Logo name

Железнодорожники в Великой Отечественной войне 1941—1945 (книга, часть 13)



Материал из Энциклопедия нашего транспорта

Перейти к: навигация, поиск

Часть 12

Содержание

Глава четырнадцатая. В заключительных операциях

С января по апрель 1945-го

И. В. Ковалёв — начальник Управления военных сообщений, Центрального управления военных сообщений Красной Армии (1941—1944), нарком путей сообщения (1944—1948), генерал-лейтенант
Поезд с танками отправляется в район военных действий
В. Т. Осипов — заместитель начальника службы движения железной дороги имени В. В. Куйбышева (1942—1943), начальник особой группы при наркоме по маршрутизации перевозок (1943—1945), начальник отдела Центрального грузового управления НКПС, Главного грузового управления МПС (1945—1957), Герой Социалистического Труда
Командование 1-го Белорусского фронта на восстанавливаемом мосту через Вислу у Варшавы (1945 год). Слева направо: генерал-лейтенант Н. В. Борисов, Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, генерал-лейтенант Н. А. Антипенко, генерал-лейтенант А. Г. Черняков, генерал-майор Г. Т. Донец, генерал-майор В. П. Тиссон, полковник И. В. Земелькин (второй справа)
А. Е. Котов — ревизор по безопасности движения Латвийской железной дороги, уполномоченный НКПС по Северо-Западному и Волховскому фронтам (1941—1942), заместитель Главного ревизора по безопасности движения НКПС (1942—1943), уполномоченный НКПС и ЦУПВОСО при Варшавской дирекции (1944—1945), заместитель начальника Латвийской дороги (1945—1949), начальник Эстонской дороги (1945—1953, 1956—1963)

К началу 1945 года Красная Армия изгнала немецко-фашистских захватчиков из пределов СССР, кроме небольшой части Латвии, нанесла сокрушительные поражения главным стратегическим группировкам противника, вступила в пределы Восточной Пруссии, освободила от гитлеровцев Румынию, Болгарию, часть Польши, Чехословакии, Венгрии, ряд районов Югославии, Норвегии.

Советские Вооружённые Силы добились значительного превосходства над врагом. Но противник продолжал ожесточённо сопротивляться. Предстояло завершить освобождение стран Восточной и Юго-Восточной Европы, окончательно разгромить гитлеровскую армию и совместно с союзниками принудить фашистскую Германию к безоговорочной капитуляции.

В январе 1945 года началось грандиозное наступление советских войск на фронте от Балтики до Карпат протяжением 1200 километров. В нём участвовали польские, чехословацкие, румынские и болгарские соединения и объединения. В ходе проведённых Висло-Одерской, Восточно-Прусской, Нижнесилезской, Восточно-Померанской, Верхнесилезской и Венской стратегических операций к середине апреля от врага были очищены Польша, Верхнесилезский промышленный район, Венгрия, часть Чехословакии и Австрии. Противник понёс большие потери, отброшен от Вислы на Одер и Нейсе. Наши войска вышли в предгорья Судет, в Западных Карпатах продвинулись на 150—270 километров, заняли выгодные позиции для нанесения завершающего удара по фашистским группировкам.

Победоносное наступление Красной Армии сорвало наступление немецко-фашистских войск в Арденнах, где американско-английские войска оказались в тяжёлом положении.

На состоявшейся в Ялте 4—11 февраля 1945 года конференции руководителей СССР, США и Великобритании были согласованы вопросы, связанные с завершением разгрома Германии и её послевоенным положением, намечены основы решения проблем освобожденной Европы, поддержания мира и безопасности в послевоенный период.

В 1945 году железнодорожники решали сложные и ответственные задачи по транспортному обеспечению крупнейших заключительных операций Красной Армии, осуществлению перевозок для восстановления разрушенного немецко-фашистскими захватчиками хозяйства в освобождённых районах, функционирования быстро развивающейся экономики страны.

Чтобы успешно выполнить эти задачи, надо было учитывать следующие особенности и условия работы транспорта:

во-первых, то, что линия фронта значительно удалилась от важнейших районов производства военной техники, боеприпасов, горючего, продовольствия и дальность транспортировки воинских грузов намного возросла. Если в первые годы войны эти грузы доставлялись на фронт на расстояние 3—3,5 тысячи километров, то в 1945 году — 5 тысяч километров. Для перевозки одного и того же количества воинских грузов в 1945 году необходимо было больше вагонов на 43 процента и паровозов — на 28 процентов;

во-вторых, отдаление фронтов от границ нашей страны требовало чёткой организации перевозок не только на железных дорогах СССР, но и на дорогах сопредельных государств, причём перевозки надо было осуществлять, используя пути отечественной колеи шириной 1524 миллиметра, западноевропейской колеи 1435 миллиметров и подвижной состав этой колеи;

в-третьих, высокий темп и огромный размах наступательных операций требовал от железнодорожных войск и спецформирований НКПС быстрого и высококачественного восстановления железнодорожных путей, особенно мостов, не отрываться от наступающих частей Красной Армии, чтобы своевременно доставлять фронту военную технику, боеприпасы, горючее, продовольствие;

в-четвёртых, концентрируя внимание на обеспечении чёткой работы прифронтовых участков, ни в коем случае нельзя было ослаблять, а наоборот, всемерно улучшать работу железных дорог тыла и прежде всего магистралей Урала и Сибири, выполнявших значительную часть перевозок для нужд оборонной промышленности, быстро наращивать перевозки грузов для восстановления народного хозяйства в освобождённых районах.

К началу 1945 года усилилась острота с парком вагонов и локомотивов. При росте эксплуатационной длины сети против довоенной на 4,4 тысячи километра наличный парк вагонов уменьшился на 16 процентов и локомотивов — примерно на 10 процентов. При этом изношенность подвижного состава намного увеличилась. Пропускная способность железнодорожных линий на освобождённых территориях из-за неполного восстановления была ещё крайне ограничена, доля двух- и многопутных линий в эксплуатационной длине железных дорог сократилась с 28,5 до 20,2 процента. Неравномерное прибытие большого количества вагонов с грузами на прифронтовые дороги, недостаток механизации по перегрузу и выгрузке воинских эшелонов вызвали замедление оборачиваемости вагонов и накопление избытка парка на западной части сети.

Всё это отрицательно сказывалось на продвижении поездов и удовлетворении потребностей в перевозках.

Сложность и разносторонность задач требовали от железнодорожников особой слаженности и организованности в работе, высокой дисциплины с тем, чтобы обеспечить без задержек пропуск воинских и снабженческих поездов, погрузку каждой дорогой грузов по установленной номенклатуре и в первую очередь каменного угля, металла, зерна, леса, выполнение норм передачи поездов, строгое соблюдение регулировочной дисциплины по направлению порожних вагонов на углепогрузочные дороги, усиление выгрузки.

Следовало при этом преодолеть и возникшие трудности вследствие недостаточной подготовки ряда железных дорог и предприятий к зиме. Серьёзные сбои в движении поездов произошли уже в начале зимы на Томской, Свердловской, Карагандинской и Южно-Уральской дорогах. В декабре 1944 года общая погрузка на сети железных дорог уменьшилась. На шахтах осталось невывезенным большое количество угля, в котором остро нуждались электростанции, металлургические и коксохимические заводы. Скопилась готовая продукция на промышленных предприятиях.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1944 года Народным комиссаром путей сообщения был назначен генерал-лейтенант И. В. Ковалёв с освобождением от обязанностей начальника Центрального управления военных сообщений (ЦУПВОСО).

В Наркомате путей сообщения разработали план конкретных действий по устранению имеющихся недостатков и подъёму эксплуатационной деятельности железных дорог. Определили меры по усилению восстановления разрушенных врагом железнодорожных линий на территории СССР и сопредельных государств. Основное внимание сосредоточили на выявлении и всемерном использовании внутрихозяйственных резервов.

Железнодорожники прилагали все усилия, чтобы преодолеть имеющиеся трудности. Командный состав, партийные, профсоюзные и комсомольские организации транспорта проводили большую массово-политическую работу в трудовых коллективах, всё внимание было нацелено на выполнение и перевыполнение производственных заданий.

Государственный Комитет Обороны своим постановлением объявил шесть дней декабря и три дня января днями усиленной погрузки угля. В этот период на ряде железных дорог запрещалось что-либо грузить, кроме угля, крепёжного леса, металлургического сырья и воинских грузов.

По указанию ЦК ВКП(б) и ГКО местные партийные и советские органы развернули борьбу за сокращение времени нахождения вагонов на подъездных путях промышленных предприятий, оказывали помощь в очистке путей от снега, ремонте подвижного состава.

В соответствии с решениями ЦК КП(б) Украины и правительства Украинской ССР на машиностроительных заводах Украины организовали ремонт паровозов и вагонов. Московский областной и городской комитеты партии проводили большую работу по организации ремонта вагонов на предприятиях столицы и промышленных центров области. По решению Свердловского обкома ВКП(б) многие заводы Свердловска взяли шефство над паровозными депо, вагонными участками и отдельными локомотивными бригадами, выделяли оборудование и материалы для ремонта подвижного состава. ЦК КП(б) Литвы и правительство республики направили несколько тысяч человек из местного населения для постоянной работы в строительно-восстановительных организациях Литовской дороги. ЦК КП(б) Латвии оказал помощь железнодорожникам Латвийской магистрали в восстановлении разрушенного хозяйства и развёртывании массово-политической работы в производственных коллективах.

В НКПС и на железных дорогах повысили уровень руководства эксплуатационной работой. Прежде всего улучшили систему регулирования вагонными парками и качество диспетчерского командования движением поездов и работой паровозов. Особое внимание обращалось на увеличение скорости продвижения оперативных и снабженческих поездов. В службах движения дорог ввели суточное планирование поездной и грузовой работы с осуществлением мероприятий по беспрепятственному пропуску вагонопотоков. На дорогах и в НКПС установили непрерывный контроль за образованием грузопотоков в целях своевременного вывоза и пропуска поездов.

Проводимые меры способствовали повышению дисциплины, нацеливали на решение конкретных задач, позволяли правильно расставить силы и средства, своевременно вскрывать и ликвидировать узкие места в работе.

