнодорожные объекты 19 863 налёта, сбросила на них свыше 243 тысяч фугасных, осколочных и 120 тысяч зажигательных бомб.

Самыми напряжёнными для железнодорожников были периоды подготовки и проведения важнейших стратегических операций Красной Армии. В это время перевозочная мощность многих железнодорожных линий почти полностью переключалась на воинские перевозки. Умелое использование пропускной способности фронтальных и рокадных направлений, вагонного и локомотивного парков, осуществление необходимого манёвра воинскими перевозками обеспечивал управленческий аппарат железнодорожного транспорта и органов военных сообщений.

Вот какую оценку работе советского железнодорожного транспорта дали наши союзники по антигитлеровской коалиции: «Следует отметить отличное использование русскими железных дорог. С помощью железных дорог русские осуществляли стратегическое сосредоточение и переброску одной или нескольких армий в невероятно короткие сроки. Несовершенная железнодорожная сеть европейской части России не часто давала возможность для подобных операций, но как только появлялась возможность, она полностью использовалась. Использовались все средства, даже те, которые носили явный признак импровизации: непрерывный поток эшелонов … эшелоны, следующие на расстоянии зрительной связи друг от друга, движение в одном направлении по всем колеям … Используя железнодорожный транспорт, русским удавалось ошеломлять немецкое командование, так как подобная быстрота таких перевозок по железным дорогам шла вразрез с имеющимся опытом».

Воинские перевозки, хотя и огромные по своим масштабам, даже в самые напряжённые периоды составляли менее одной трети общей работы сети железных дорог. Основной объём перевозок выполнялся для удовлетворения потребностей народного хозяйства, нужд военной экономики. Значительная часть предприятий переместилась на Восток — в Поволжье, на Урал, в Сибирь, Казахстан, Среднюю Азию. На длительное время страна была лишена крупнейших баз добычи топлива и сырья. Это увеличивало дальность транспортировки грузов, меняло характер и направления грузопотоков. Не хватало вагонов, паровозов, даже на грузонапряжённых участках зачастую лежали изношенные рельсы, постоянно ощущался острый недостаток запасных частей, мощностей ремонтной базы.

Много трудностей, порой казавшихся неодолимыми, железнодорожники, проявив невиданное упорство, изобретательность, сумели побороть, преодолеть. О масштабах сделанного свидетельствуют данные, приведённые в таблицах. В них отражено, как в зависимости от действий на фронте и положения в тылу менялись размеры перевозок и другие показатели работы. После 1942 года непрерывно наращивались перевозки и, несмотря на большие разрушения железнодорожных линий, улучшалось использование подвижного состава.

Общий объём воинских железнодорожных перевозок за 1941—1945 годы.
1Включая перевозки людей для оборонных работ, перевозки военных заводов с людьми, осуществляемые оперативными эшелонами. Всего за время войны объём таких перевозок составил 47 401 поезд
Основные показатели работы железнодорожного транспорта в 1941—1945 годах

Отступая, враг взрывал мосты, тоннели, виадуки, трубы, оставлял в руинах станции, депо, устройства водоснабжения и топливоснабжения, приводил в полную негодность средства сигнализации и связи. Фашисты не только разрушали транспортные объекты, но и минировали их, чтобы затруднить восстановление. За военные годы на железных дорогах было обезврежено, вывезено и уничтожено около 1,3 миллиона мин и свыше миллиона снарядов и бомб.

Всего за годы войны воины-железнодорожники и спецформирования НКПС восстановили более 115 000 километров главных и станционных путей, 76 984 комплектов стрелочных переводов, 2756 больших и средних мостов общей протяжённостью 272 150 метров, 13 022 малых мостов и труб, 46 тоннелей общей протяжённостью 23 230 метров, 71 172 километра столбовых линий связи, 7990 станций и разъездов, 182 паровозных депо и 2545 пунктов водоснабжения. Некоторые линии восстанавливались дважды и даже трижды. Вместе с подразделениями ГУВВР НКПС работы вели местные железнодорожники и жители прилегающих районов.

Наряду с восстановлением разрушенного хозяйства в широких масштабах и высокими темпами сооружались новые железные дороги. Всего было введено в строй 9845 километров новых линий. Строительство велось на Урале и Кавказе, в Сибири, Казахстане и Средней Азии. Уже в ходе строительства по большинству из них осуществлялись перевозки.

Сооружались вторые пути на дорогах Урала и Сибири. Продолжалась электрификация железнодорожных линий. В войну на электрическую тягу перевели около 400 километров.

В самые трудные дни не прекращалось строительство Московского метрополитена. За годы войны была сооружена третья очередь метро. С 1 января 1943 года поезда пошли от станции «Площадь Свердлова» до станции «Автозаводская» (6,2 километра), а с 18 января 1944 года вступил в строй участок от Курского вокзала до Измайловского парка длиной 7,1 километра. Велось строительство Кольцевой линии. Метрополитеновцы трудились в тесном содружестве с метростроевцами. Одновременно работники Московского метростроя по заданию Государственного Комитета Обороны сооружали важные объекты в других городах страны, находившихся на линии фронта.

Решающим в успешной работе железнодорожного транспорта в военное время явилось повседневное руководство и организаторская деятельность Коммунистической партии Советского Союза. Действия железнодорожников целеустремлённо направлялись Центральным Комитетом партии, территориальными и транспортными партийными организациями. Политические отделы, узловые парткомы, первичные партийные организации транспорта проводили большую работу по мобилизации тружеников стальных магистралей на обеспечение бесперебойной доставки всего необходимого для фронта и тыла.

Формы партийной работы обогащались новым опытом и совершенствовались с учётом менявшейся обстановки. Во время войны в полной мере проявилась сила личного примера коммунистов. Они на всех участках работы показывали образцы мужества и патриотизма.

Советские железнодорожники, верные идеям марксизма-ленинизма, приумножая революционные, боевые и трудовые традиции, на всех этапах войны проявляли массовый героизм, мужество и самоотверженность, с честью справились с поставленными перед ними задачами.

Коммунистическая партия и Советское государство высоко оценили доблестный труд железнодорожников. За выдающиеся заслуги перед Родиной в годы Великой Отечественной войны Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Социалистического Труда 125 работникам железнодорожного транспорта, орденами Ленина награждены 716 железнодорожников, Красного Знамени — 113, Суворова I и II степени — 5, Кутузова I и II степени — 14, Отечественной войны I и II степени — 1600, Трудового Красного Знамени — 2578, Красной Звезды — 4479, «Знак Почёта» — 5871, медалями «За отвагу» — 1178, «За боевые заслуги» — 2697, «За трудовую доблесть» — 4910, «За трудовое отличие» — 4132 человека. Всего орденов и медалей Советского Союза удостоены 28 420 работников железнодорожного транспорта. Кроме того, орденами и медалями Советского Союза были награждены более 35 тысяч военных железнодорожников, входивших в систему ГУВВР НКПС.

Многие железнодорожники получили медали за оборону Москвы, Ленинграда, Сталинграда, Севастополя, Одессы, Кавказа, Заполярья и другие. После окончания войны медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов» были награждены 994 917 железнодорожников. Приказами НКПС в годы войны знаком «Почётному железнодорожнику» награждены 28 259 человек.

Часть 15


[1 наблюдающий участник] 
Эта страница последний раз была изменена 1 мая 2015 в 16:57, автор изменения — участник Энциклопедия нашего транспорта Anakin. В создании приняли участие: участник Энциклопедия нашего транспорта Workweek
info2008 ≤co-бa-кa≥ nashtransport.ru
«Наш транспорт» © 2009—2017
Rambler's Top100