При возникновении затруднений в продвижении вагонопотоков железным дорогам предлагалось: пропускать поезда через загруженные станции и узлы без остановок со сменой паровозов и локомотивных бригад на ближайшей специально выделенной станции, организовать формирование поездов на предузловых станциях, в исключительных случаях пропускать паровозы на незакреплённые участки обслуживания. Оперативные перевозки по сосредоточению войск производились скрытно. Совместно с органами военных сообщений заранее намечались запасные пункты выгрузки, регулировался подвод воинских эшелонов к пунктам перегруза. Иногда разгрузка эшелонов производилась на перегонах.

Наркомат путей сообщения принял неотложные меры по оказанию помощи дорогам, испытывавшим затруднения в работе из-за недостатка и неудовлетворительного технического состояния паровозов. Укомплектовали 15 паровозных колонн для работы на линии Караганда — Акмолинск. 60 паровозов с локомотивными бригадами направили для обслуживания участков от Пензы до Ртищево и 20 паровозов прикрепили к депо Муром. На участках Тогучин — Макушино, Шаля — Алапаевск и Свердловск — Дружинино ввели турный способ обслуживания паровозов локомотивными бригадами.

Для устранения случаев остановки поездов на перегонах на Свердловской, Южно-Уральской, Омской, Томской, Казанской, имени В. В. Куйбышева дорогах организовывали 22 пункта технической помощи паровозным бригадам, а также устанавливали дополнительные пункты подталкивания.

С целью сокращения времени нахождения паровозов под набором топлива, песка, смазочных материалов и воды открыли дополнительные пункты экипировки. На топливные склады 26 депо поступали углеподъёмные краны, паротурбины, другие машины и механизмы. Во всех депо устанавливалась круглосуточная работа слесарей по ремонту паровозов. Это несколько смягчило остроту положения в локомотивном хозяйстве.

Однако качество работы паровозного парка оставалось низким, его техническое состояние — неудовлетворительным. Около 24 процентов всех паровозов требовали ремонта. Поэтому быстро восстанавливались паровозоремонтные заводы, а также депо на дорогах западной части сети. В увеличении производственных мощностей по ремонту паровозов принимали участие многие коллективы железнодорожников. В паровозные депо западной части страны шли вагоны с Красноярской, Томской, Рязано-Уральской, Южно-Уральской и других дорог и предприятий с оборудованием, запасными частями, комплектами инструментов для бригад по ремонту паровозов. Началось планомерное восстановление паровозного хозяйства.

Наращивались темпы восстановления и других отраслей железнодорожного транспорта.

Успешному решению стоящих перед железнодорожным транспортом задач на заключительном этапе войны способствовало широко развернувшееся социалистическое соревнование, развитие творческой инициативы и активности железнодорожников.

Эффективным средством ускорения перевозок, завоевавшим своё место в общем комплексе применяемых передовых методов работы, явилась ступенчатая маршрутизация, предложенная Героем Социалистического Труда В. Т. Осиповым. Суть её состояла в том, что в организации маршрутов участвовало несколько станций, несколько отправителей, и маршрутом отправлялись разные грузы. В первом квартале 1945 года охват погрузки отправительскими и ступенчатыми маршрутами составил: по каменному углю — 70 процентов, нефти — 75, руде — 89, коксу — 66 процентов.

Творческая мысль передовых работников выдвигала более прогрессивные формы технической маршрутизации. По инициативе движенцев Юго-Восточной и некоторых других дорог начали формировать сверхдальние маршруты назначением на станции, расположенные намного дальше пунктов, установленных планом формирования. Маршрутизация перевозок стала одним из средств подъёма грузовой и поездной работы на железных дорогах.

Важным рычагом улучшения эксплуатационной работы и сокращения простоя вагонов на станциях явилось применение новой системы сортировки вагонов по методу составителя станции Киров М. Ф. Катаева. Этот метод внёс существенные поправки в технологию сортировочной работы зимой.

Прежде всего Катаев на практике доказал необоснованность сложившегося среди отдельных работников мнения, будто бы снижение производительности маневровой работы зимой — закономерное и непреодолимое явление. В зимнее время он перешёл от манёвров с целым составом или большой группой вагонов к манёврам с небольшими группами вагонов, полностью производил манёвры толчками, широко применял методы Краснова, Кожухаря, формирование и расформирование поездов одновременно с двух сторон двумя паровозами.

Ценность почина состояла в том, что Катаев применял не один какой-либо передовой приём формирования поездов, а в зависимости от обстановки пользовался тем или иным методом или несколькими передовыми приёмами одновременно. Он не ограничивался ролью составителя, а являлся руководителем комплексной бригады.

Создание комплексных бригад под руководством составителя и организация работы по методу М. Ф. Катаева позволили на многих станциях выполнять параллельно операции по техническому осмотру вагонов, их ремонту, списыванию вагонов, подборке документов, коммерческому осмотру и устранению коммерческого брака. Комплексные бригады к началу 1945 года действовали на всех сортировочных станциях. Повсеместное внедрение передового метода значительно улучшило использование подвижного состава.

В этот период особое внимание уделялось распространению почина машиниста депо Тула Д. А. Коробкова. Являясь последователем Н. А. Лунина и П. Ф. Кривоноса, он установил свой режим отопления локомотивов, обеспечил высокие форсировки котла, езду на большом клапане при сжигании низкокалорийных, многозольных подмосковных углей. За короткий срок на ряде дорог по примеру Коробкова работало до 50 процентов паровозных бригад. По указанию НКПС в каждом депо создали стахановские школы, в которых локомотивные бригады обучались искусству вождения поездов с высокими скоростями и экономии топлива.

Метод Коробкова получил дальнейшее качественное развитие и совершенствование, особенно на дорогах, где паровозы работали на бурых углях и местных сортах топлива. Передовые машинисты отказывались от набора воды и чистки топки на промежуточных станциях, расширялось движение тяжеловесников при отоплении паровозов бурыми углями.

Важную роль в подъёме работы сыграло развернувшееся социалистическое соревнование железнодорожников с шахтёрами, нефтяниками и металлургами за увеличение производства продукции, улучшение использования подвижного состава и ускорение перевозок. В Донбассе зародилось по почину работников Попаснянского отделения Северо-Донецкой железной дороги и шахтёров треста «Первомайскуголь» соревнование железнодорожников и угольщиков за увеличение добычи и ускорение перевозок угля. Коллективы Северо-Кавказской, Закавказской, Орджоникидзевской дороги и нефтяники Кавказа и Каспия соревновались за повышение добычи, выработки и налива нефтепродуктов и ускоренное продвижение по участкам нефтеналивных маршрутов.

По примеру работников Свердловской дороги началось соревнование железнодорожников и металлургов. Широкий размах получило соревнование по профессиям.

Большое значение для ускорения оборота вагонов приобретало внедрение единых технологических процессов работы железнодорожных станций и подъездных путей угольных шахт и металлургических предприятий. Пересматривались договоры на эксплуатацию подъездных путей с установлением прогрессивных нормативов использования вагонов.

Коллегия НКПС всемерно поддерживала рождающиеся на дорогах ценные почины и намечала меры по их широкому распространению. Хозяйственные руководители, партийные, профсоюзные и комсомольские организации оказывали практическую помощь передовикам и новаторам производства.

Стремительное наступление наших войск требовало постоянного пополнения ресурсов, быстрого восстановления освобождённых от противника железных дорог, увеличения их пропускной способности.

Железнодорожники-восстановители накопили за время войны огромный опыт работы, имели в своих рядах умелых командиров, политработников, инженеров, многочисленный отряд мостовиков, путейцев, механиков, связистов. Они располагали достаточным количеством копровых установок, кранов и другой необходимой техники.

Но условия восстановления и эксплуатации железных дорог с переходом военных действий на территорию Польши, Чехословакии, Германии и других стран существенно изменились, появились новые трудности. Среди них — различная ширина колеи, разнообразные конструкции пути (множество типов рельсов разной длины, применение раздельных и полураздельных промежуточных рельсовых скреплений на шурупах, наличие металлических шпал на ряде линий), необходимость использования трофейного подвижного состава, отличная от нашей система эксплуатации железных дорог. Требовалась повышенная бдительность и усиленная охрана железнодорожных объектов.

На заключительном этапе войны уменьшился объём повреждений пути, но мосты по-прежнему сильно разрушались. В этих условиях встал вопрос, какую ширину колеи принять при восстановлении железных дорог — 1524 или 1435 миллиметров? В конце января 1945 года Государственный Комитет Обороны принял решение, согласно которому в полосе 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов необходимо иметь по одному главному направлению с колеёй 1524 миллиметра для быстрого пропуска потока грузов из глубины страны в основные районы боевых действий, а на других — колею шириной 1435 миллиметров с тем, чтобы после перегруза можно было доставить груз по железной дороге в любой пункт, используя трофейный подвижной состав.

На стыке железных дорог разной колеи были организованы перегрузочные базы: в Румынии — на станциях Галац, Яссы, Сигет и на участке Аджуд Ноу — Плоешти; в Польше и на границах с ней — на участках Пшевурск —Развадув, Насельск — Дзялдово и на станциях Демблин, Варшава, Кутно, Барлоги и Познань; в Восточной Пруссии — на станциях Инстенбург, Кенигсберг, Вилленбург, Найденбург и на участке Тильзит — Почеген, Инстенбург — Гердауэн. По мере продвижения советских войск отдельные перегрузочные пункты передислоцировались дальше на запад. Когда грузопоток резко возрастал, на лимитирующих участках зарубежных железных дорог вводилась двойная тяга, устанавливался односторонний или преимущественный пропуск поездов на запад.

Для организации перевозок на прифронтовых участках зарубежных железных дорог создали Военно-эксплуатационные управления НКПС (ВЭУ), которые сыграли важную роль в обеспечении бесперебойного снабжения советских войск.

Огромная работа по восстановлению хозяйства и налаживанию перевозок была выполнена на железных дорогах Польши, Румынии, Болгарии, Венгрии, Чехословакии, Югославии, Австрии, Германии.

На территории Венгрии ни один мост через Дунай не уцелел. Снабжение плацдармов на правом берегу Дуная стало серьёзной проблемой. Паромные автомобильные переправы не обеспечивали перевозку потребного количества грузов. В связи с этим военное командование приняло решение навести понтонную железнодорожную переправу в районе города Байя. Переправу построили в чрезвычайно короткий срок, хотя Дунай в этом месте имел ширину 800, глубину 18 метров и быстрое течение.

Тем временем подразделения УВВР-5, действовавшие на 3-м Украинском фронте, ускоренными темпами возводили в Будапеште железнодорожный мост через Дунай. Строили новый переход на 23 метра выше по течению реки. Благодаря применению ряда оригинальных решений в сложных условиях мост возвели на 15 дней раньше установленного срока.

Вслед за войсками 1-го Белорусского фронта шли по польской земле восстановители УВВР-1 и УВВР-20. Им предстояло обеспечить пропуск первого поезда в Берлин. Одним из самых главных объектов на этом направлении был мост через Вислу у Варшавы.

Постройку мостового перехода через Вислу возложили на 1-ю гвардейскую железнодорожную бригаду генерала В. П. Тиссона и мостопоезд № 7 Н. А. Артёменко. Так как были разрушены все пролётные строения и большая часть опор, решили строить новый, временный мост на 25 метров выше разрушенного, общей длиной 515,7 метра.

17 января была освобождена столица Польши — Варшава, а уже на следующий день началось строительство моста в соответствии с предварительно составленным планом. На помощь гвардейцам пришли жители Варшавы. Они работали на возведении подходов. 21 января к строителям прибыли Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, член Военного совета 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант К. Ф. Телегин, заместитель командующего войсками фронта по тылу генерал-лейтенант Н. А. Антипенко. Они детально ознакомились с ходом работ.

Военный совет 1-го Белорусского фронта обратился к строителям с призывом быстрее восстановить мостовой переход. В обращении подчёркивалось, что каждый метр восстановленных железных дорог и мостов — это шаг к победе, новый шаг к Берлину. Необходимо добиться, чтобы боеприпасы, горючее и продовольствие догоняли передовые войска по железным дорогам.

Во всех частях прошли митинги. В ответ на обращение их участники брали на себя повышенные обязательства. И слова не расходились с делом. Первый поезд с воинскими грузами прошёл по мосту на запад 29 января в 17 часов 30 минут. Срок, установленный Военным советом фронта, был сокращён более чем на 7 суток.

За трудовой героизм, отвагу и мужество, проявленные при выполнении задания, за досрочное выполнение приказа многие восстановители были награждены орденами и медалями СССР. Приказом Верховного Главнокомандующего 1-й гвардейской железнодорожной бригаде присвоено наименование Варшавской.

Параллельно с восстановлением мостового перехода через Вислу 29-я железнодорожная бригада генерала В. И. Рогатко вела работы по возрождению Варшавского железнодорожного узла и участка Варшава — Познань. За успешное выполнение задания ей также было присвоено наименование Варшавской.

Второй мостовой переход через Вислу в границах 1-го Белорусского фронта у Демблина восстанавливала 5-я железнодорожная бригада полковника Т. К. Яцыно. Мост общей длиной более 510 метров вступил в эксплуатацию 23 января 1945 года — на 12 суток раньше заданного срока. Эта бригада успешно восстанавливала и направление Демблин — Лодзь. Приказом Верховного Главнокомандующего ей было присвоено почётное наименование Познанской. 3 Войска 1-го Украинского фронта одним из первых освободили участок от Сандомира до Скаржиско-Каменной протяжённостью 104 километра. Его восстанавливала 7-я бригада. Несмотря на большие разрушения мостов и пунктов водоснабжения, главных и станционных путей, участок ввели в строй 28 января, а через два дня поезда пошли уже до Катовиц.

Впереди 7-й бригады восстановление на направлении Ченстохова — Штейнау общей длиной 330 километров вела 45-я железнодорожная бригада полковника А. И. Наталевича.

Восстановление мостового перехода через Одер у Штейнау поручили 28-му мостовому батальону подполковника В. А. Соколова. Военный совет 1-го Украинского фронта потребовал на первом этапе за четверо суток соорудить железнодорожный мостовой переход через Одер для пропуска вагонов с грузами без локомотивов. Мостовики понимали всю необходимость срочного пропуска к передовой боеприпасов, горючего. На обрушенные в воду пролётные строения закрепили деревянные рамы, по ним уложили балки, путь и раньше срока, установленного заданием, — через 2,5 суток — стали переправлять грузы на западный берег Одера. Состав подавали вагонами вперёд, а на противоположном берегу к нему прицепляли другой паровоз, первый же уходил за следующим составом. Таким образом через Одер пропустили более 5 тысяч вагонов. Строительство временного моста закончили 9 марта. Вражеская авиация совершала постоянные налёты на мостовой переход и 31 марта разрушила его. Но батальон, работая беспрерывно, через 3,5 суток возобновил движение поездов через Одер.

19-я железнодорожная бригада генерала В. С. Миридонова вместе с мостопоездом № 416 А. И. Жуковского, горемом-7 В. И. Огаркова и водремом-13 А. Л. Изнаирова восстанавливали главный двухпутный ход от Перемышля на Пшевурск — Дембицу — Краков — Катовице — Оппельн длиной более 300 километров.

Наряду с восстановлением фронтовых магистралей УВВР-3 оказывало большую помощь братскому польскому народу в возрождении промышленности — ремонтировало подъездные пути к шахтам и промышленным предприятиям. Только в районах Катовиц, Хожува, Беутена, Глейвица и Оппельна подразделения УВВР-3 восстановили и построили пути к 27 угольным шахтам и 40 заводам и фабрикам общей протяжённостью около 300 километров.

Серьёзные испытания пришлось выдержать восстановительным организациям во время рано начавшегося ледохода и паводка. Образовавшийся гигантский ледяной затор 28 февраля смял ледорезы и 10 опор русловой части железнодорожного моста через Вислу у Сандомира. На его восстановление сразу же направили 14-й и 33-й мостовые батальоны, а пока шло восстановление, навели понтонную переправу и с перевалкой доставляли грузы к фронту.

Исключительную находчивость и самоотверженность проявили при спасении от ледохода мостов через Вислу на 1-м Белорусском фронте. На мосту у Демблина начальник мостопоезда № 13 И. Л. Москалёв предложил создать ледовые коридоры между опорами для пропуска раздробленных льдин. Этот коридор начинался далеко от моста, имел ширину в начале около 50 метров и сокращался до 20—30 метров непосредственно у моста. Авиация и подрывники дробили лёд на дальних подступах к нему, и раздробленная масса льда по коридору устремлялась вниз по течению.

Работы по пропуску ледохода на мосту через Вислу у Варшавы возглавил командир 20-го мостового батальона подполковник В. И. Желтиков. На мостовом переходе находились начальник тыла фронта генерал Н. А. Антипенко, начальник УВВР-20 генерал Н. В. Борисов.

Гвардейцы, рискуя жизнью, зарядами с короткими зажигательными трубками разбивали заторы и шестами проталкивали льдины между опорами. Мост тросами «привязали» к берегам — по 4—5 «ниток» на каждую сторону. На мосту поставили около 100 платформ, гружённых камнем, чтобы повысить устойчивость опор, а также уменьшить возможность разрыва мостового полотна. Трое суток длилась борьба со стихией. Люди оказались сильнее её.

Восстановители из УВВР-4 работали на магистралях Восточной Пруссии. Уже на третий день после взятия Кенигсберга (ныне Калининград) в город прибыл первый воинский эшелон. Две железнодорожные бригады — 1-я и 26-я — были удостоены почётного звания Кенигсбергских.

Восстановители УВВР-14 действовали на 2-м Украинском фронте, прокладывали путь поездам на дорогах, ведущих в Брно, Братиславу и Вену. С другой стороны к Вене подходили из Венгрии воины-железнодорожники 3-го Украинского фронта. Вену освободили 13 апреля, а на следующий день, 14 апреля, на главный вокзал города уже прибыл первый советский поезд.

Наши войска подходили к Берлину с нескольких сторон. Почти не отставая от них, шли железнодорожники. Они делали всё, чтобы надёжно действовали ведущие к фронту стальные пути, чтобы бесперебойно снабжались наступающие части и соединения.

По мере освобождения советскими войсками и частями Польской армии территории Польши её железнодорожная сеть передавалась в ведение Польского Комитета Национального Освобождения (ПКНО). Только головные участки в 50-километровой полосе от фронта эксплуатировались советскими железнодорожными частями. Для координации действий при отделе путей сообщения ПКНО и при дирекциях польских дорог находились уполномоченные НКПС и ЦУПВОСО. На железных дорогах всех сопредельных стран, где действовали войска, были созданы объединённые органы управления железнодорожными перевозками.

Одним из уполномоченных НКПС и ЦУПВОСО в то время был А. Е. Котов. Вместе с группой железнодорожников он организовывал снабжение войск 1-го Белорусского фронта на главном направлении Брест — Луков — Седлец — Варшава и далее.

Алексей Ермолаевич Котов вспоминает: «При подготовке Варшавско-Познанской операции только для 1-го Белорусского фронта требовалось подвести свыше тысячи поездов. Пропускная же способность вновь восстановленных участков составляла только 10—15 пар поездов в сутки. Железнодорожники применили „живую“ блокировку и таким образом увеличили количество пропускаемых поездов в два с лишним раза.

Возникла другая сложность. Для следования в обратный путь к Бресту необходимо было дополнительно экипировать паровозы, а на станциях Луков и Седлец, где находились локомотивные депо, угля не было. Топливо нашли в депо Варшава-Прага. Но склад, отделённый от противника лишь рекой Вислой, хорошо просматривался и обстреливался. Подъехать туда в светлое время суток было невозможно. Тогда в содружестве с органами военных сообщений разработали и осуществили операцию „Уголь“. Ночью группа железнодорожников на локомотиве с пятью полувагонами и краном выехали в Варшаву-Прагу, и до рассвета погрузили и вывезли 200 тонн угля. Продолжалась операция и тогда, когда фашисты каким-то образом разгадали это и стали интенсивно обстреливать склад топлива. Погибло 12 и ранено 32 железнодорожника».

Советские железнодорожники действовали в тесном контакте с вновь организованной Варшавской дирекцией. За помощь в восстановлении и налаживании работы польских железных дорог А. Е. Котов был награждён Крестом Грюнвальда.

Большую работу проводил уполномоченный НКПС и ЦУПВОСО при польском правительстве генерал-лейтенант П. И. Румянцев.

Для обеспечения Восточно-Померанской, Висло-Одерской и Венской наступательных операций по железным дорогам было доставлено 197 тысяч вагонов с войсками и воинскими грузами.

С 15 января по 16 апреля 1945 года железнодорожники восстановили в районах действия 1-го Белорусского фронта 3250 километров пути, 92 моста общей длиной более 4,5 километра; 1-го Украинского фронта — 4360 километров пути и 279 мостов (7,7 километра); 2-го Белорусского фронта (здесь восстановление железных дорог вело УВВР-9 Героя Социалистического Труда полковника П. И. Бакарева) с 10 февраля по 20 апреля — 3200 километров пути.

В ходе наступательных операций Красной Армии на завершающем этапе войны железнодорожники наращивали темпы перевозок и бесперебойно доставляли всё необходимое фронту для быстрейшего разгрома врага.

В Берлинской операции

Работники станции Баку отправляют эстафетный поезд с горючим для фронта
В. И. Дмитриев — начальник Центрального управления военных сообщений Советской Армии (1944—1957, 1957—1962), генерал-полковник
А. Е. Лесников — машинист паровоза, доставивший первый поезд в Берлин 25 апреля 1945 года
Телеграмма военному совету 1-го Белорусского фронта об открытии движения поездов на участке Кюстрин — Берлин
А. Г. Смирнов — машинист паровоза, который вёл поезд с советской делегацией в Потсдам на конференцию глав правительств СССР, США и Великобритании, Герой Социалистического Труда

Война в Европе приближалась к концу. Советские войска уже были в 60 километрах от Берлина и готовились нанести по логову фашизма последний сокрушительный удар. Но гитлеровская клика, надеясь на разногласия между союзниками, принимала все меры, чтобы задержать продвижение Красной Армии на подступах к Берлину и договориться с англо-американскими правящими кругами о сепаратном мире.

На Берлинском направлении немецко-фашистское командование сосредоточило большие силы, создало три оборонительные полосы на западных берегах Одера и Нейсе, три укреплённых оборонительных обвода вокруг Берлина, все крупные здания в городе и посёлках превратило в опорные пункты и узлы сопротивления.

Советское командование для окончательного разгрома врага сосредоточивало на Берлинском направлении 19 общевойсковых, 4 танковых и 4 воздушных армии, 41 600 орудий и миномётов, 6250 танков и самоходно-артиллерийских установок, 7500 самолётов.

Железнодорожники выполнили огромный объём перевозок войск и материально-технических средств в район военных действий.

Дни и ночи непрерывно шли поезда к передовой, вагоны быстро разгружались, и составы уходили в тыл. А путь был неблизкий и нелёгкий. Он пролегал по освобождённым землям, где несколько лет хозяйничали захватчики, где дороги порой были восстановлены, как говорят, на живую нитку. Доставлять всё надо было быстро и скрытно. Противник не должен был знать о таком огромном сосредоточении войск и техники.

«Через всю Польшу, — писал Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, — двигалось множество эшелонов с артиллерийскими, миномётными, танковыми частями. На вид это были совсем невоенные эшелоны, на платформах перевозили лес, сено… Но как только эшелон прибывал на станцию разгрузки, маскировка быстро убиралась, с платформы сходили танки, орудия, тягачи и тут же отправлялись в укрытия. Пустые эшелоны возвращались на восток, а вместо них появлялись всё новые и новые с боевой техникой. Так на пополнение фронта прибыло большое количество тяжёлых орудий, миномётов и артиллерийских тягачей».

16 апреля войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, а с 20 апреля и войска 2-го Белорусского фронта начали Берлинскую операцию. В наступлении участвовали 1-я и 2-я польские армии.

К началу наступления на Берлин общая длина железнодорожной сети в полосе действия трёх участвовавших в операции фронтов — 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского — достигала 11 тысяч километров. На каждом фронте было по одному главному направлению, перешитому на колею 1524 миллиметра. Здесь действовали десять военно-эксплуатационных отделений (ВЭО) и пять эксплуатационных полков. Они работали на наиболее напряжённых направлениях общей протяжённостью 4000 километров. Остальные 7000 километров линий обслуживали местные железнодорожники. Грузы перевозились как в отечественных вагонах, так и в вагонах западноевропейской колеи.

Для осуществления перевозок на основных линиях прифронтовых дорог Наркомат направил 17 колонн паровозов особого резерва НКПС с общим количеством 426 локомотивов, из них в район действия 1-го Белорусского фронта 6 колонн — № 5, 13, 20, 34, 35 и 111, 2-го Белорусского фронта 4 колонны — № 15, 22, 33 и 43 и 1-го Украинского фронта 7 колонн — № 10, 11, 21, 31,44,47 и 110.

НКПС совместно с ЦУПВОСО ввели строгий порядок отправления грузов на прифронтовые дороги, чтобы предупредить там накопление избыточного подвижного состава. В результате рабочий парк на пограничных дорогах удалось уменьшить с 61,1 тысячи в феврале, до 18,7 тысячи вагонов в мае, то есть более чем втрое.

Много усилий в организации воинских перевозок прилагали работники Управления воинских перевозок НКПС, возглавляемого генерал-майором С. Н. Кресиком, Центрального управления военных сообщений под руководством генерал-лейтенанта В. И. Дмитриева.

В ходе подготовки и проведения Берлинской операции (с 16 апреля по 8 мая 1945 года) советские и польские железнодорожники успешно справились с заданиями Верховного Главнокомандования по воинским перевозкам. На дороги Польши и Восточной Пруссии во время подготовки операции было доставлено 287 тысяч вагонов с воинскими частями и грузами. Интенсивность движения воинских эшелонов с каждым днём возрастала. Всего с января по май 1945 года к линии фронта железные дороги доставили 1,9 миллиона вагонов с войсками и снабженческими грузами.

Подвоз боеприпасов и вооружения не прекращался ни на час. Наличие боеприпасов в последний день Берлинской операции было таким же, как и перед её началом, то есть всё используемое в дни крупнейшей операции восполнялось без задержек.

«Героические усилия прилагали наши советские железнодорожники, — писал Маршал Советского Союза В. И. Чуйков, — чтобы наладить бесперебойное снабжение фронта. Масштабы перевозок военных грузов были грандиозны. Когда мне приходилось встречать человека в железнодорожной форме, я смотрел на него, как на солдата-фронтовика, как на бойца с передовой».

Книга Железнодорожники в ВОВ 128.jpg

Самоотверженный труд железнодорожников в сложных условиях зимы 1944/45 года, дал положительные результаты. В первом полугодии 1945 года среднесуточное отправление грузов увеличилось против того же периода 1944 года на 17,2 процента и достигло 60 652 вагона, в том числе каменного угля — 15 058, нефти и нефтепродуктов — 5325, руды железной — 1394, чёрных металлов — 1765, лесных грузов — 3130, балласта — 3323, строительных материалов — 1208, зерна — 2003 вагонов. Во втором квартале рост перевозок был особенно велик.

Увеличению перевозок способствовало более эффективное использование подвижного состава. Оборот вагона ускорен против первого полугодия 1944 года на 21,2 часа. Повысилась скорость движения. Улучшились и некоторые другие показатели работы.

Одновременно с выполнением огромного объёма воинских перевозок высокими темпами производилось восстановление железных дорог Советского Союза и сопредельных государств. Железнодорожным войскам и спецформированиям НКПС за рубежом активно помогало население Польши, Чехословакии и других стран, освобождённых Красной Армией от гитлеровской оккупации.

Сложные задачи по восстановлению разрушенных железных дорог пришлось решать во время наступательных действий наших войск в Берлинской операции. Перед началом операции восстановители возвели мосты через реки Одер и Варту на важном Кюстринском плацдарме. Однако во время боёв за овладение Зееловскими высотами противник вновь разрушил мостовые переходы. Железнодорожники 29-й бригады УВВР-20 вели восстановление пути по направлению Кюстрин — Берлин вслед за наступающими войсками и 25 апреля ввели в строй эти мосты. В тот же день, в разгар боёв на станцию Берлин-Лихтенберг прибыл первый советский поезд. Его привёл коммунист, старший сержант из 29-й железнодорожной бригады А. Е. Лесников.

Начальник тыла 1-го Белорусского фронта генерал Н. А. Антипенко, начальник военных сообщений фронта генерал А. Г. Черняков и начальник железнодорожных войск фронта генерал Н. В. Борисов доложили командующему фронтом об открытии движения поездов до станции Берлин-Лихтенберг с 18 часов 25 апреля.

Г. К. Жуков на этом документе написал резолюцию: «Молодцы!».

Несколькими днями позже движение поездов было налажено и на других линиях.

30 апреля вечером после ожесточённых боёв советские войска овладели рейхстагом и на нём отважными сержантами М. А. Егоровым и М. В. Кантария было водружено Знамя Победы.

Стремясь выбить советские подразделения из рейхстага, фашисты 1 мая пошли на крайнюю меру: они подожгли здание, но бои здесь продолжались. Вспоминая об этих боях, участник штурма рейхстага, воспитанник Московского метростроя, Герой Советского Союза, капитан К. Я. Самсонов писал: «Немцы под прикрытием дыма стали нас вытеснять, бойцы и офицеры не оставили своих мест. Бой становился всё ожесточённее, стволы пулемётов, винтовок, автоматов до того накалялись, что до них нельзя было дотронуться. Воды не было, жажда мучила, дым ел глаза, на многих горело обмундирование».

Утром 2 мая гарнизон рейхстага капитулировал.

Одновременно с разгромом окружённых группировок врага наши войска наступали на запад и 25 апреля в районе Ризы и Торгау встретились с передовыми частями 1-й американской армии.

Завершив Берлинскую операцию, советские войска совместно с союзниками сокрушили немецко-фашистскую машину. 8 мая представители германского командования в Карлсхорсте (пригороде Берлина) подписали акт о безоговорочной капитуляции Германии.

В это время советские войска, придя на помощь восставшему населению Праги, разгромили немецко-фашистскую группу армий «Центр», вступили 9 мая в Прагу и завершили освобождение Чехословакии.

Закончилась война в Европе. Советский народ и его Вооружённые Силы, одержав под руководством Коммунистической партии всемирно-историческую победу, внесли решающий вклад в дело разгрома фашистской Германии и её союзников, отстояли свободу и независимость своей Родины.

Указом Президиума Верховного Совета СССР день 9 мая был объявлен днём всенародного торжества — праздником Победы.

С 17 июля по 2 августа 1945 года в Потсдаме близ Берлина состоялась конференция глав правительств СССР, США и Великобритании.

В развитие решений Крымской конференции в Потсдаме были выработаны в соответствии с изменившейся обстановкой основы согласованной политики трёх великих держав по важнейшим международным проблемам. Решения Потсдамской конференции содержали следующие основные принципы: демократическое переустройство всей политической жизни Германии; ликвидация навсегда германского милитаризма; уничтожение фашистской партии и создание условий, которые позволили бы предотвратить её возрождение в какой бы то ни было форме; ликвидация немецких монополистических объединений, поскольку именно они несут главную ответственность за развязывание двух мировых войн.

Конференция явилась событием большого исторического значения.

Советская делегация во главе с И. В. Сталиным прибыла в Потсдам на конференцию по железной дороге.

В то время на железных дорогах Польши ещё находились колонны паровозов особого резерва НКПС. На паровозе СО 17-1613 колонны № 7 работал передовой машинист Герой Социалистического Труда А. Г. Смирнов.

Поздно вечером 14 июля из депо Познань после тщательного осмотра вышел на контрольный пост паровоз СО 17-1613 из колонны № 7. Тот самый локомотив, который построили красноярские рабочие на деньги, собранные бойцами и командирами колонны. На его боках, стальной груди боевые отметины: пробоины от пуль и осколков, глубокие вмятины, заплаты, скрывшие прежние шрамы. Потускнела табличка, рассказывающая о беспримерном подвиге личного состава. Но стальной богатырь готов отправиться в рейс. Его колёса, рама сияют яркой краской, только что нанесённой бригадами. Теперь ему, побывавшему во многих сражениях, предстоит доставить в столицу бывшего гитлеровского рейха специальный поезд. Поведёт его машинист, прошедший нелёгкими фронтовыми дорогами от Волги до Одера, Алексей Смирнов. С ним его боевые помощники Михаил Плетень и Арам Авакян.

С востока подошёл поезд. Остановился на станционных путях. Прибывший с ним паровоз отцепили. Вместо него во главе состава встал СО 17-1613. Отправились за полночь. До этого здесь стояла сухая жаркая погода. Ночь тоже выдалась очень тёплой. И вдруг небо затянули тёмные тучи, разразилась сильная гроза: загремел гром, сверкнули молнии, тугие струи дождя ударили в землю. Казалось, что гроза эта очистительная. Сама немецкая земля хочет встретить посланцев страны Советов умытой, свежей.

Сквозь ливень поезд мчится вперёд на запад. Когда проехали Одер, небо очистилось. Наступает утро. Свежестью, яркой зеленью сияет немецкая земля. В этот день многое решится для Германии.

Потянулись предместья большого города. Огненный смерч войны пронёсся здесь: завалены рухнувшими домами улицы, взорваны мосты, разрушены дороги, заросли сорной травой парки и скверы. На столбах висят обрывки проводов. И эта тягостная картина тянется почти полчаса. Наконец, показался Потсдам. Поезд остановился около вокзала. Здесь много людей, в основном наши военные — солдаты и командиры, представители Верховного командования. Спустя некоторое время подошёл второй поезд, который вели тепловозом поочерёдно опытные московские машинисты Виктор Лион и Николай Кудрявкин. Из вагонов выходят Верховный Главнокомандующий, другие члены советской делегации и сопровождающие их лица. И. В. Сталин лёгким поднятием руки приветствует встречающих. Вскоре кортеж машин покидает привокзальную площадь.

За образцовое выполнение особо важного задания и безупречную службу локомотивные бригады тепловоза и паровоза награждены знаком «Почётному железнодорожнику».

Из Европы — на Дальний Восток

Воинский эшелон следует на Дальний Восток (1945 год)
А. В. Добряков — начальник военных сообщений ряда фронтов, Главкома войск Дальнего Востока (1941—1946), заместитель начальника Центрального управления военных сообщений Советской Армии (1946—1959), генерал-лейтенант
И. Т. Соловьёв — машинист паровоза депо Зилово Забайкальской железной дороги, Герой Социалистического Труда

Фашистская Германия была повержена. Но на Дальнем Востоке и в бассейне Тихого океана бесчинствовала милитаристская Япония —партнёр и союзник гитлеровской Германии. Она продолжала войну против государств антифашистской коалиции и Китая. Японские милитаристы нарушали договор о нейтралитете с СССР и всячески помогали Германии в войне против Советского Союза. Провоцировали пограничные инциденты, захватывали и топили торговые суда. У наших дальневосточных границ сосредоточили более чем миллионную Квантунскую армию и вынашивали планы нападения на СССР, захвата Дальнего Востока и Сибири.

Японские военные силы опирались на богатые материальные и продовольственные ресурсы Маньчжурии и Кореи и на маньчжурскую промышленность. На территории, занимаемой войсками Квантунской армии, находилось 13 700 километров железных и 22 тысячи километров автомобильных дорог, 133 аэродрома, более 200 посадочных площадок, 870 крупных военных складов и хорошо оборудованные военные городки.

В Маньчжурии на границе с СССР и Монгольской Народной Республикой японские милитаристы создали 17 укреплённых районов, из них 8 — на востоке против советского Приморья. Четыре укреплённых района были построены в Корее и один на острове Сахалин. Острова Курильской гряды прикрывались береговыми артиллерийскими батареями, укрытыми в железобетонные сооружения, и воинскими гарнизонами, обеспеченными развитыми долговременными оборонительными сооружениями. Это вынуждало Советское правительство держать на Дальнем Востоке 40 дивизий, которые могли быть использованы на советско-германском фронте. Для ликвидации очага войны на Дальнем Востоке, скорейшего установления мира во всём мире и обеспечения безопасности СССР Советское правительство, верное своим союзническим обязательствам, принятым на Крымской конференции, объявило 8 августа войну Японии. Вместе с советскими войсками в войне участвовали войска Монгольской Народной Республики.

Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед советскими войсками главную задачу — разгромить Квантунскую армию. Чтобы решить её, следовало сосредоточить на Дальнем Востоке большое количество войск, боевой техники, боеприпасов, продовольствия. Почти всё это надо было перевезти из западных и центральных районов страны.

Учитывая огромную роль железнодорожного транспорта в обеспечении операции на Дальнем Востоке, Государственный Комитет Обороны 13 апреля 1945 года принял постановление о мероприятиях по улучшению работы железных дорог Дальнего Востока и Сибири.

Для повышения уровня руководства дорогами дальневосточного направления создали специальный округ железных дорог. Начальником округа назначили заместителя народного комиссара путей сообщения В. А. Гарныка и заместителями начальника округа А. К. Кимстача и А. Д. Агабекова. В округ вошли следующие дороги: Восточно-Сибирская (начальник М. А. Нестеренко), Забайкальская (Н. А. Корчаченко), Амурская (Е. И. Мальгинов), Дальневосточная (А. Д. Беспятый) и Приморская (А. Ф. Журавлёв). Сюда же для оказания помощи в организации оперативных воинских перевозок была направлена большая группа опытных командиров транспорта с фронтовых дорог.

Народный комиссариат путей сообщения обязан был на направлении Новосибирск — Владивосток к 1 мая 1945 года обеспечить пропуск 24 пар поездов в сутки и к 1 августа — 30, на направлении Карымская — Борзя — Отпор — 16 пар.

Для пополнения паровозного парка на дороги Дальнего Востока направили с других магистралей и из резерва 800 паровозов. Дороги получили подкрепление кадрами. Во втором квартале 1945 года число машинистов увеличилось на 2400, помощников машинистов — на 2900, паровозных слесарей — на 3100 человек. В апреле в распоряжение Дальневосточного округа передали три эксплуатационных железнодорожных полка, три военно-эксплуатационных отделения и пять паровозных колонн особого резерва НКПС. Возвращались также все спецформирования НКПС, ранее направленные с Дальнего Востока на западные дороги. В них насчитывалось свыше 14 тысяч человек. Создавались значительные запасы угля, наращивалась мощность устройств водоснабжения, усиливалось путевое хозяйство.

Мероприятия по подготовке железных дорог Сибири и Дальнего Востока предусматривали также развитие железнодорожных станций Борзя, Свободный, Берёзовский, Биробиджан II, Гродеково и других.

Железнодорожные мосты через крупные реки на Дальнем Востоке приспосабливались для пропуска войск походным порядком. Подготавливались станции выгрузки. На стыках дорог нормальной и узкой колеи создали перегрузочные районы или станции.

На Дальнем Востоке имелись мощные районы погрузки и выгрузки войск. А пропускная способность подводящих линий была явно недостаточна. Для производства работ по техническому усилению линий Дальневосточной и Амурской дорог сюда в апреле 1945 года прибыла 25-я железнодорожная бригада. На Приморскую дорогу передислоцировали из Чехословакии УВВР-8, а на Забайкальскую — УВВР-14. Бойцы и командиры УВВР-9 занимались усилением линий Свердловской и Южно-Уральской дорог. Части и спецформирования УВВР-1 строили линию Иркутск — Слюдянка.

Железнодорожные части и спецформирования НКПС, сосредоточенные в районах Забайкалья и Дальнего Востока, не могли в чрезвычайно короткие сроки полностью подготовить линии и станции к массовым воинским перевозкам. Народный комиссариат путей сообщения вынужден был развернуть около 80 ремонтных поездов и летучек на местах. На Забайкальской железной дороге создали головной ремонтный восстановительный поезд, мостовой поезд, три поезда но восстановлению подвижного состава и столько же по восстановлению водоснабжения, поезд по восстановлению связи и две головные базы, сформировали несколько летучек. На Дальневосточной дороге были в полной готовности военно-эксплуатационные отделения № 33 и 34, колонна паровозов особого резерва НКПС № 46, передвижной узел связи и восстановительная летучка.

К началу боевых действий на Дальнем Востоке создали четыре базы строительных материалов, которые размещались на станциях Карымская Забайкальской дороги, Куйбышевка-Восточная Амурской, Хабаровск II Дальневосточной и Перелётный Приморской дороги. Все ресурсы этих дорог брались на строгий учёт. Предусмотрели возможность разборки малодеятельных веток, путей и тупиков для использования материалов верхнего строения пути при восстановлении.

Перебазирование частей советских войск и военной техники на Дальний Восток потребовало от железнодорожников высокой организованности. Работники всех железных дорог, идущих от западных границ Советского Союза до Тихого океана, бесперебойно пропускали поезда с войсками и военными грузами, следующие в районы сосредоточения и развёртывания войск Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов.

Пришлось, вспоминал Маршал Советского Союза А. М. Василевский, много поработать над планом перевозок, который по своим вырисовывавшимся показателям был поистине грандиозным. Предстояло осуществить эти перевозки по единственной железнодорожной магистрали в крайне сжатые сроки и на огромные расстояния — от 9 тысяч до 12 тысяч километров. В этом отношении они не имели себе равных в истории второй мировой войны и являлись поучительной стратегической операцией.

В период подготовки и проведения этой операции огромная нагрузка легла на Центральное управление движения НКПС и Центральное управление военных сообщений Красной Армии. Задания на важнейшие перевозки немедленно докладывались наркому путей сообщения или заместителям наркома. Тут же давались необходимые указания дорогам.

Работники аппарата НКПС, особенно Центрального управления движения, находились на службе круглые сутки. Так же работали и на дорогах, по которым следовали оперативные эшелоны и воинские грузы на Дальний Восток. Уполномоченным ЦУПВОСО на железных дорогах Дальнего Востока на правах заместителя начальника ЦУПВОСО был генерал-лейтенант технических войск А. В. Добряков.

Очень важно было скрытно провести массовые воинские перевозки. Поэтому крайне ограничили количество людей, допущенных к разработке связанных с ними документов. Станции выгрузки и обслуживания эшелонов занумеровывались. Передача сводок о движении поездов строго контролировалась. Телефонные переговоры по этим вопросам запрещались. На приграничных участках Дальнего Востока группы воинских эшелонов пропускались в тёмное время. На Приморской дороге ночью производилась и разгрузка. Ряд эшелонов пропускали через узловые станции сходу.

В апреле-мае 1945 года на Дальний Восток начали перебрасывать войска и штабы. 5-я армия (110 эшелонов) из Восточной Пруссии направлялась в Приморье; 39-я — из района Инстербург—Кенигсберг, 53-я и 6-я гвардейская танковая армия из-под Праги — в Забайкалье.

На Дальний Восток в первую очередь направлялись части, которые приобрели опыт боевых действий в условиях, сходных с дальневосточным театром. В период с мая по август 1945 года с запада к отрогам Большого Хингана, в Приморье и Приамурье доставили 136 тысяч вагонов с войсками, боевой техникой и снаряжением. В общей сложности в мае—июле 1945 года на железнодорожных путях Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока и на маршах в районах развёртывания находилось до миллиона советских войск.

Ежесуточно в Забайкалье в июне 1945 года поступало около 30 поездов, в июле — 22 поезда. Нелегко пришлось труженикам Забайкальской магистрали. Потребовалось вводить дополнительные мощности — заправлять паровозы, выделять подвижной состав только для воинских перевозок. Понадобилось очень быстро освобождать вагоны от различных не столь срочных грузов.

Всё, что требовалось для подготовки и ведения боевых операций 1-м, 2-м Дальневосточным и Забайкальским фронтами, доставлялось к месту назначения через Забайкальскую дорогу. Особую трудность и сложность в продвижении воинских поездов испытывали на участке от Карымской до Отпора (ныне Забайкальск) с тяжёлым профилем пути. Для организации ускоренного пропуска поездов сюда командировали опытных машинистов-инструкторов. Вводилась и кратная тяга. Правильно определялись пункты выгрузки войск и снаряжения на промежуточных станциях. Когда нужно было подвести максимум поездов, они двигались только в направлении к фронту. На ряде перегонов с целью увеличения пропускной способности вводилась «живая» блокировка. Сложность состояла в том, что на дороге для отопления паровозов применялись бурые, низкосортные угли, часто к ним примешивались опилки и другие отходы.

Много творческой инициативы проявили железнодорожники в период подготовки и проведения операций на Дальнем Востоке.

Особого внимания заслуживает почин машиниста паровоза депо Зилово Забайкальской железной дороги И. Т. Соловьёва. Он создал комплексный технологический метод ухода за локомотивом, вобравший в себя, как в фокусе, достижения лучших машинистов сети, выработал эффективные приёмы вождения поездов.

Только на Забайкальской дороге в первом полугодии 1945 года машинисты паровозов доставили к линии фронта на 811 тяжеловесных поездов больше, чем за весь предыдущий год.

У И. Т. Соловьёва было немало последователей на железных дорогах Урала, Сибири и других магистралях.

Для облегчения работы перегруженного участка Карымская — Борзя — Чойбалсан артиллерийские части на механизированной тяге и моторизованные соединения разгружались перед этим участком и далее следовали своим ходом.

Два раза в сутки — по состоянию на 6 и 18 часов — местонахождение каждого эшелона отражалось на специальном бланке в Центральном управлении движения НКПС: средняя скорость движения оперативных эшелонов составляла до 600 километров, а снабженческих транспортов — до 450 километров в сутки. Этот документ докладывался ежедневно наркому путей сообщения.

В первых числах августа начальники управлений военно-восстановительных работ получили от командующих фронтов задания: разработать и представить на утверждение проекты планов восстановления железных дорог вслед за наступающими войсками. Железнодорожным войскам фронтов были определены главные направления для восстановления и налаживания движения поездов. На Забайкальском фронте для УВВР-14 такими направлениями были: Маньчжурия — Цицикар и Чанчунь — Мукден, на 1-м Дальневосточном фронте для УВВР-8 — Пограничная — Мукден — Харбин и на 2-м Дальневосточном для 25-й железнодорожной бригады — Сахалян — Байаньчжень — Харбин и Сахалян — Цицикар.

Наступление советских войск началось на рассвете 9 августа. Наша авиация нанесла мощные удары по важнейшим пунктам сосредоточения войск противника, по крупным железнодорожным станциям и узлам связи в тылу японских войск и его военным объектам в Харбине, Чанчуне, Гирине. Авиация и флот нанесли удары по ряду портов. Наступление развивалось стремительно. За пять суток советские войска продвинулись на 400 километров.

В сложных условиях развивалось наступление армий. Ещё 8 августа пошли сильные дожди. Разлились горные реки, наполнились водой суходолы. Грунтовые дороги стали непроезжими. Вышли из берегов и затопили обширные площади Амур и Уссури. На перегоне Архара — Татакан был повреждён мост и размыто земляное полотно, что вызвало перерыв в движении поездов. На многих участках из-за разжижения балласта пришлось ввести ограничения скорости. Часто нарушалась связь. Железнодорожники под проливным дождём вели восстановительные работы и организовали пропуск воинских эшелонов и транспортов. В районе станции Архара этими работами руководил заместитель начальника Дальневосточного округа железных дорог А. Д. Агабеков.

В Маньчжурии железнодорожники шли вслед за наступающими войсками и, невзирая на непогоду, немедленно начинали восстанавливать пути, нередко под обстрелом врага. Во время рекогносцировки участка японским солдатом-смертником, оставленным в тылу наших войск, был убит заместитель начальника службы паровозного хозяйства Приморской дороги В. С. Сопельняк. 15 августа на станции Хайлар японцы совершили нападение на группу нашей технической разведки. Командовал разведчиками инженер-полковник А. Г. Цаболов. По его команде группа заняла круговую оборону. Завязалась перестрелка. В этом бою А. Г. Цаболов и несколько разведчиков погибли. Товарищи похоронили их возле станции Забайкальск. 16 августа на участке Маньчжурия — Цицикар отряд японцев численностью около ста солдат атаковал 2-ю роту 78-го путевого батальона. Командир роты капитан И. А. Веселов приказал занять оборону. Почти три часа длился бой. Потеряв более 20 человек убитыми и ранеными, противник отступил.

Советским железнодорожникам и здесь, в Маньчжурии, не раз приходилось брать в руки оружие и вступать в бой с врагом. Вот как в те дни газета «Гудок» описывала действия одного из железнодорожных батальонов: «Четыре моста восстановил батальон на участке Пограничная — Харбин, и на всех объектах пришлось вести бои. Рота капитана Третьякова была атакована с трёх сторон. Японцы силой до батальона били с сопок, на одной из которых находился их дзот. Рота организовала круговую оборону. Бой шёл всю ночь. А через час после боя рота уже восстанавливала мост. На следующую ночь японцы опять обстреляли восстановителей. Рота снова отбила нападение. Двое суток не спали воины-железнодорожники, но задание выполнили в срок».

Стремительные темпы наступления советских войск ошеломляли врага. Он не успевал производить на железных дорогах большие разрушения. Ему удалось лишь на некоторых участках разрушить мосты, линии связи и водоснабжение, взорвать некоторые тоннели. Главные и станционные пути разрушались в сравнительно небольших объёмах. В ряде случаев японцы пытались применить шпалоразрушитель «каток». Но он был несовершенным и малоэффективным. Хорошим и крепким шпалам «Каток» не причинял особого вреда, оставлял лишь вмятины. Однако и при незначительных разрушениях на стальных коммуникациях Маньчжурии железнодорожники много трудились. Требовалось восстановить разрушенное, перешить путь на колею 1524 миллиметра, произвести колоссальные ремонтные работы. Японцы на маньчжурских дорогах не меняли гнилые шпалы. И на многих участках около половины шпал оказались негодными для пропуска наших поездов. Такое же положение и с рельсами. Они были сильно изношены и требовали замены. Только на направлении Маньчжурия — Харбин — Пограничная пришлось заменить 485 тысяч шпал и 3166 рельсов. Общая длина отремонтированных главных и станционных путей составила 1786 километров.

На Забайкальском фронте восстанавливать и перешивать колею начали 10 августа 1945 года части 4-й железнодорожной бригады. Путейцы восстановили 853-метровый мост через реку Нонни, 128-метровый мост через реку Тжамау-Гол и 253-метровый мост через реку Имин-Гол. Они выполнили и другие трудоёмкие работы.

На коммуникациях 1-го Дальневосточного фронта действовала 3-я железнодорожная бригада генерал-майора технических войск Д. Г. Васильева. Ещё до начала боевых действий командование бригады готовило дерзкую операцию — захват тоннелей. Было известно, что на участке Гродеково — Пограничная три тоннеля японцы подготовили к взрыву. Необходимо было не допустить этого. В ночь с 8 на 9 августа, когда советские войска перешли в наступление, группы железнодорожников тоже отправились на боевое задание. Погода благоприятствовала смельчакам, хлынул ливень. Бойцы-железнодорожники пробрались к тоннелям, сняли часовых, блокировали караульное помещение японцев, перерезали линию связи и провода, ведущие к зарядам взрывчатки, организовали оборону. Утром извлекли более восьми тонн взрывчатки и около сорока мин.

Потом бойцы и офицеры этой бригады на линии Пограничная — Мукден — Харбин исправили и перешили 672 километра пути, восстановили 42 моста. В процессе перешивки колеи сменили около 240 тысяч шпал. Среднесуточный темп работ составил 29 километров готового пути.

Личный состав восстановителей в районе действий 2-го Дальневосточного фронта также успешно решал поставленные перед ним задачи. В крупных центрах Маньчжурии советское командование высаживало авиадесанты, создавало специальные подвижные отряды, в которые включались и железнодорожники, для внезапного захвата железнодорожных узлов. Они организовывали перешивку пути на колею 1524 миллиметра до подхода восстановительных частей.

Вот один из примеров решительных и умелых действий бойцов-железнодорожников. Командир 25-й железнодорожной бригады генерал-майор технических войск С. А. Тарасюк выслал вперёд для ведения технической разведки и мобилизации местного населения на восстановительные работы специальные подвижные отряды. Такой отряд послан был и на разведку и восстановление участка Сахалян — Цицикар. Техническое руководство работами обеспечивал заместитель командира 47-го батальона по технической части инженер-майор Н. Б. Соколов. В штабе наступающей вдоль магистрали стрелковой дивизии Соколов ознакомился с оперативной обстановкой и решил двигаться со своим отрядом в авангарде дивизии. На станцию Мэргень разведчики добрались на автомашинах. Здесь нашли исправный паровоз, подняли пары, сформировали состав. Автомашины поставили в металлические полувагоны, а сами разместились в пассажирском вагоне. На случай встречи с японцами впереди поезда пустили оснащённую ручным пулемётом мотодрезину. За пулемёт сел капитан А. В. Рябов. На тендере установили противотанковое ружьё, оборудовали огневые точки в пассажирском вагоне, и поезд отправился в путь. Навстречу ему выходили огромные толпы китайских граждан. Они выстраивались рядами вдоль насыпи и кричали: «Ура!». Путь был исправен, но страшно запущен. Разрушенными оказались лишь некоторые мосты, и то частично, да крупные станции. Связь оставалась на всём участке целой. Это позволило с помощью переводчика выяснять обстановку на лежащих впереди станциях и просить местных железнодорожников собрать к прибытию поезда на восстановительные работы местное население. Просьбы разведчиков, как правило, исполнялись. К прибытию поезда на станциях его уже ожидали местные железнодорожники и население. Соколов провёл короткий митинг, рассказал об освободительной миссии Красной Армии, говорил, что на станции необходимо привести в порядок.

Около 200 километров прошёл отряд впереди наступающих войск 2-го Дальневосточного фронта. Весь путь от Цицикара до Харбина был восстановлен и перешит местными железнодорожниками и населением. Первый поезд в Харбин пришёл 28 августа. С ним прибыли начальник Дальневосточного округа железных дорог, выездные редакции газет «Гудок» и «Красная звезда».

С развёртыванием военных действий на Дальнем Востоке возросли потребности фронтов. Большое поступление поездов с войсками и особенно со снабженческими грузами вызвало накопление на железных дорогах Дальнего Востока во второй половине августа свыше 17 тысяч неразгруженных вагонов с воинскими грузами. Прежде всего организовали быстрейшую выгрузку и возврат порожних вагонов. За короткий срок с этих дорог в западную часть сети перебросили 10 тысяч порожних вагонов. Провели и некоторые другие меры по повышению маневренности в работе железных дорог.

Война с милитаристской Японией не была долгой. К 17 августа Квантунская армия была расчленена на части, а к концу августа разгромлена.

В победу Советских Вооружённых Сил над отборными частями Квантунской армии внесли достойный вклад советские железнодорожники. За короткие сроки с большой оперативностью они доставили всё необходимое для успешных действий наших войск на Дальнем Востоке.

С 10 августа по 30 сентября 1945 года железнодорожные части и спецформирования восстановили и перешили 3600 километров главных и станционных путей, восстановили 28 больших, 11 средних и 60 малых мостов, 5 тоннелей, выполнили ряд других работ.

По восстановленным маньчжурским дорогам пошли поезда. Размеры перевозок были значительны. С 10 августа до 20 ноября 1945 года перевезено более 112 000 вагонов.

В связи с тем, что на колею 1524 миллиметра в Маньчжурии была перешита только главная магистраль от станции Маньчжурия до станции Пограничная (1481 километр), потребовалось организовать на трёх железнодорожных узлах — Цицикар, Харбин и Муданьцзян — перегрузочные районы. Наибольшую работу выполнил Харбинский перегрузочный район.

К началу сентября советскими войсками были освобождены Маньчжурия, Южный Сахалин, Курильские острова, Северная Корея. Разгром Квантунской армии оказал огромную помощь освободительной борьбе народов Восточной и Юго-Восточной Азии. 2 сентября 1945 года Япония подписала акт о безоговорочной капитуляции. Эта капитуляция знаменовала собой завершение второй мировой войны.

Глава пятнадцатая. Подвиги на полях сражений

Золотые звёзды Героев

Герой Советского Союза К. Я. Самсонов на одном из парадов на Красной площади со Знаменем Победы, которое было водружено на здании рейхстага

Тысячи и тысячи железнодорожников с оружием в руках сражались в рядах действующей армии, в партизанских отрядах. За особо выдающиеся подвиги на фронтах войны многие воспитанники коллективов стальных магистралей удостоены высокого звания Героя Советского Союза. В приказах Верховного Главнокомандования и других документах военной поры, в многочисленных книгах, брошюрах содержатся яркие свидетельства беспримерного мужества и героизма людей, вставших на защиту социалистической Родины.

В настоящей книге рассказывается лишь о некоторых железнодорожниках, совершивших бессмертные подвиги, проявивших мужество и отвагу в боях против немецко-фашистских захватчиков.

Одним из первых героев войны стал Николай Францевич Гастелло. Родился он в Москве в семье железнодорожника. Его отец более 20 лет проработал в литейных мастерских Казанской дороги. После того, как отец прибыл на Муромский паровозоремонтный завод, создававшийся на базе железнодорожных мастерских, Николай Гастелло пришёл также трудиться на это предприятие. Он работал на заводе шесть лет сначала подручным литейщика, формовщиком, затем освоил токарное дело, стал наладчиком станков. Здесь его приняли в комсомол, а затем в Коммунистическую партию.

Трудолюбивый и общительный, он всегда являлся запевалой добрых дел. Николая избрали членом комитета ВЛКСМ. На воскресниках он возглавлял комсомольско-молодёжные бригады, организовывал строительство заводского стадиона, был душой спортивных состязаний, молодёжных вечеров, капитаном заводской футбольной команды, которая одержала победу над опытной швейцарской командой.

Пройдя школу коммунистического воспитания на Муромском паровозоремонтном заводе и в лётных частях Красной Армии, где ему довелось впоследствии служить, Николай Гастелло храбро сражался на Халхин-Голе. К началу Великой Отечественной войны он уже опытный лётчик, командир эскадрильи.

26 июня 1941 года эскадрилья самолётов Ил-4 капитана Гастелло с первого захода нанесла мощный бомбовый удар по врагу. Были разбиты десятки танков, автомашин и орудий, двигавшихся колонной по шоссе Молодечно — Радошковичи. Затем самолёты начали второй заход, снизились до 400 метров и открыли по врагу огонь из бортового оружия.

Вдруг от осколка снаряда запылало крыло самолёта Гастелло. Огонь ворвался в кабину. Когда стало ясно, что бомбардировщик сможет продержаться в воздухе несколько минут, командир принял решение таранить вражескую технику.

Совинформбюро, передавая в те дни очередную сводку об ожесточённых боях наших войск против крупных частей гитлеровцев, сообщало: «Героический подвиг совершил командир эскадрильи капитан Гастелло. Снаряд вражеской зенитки попал в бензиновый бак его самолёта. Бесстрашный командир направил охваченный пламенем самолёт на скопление автомаёшин и бензиновых цистерн противника. Десятки германских машин и цистерн взорвались вместе с самолётом героя».

Подвиг, совершённый на пятый день войны, потряс всех советских людей, вошёл навечно в героическую летопись нашего народа, стал символом мужества и самопожертвования во имя Родины.

Именем Героя Советского Союза капитана Николая Гастелло названы улицы в Москве и других городах, морские и речные корабли, школы и библиотеки, комсомольские бригады и пионерские дружины.

В декабре, того же года экипаж пикирующего бомбардировщика, в составе которого был бывший слесарь паровозного депо Чита стрелок-радист Н. П. Губин, повторил подвиг Н. Ф. Гастелло. Указом Президиума Верховного Совета СССР ему и его боевым друзьям посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Воздавая должное отважному забайкальцу, бесстрашно защищавшему небо под Ленинградом, кораблестроители завода имени Жданова из города на Неве в 1968 году спустили на воду новый океанский теплоход-лесовоз «Назар Губин».

Дважды Героем Советского Союза, генерал-майором авиации стал воспитанник Московского метростроя Алексей Константинович Рязанов. После окончания военной авиационной школы он вступил в действующую армию и за годы войны прошёл славный боевой путь. Совершил 500 боевых вылетов, провёл 97 воздушных боёв, в которых сбил 31 самолёт противника лично и 16 — в группе.

Прикрывая действия войск Брянского фронта, наносивших удары по флангу гитлеровцев, рвавшихся к Воронежу, восемь истребителей под командованием А. К. Рязанова 12 июля 1942 года в районе Землянска встретились с 24 бомбардировщиками Ю-87, охраняемыми восемью «мессершмиттами». Вступив в короткий, но горячий бой, наши лётчики сбили семь вражеских самолётов, а остальных вынудили сбросить смертоносный груз куда попало и повернуть на свои базы. Сам Рязанов только за одну неделю в этом районе сбил три самолёта противника.

Подобных схваток с немецко-фашистскими лётчиками в воздухе было немало. Вот что произошло 26 января 1945 года в Прибалтике южнее города Салдус. 13 советских истребителей под руководством заместителя командира полка А. К. Рязанова, прикрывая действия наших бомбардировщиков и штурмовиков, вступили в бой с 20 самолётами «фокке-вульф», сбили 10, не потеряв ни одной своей машины. В этой схватке Рязанов лично сбил истребитель врага — 31-й с начала войны. И несмотря на то что получил тяжёлое ранение, доставил самолёт на свой аэродром.

Приехав 5 марта 1963 года во Дворец культуры Метростроя на торжественный вечер, посвящённый Международному женскому дню, первый лётчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза Юрий Алексеевич Гагарин осмотрел Дворец культуры и сказал: «Как хорошо, что вы всех метростроевцев, награждённых за ударный труд, золотом записали на этих стенах. Да, богат Метрострой замечательными людьми. Не в каждом коллективе сразу столько Героев Советского Союза, а Алексей Рязанов даже дважды Герой. Это замечательно!».

В паровозное депо имени Кирова Южной дороги пришёл после учебы в ФЗУ Александр Толмачёв. Он стал квалифицированным слесарем. Впоследствии партийная и комсомольская организации рекомендовали его в Высшее военно-морское училище имени Ф. Э. Дзержинского. В начале войны Толмачёв стал штурманом эскадрильи, базировавшейся в Крыму, и уже утром 23 июня 1941 года вылетел на флагманском бомбардировщике к Констанце, чтобы участвовать в первом бомбовом ударе нашей авиации по глубокому тылу противника. За годы войны Герой Советского Союза А. Ф. Толмачёв совершил 350 боевых вылетов. На его личном счету три потопленных вражеских транспорта и столько же самолётов противника.

Слесарь по ремонту паровозов депо Основа Южной дороги Алексей Шемигон ушёл служить в армию перед началом войны. Вероломное нападение фашистов на нашу страну застало его на западной границе. В июле был ранен, а в самом конце 1941 года — вторично, причем тяжело. После полутора лет пребывания в госпиталях получил заключение: «К дальнейшей службе в армии не годен по состоянию здоровья». Однако врачи, вынося этот приговор, не знали, какой несгибаемый характер у бывшего железнодорожника и закалённого воина. Он добился приёма в Военно-политическое училище имени Ф. Э. Дзержинского. После окончания учёбы был назначен на должность замполита медсанбата, а затем по его просьбе переведён в стрелковый полк. Весной 1944 года лейтенант А. Р. Шемигон стал командиром роты, а 19 августа, когда дивизия участвовала в Ясско-Кишинёвской операции, возглавил штурмовую группу по овладению господствующей высотой. Подступы к ней упорно прикрывал дот с крупнокалиберным пулемётом. Чтобы заставить его замолчать, бесстрашный воин закрыл амбразуру своим телом. Однополчане ринулись в атаку, захватили высоту, взяли в плен командира немецкого полка и продвинулись вперед на 15 километров.

Закрыв огневую точку врага своим телом, помог решить исход боя за освобождение польской деревни Герасимовиче бывший работник станции Каменск-Уральский Свердловской железной дороги ефрейтор Г. П. Кунавин. В знак благодарности к советскому воину, занесённому в список почётных граждан этой деревни, первый урок в первом классе местной школы всегда начинается рассказом о его подвиге.

Бессмертный подвиг рядового Александра Матросова повторили, как Шемигон и Кунавин, бывший плотник вагонного депо Филоново (ныне Приволжской дороги) П. Г. Пудовкин (1944 год) и добровольно ушедший на фронт в первые дни войны из вагонного депо Кочетовка Юго-Восточной дороги комсомолец Леонид Рытиков (1945 год). Все они удостоены звания Героя Советского Союза посмертно.

Славную плеяду героев вырастили коллективы предприятий нынешней Свердловской дороги: бывшего машиниста водокачки станции Выя Г. И. Глазунова, бригадира Егоршинской дистанции пути К. Г. Стриганова, слесаря локомотивного депо Кунгур В. И. Бачурина и других.

Службу в Красной Армии начал слесарь паровозного депо Белёв (ныне Московской железной дороги) Петр Иванович Коростелёв накануне войны. В тяжёлых боях с противником он неоднократно проявлял храбрость и героизм. Особенно отличился при форсировании Днепра в 1943 году, за что удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

Вернувшись к мирному труду, он прославил себя и возглавляемую им бригаду проводников вагонов известного фирменного поезда «Россия» образцовым обслуживанием пассажиров, душевным и внимательным подходом к каждому из них.

Опыт работы этого передового коллектива используется бригадами проводников многих других поездов.

Перелистывая страницы летописи Великой Отечественной войны, воочию убеждаешься в том, что каждая её строка хранит свидетельства энтузиазма и мужества воспитанных партией людей.

Тридцать три защитника Родины, которым присвоено высокое звание Героя Советского Союза, воспитаны железнодорожными ФЗУ и трудовыми коллективами паровозных и вагонных депо, станций, других предприятий нынешней Приднепровской дороги. Один из них — бывший подручный котельного мастера, секретарь комсомольской организации паровозного депо Симферополь Амет-Хан Султан — удостоен звания Героя Советского Союза дважды.

Предприятия Восточно-Сибирской и Красноярской железных дорог направили на фронт свыше 20 тысяч своих воспитанников. Двенадцать бывших локомотивщиков, вагонников и работников других служб стали Героями Советского Союза. Среди них — начальник политотдела танковой бригады П. Ф. Тюрнев, работавший до войны помощником начальника политотдела Иркутского отделения дороги (впоследствии генерал-лейтенант) и политрук роты Д. В. Жилкин, бывший партгрупорг кондукторского резерва станции Иркутск II (после Победы также работал на транспорте). П. Ф. Тюрнев после участия в параде на Красной площади 7 ноября 1941 года сражался с врагом под Москвой, Д. В. Жилкин отличился в боях при форсировании Вислы.

Командир стрелкового взвода И. В. Тонконог прославил себя 13 июля 1944 года. Со своими бойцами он форсировал реку Неман и, несмотря на многочисленные, ожесточённые контратаки врага, удержал важный плацдарм. Теперь на берегу Байкала — в Слюдянке — есть улица, названная именем бывшего поездного вагонного мастера, ставшего Героем Советского Союза, а в прибалтийском городе Алитус в память о его подвиге воздвигнут обелиск.

На Алтайском отделении Западно-Сибирской стали ежегодными соревнования физкультурников по лыжам на приз имени Героя Советского Союза Г. И. Новикова. Название почётному трофею дано по фамилии лётчика, который в довоенные годы был рабочим паровозного депо Тайга, а вернувшись к мирному труду, занимал ряд инженерных и руководящих должностей.

Одиннадцать вражеских самолётов, шесть танков, восемь артиллерийских и миномётных батарей, около 100 автомашин, три склада и сотни гитлеровцев уничтожил лётчик Герой Советского Союза М. Ф. Шатило, работавший до войны слесарем паровозного депо Тайга.

Отличились в воздушных боях лётчики Н. А. Сдобнов и В. А. Михалёв, сбившие много вражеских самолётов. Им также были присвоены звания Героя Советского Союза. Оба аса начинали свой трудовой путь на предприятиях нынешней Приволжской магистрали: первый — путевым ремонтным рабочим, второй — слесарем по ремонту паровозов.

Героями Советского Союза стали электрик Аткарского паровозного депо И. Г. Зелепукин, машинист водокачки станции Обливская С. М. Синьков, ртшцевский железнодорожник В. И. Климов, слесарь депо Балашов Б. Г. Сорокин, фельдшер пункта промывки вагонов Ртищево Е. Е. Букоткин.

Из вагонного депо Кинель Куйбышевской дороги ушёл на фронт слесарь В. Ф. Нестеров. Сюда он и вернулся, залечив тяжёлые раны. Работал осмотрщиком вагонов, позже возглавлял бригаду на пункте технического осмотра станции Безымянка. У бывшего фронтовика на груди Золотая Звезда Героя за мужество, проявленное при форсировании Керченского пролива, другие боевые награды, полученные за оборону Новороссийска и Севастополя.

Подростком, закончив семь классов средней школы, пришёл на Читинский паровозовагоноремонтный завод Гриша Онискевич. Работал столяром, а по вечерам учился в аэроклубе. В октябре 1941 года принял первое боевое крещение в небе под Москвой. Всего же за годы войны лётчик-истребитель Г. Д. Онискевич совершил 550 боевых вылетов, сбил 24 вражеских самолёта лично и 8 в групповых боях. Увидев однажды в полёте, как один из самолётов его группы неожиданно из-за отказа мотора пошёл на посадку, Онискевич ринулся вслед за ним, сел на территории, занятой врагом, и вывез товарища, ошеломив гитлеровцев своей отвагой.

Г. Д. Онискевич был удостоен звания Героя Советского Союза, награждён орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, Отечественной войны I степени. После войны полковник Онискевич командовал авиадивизией, а уйдя в запас, работал на промышленном предприятии, активно участвовал в общественной жизни.

Владимир Кочнев поступил на этот же завод в 1932 году. В годы войны будущий Герой Советского Союза за штурвалом боевого самолёта успешно громил врага. Когда Победа была уже совсем близка, гвардии капитан В. Г. Кочнев, совершая свой 199-й вылет, погиб в бою.

В паросиловом цехе завода работал до войны и был секретарём комсомольской организации Георгий Костин. Читинцы избирали его депутатом городского Совета. Воспитанник комсомола, в армии стал младшим политруком. В боях под Воронежем 10 сентября 1942 года Г. И. Костин бесстрашно повёл бойцов в атаку на вражеские позиции. Первой связкой гранат взорвал танк, не подпускавший атакующих советских воинов к окопам врага, а второй — себя и окруживших его фашистов. Именем героя в Чите названа улица, берущая начало у проходной его родного завода.

Продолжая традиции родителей, стал трудиться на железной дороге кондуктором Виктор Нечаев. Впоследствии работал он на Читинском паровозовагоноремонтном заводе токарем, заслужил репутацию умельца. Но война прервала мирный труд. Нечаев ушёл на фронт и отважно сражался. 6 сентября 1943 года рядовой отдельного сапёрного батальона В. Н. Нечаев при форсировании Днепра геройски погиб.

По комсомольскому призыву ушёл в авиационное училище с Конотопского паровозовагоноремонтного завода столяр А. Б. Панов. Мужественно защищал он от фашистских стервятников небо республиканской Испании. Во время Великой Отечественной войны совершил сотни боевых вылетов, уничтожил десятки самолётов врага. Командир авиационного полка подполковник А. Б. Панов погиб во время воздушного боя под Варшавой. Ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Более тысячи работников Уфимского паровозоремонтного завода ушли в действующую армию. Один из них — электромонтёр Пётр Комлев в марте 1943 года, окончив училище, вступил в бой с врагом на штурмовике Ил-2. Бесстрашный лётчик совершил 120 боевых вылетов, был награждён тремя орденами. 20 февраля 1945 года командир звена старший лейтенант Комлев погиб при выполнении боевого задания в Латвии. Через три дня ему присвоили звание Героя Советского Союза.

Мичуринский паровозоремонтный завод дал фронту 1428 воинов. Свыше 100 из них удостоены боевых орденов, а бывшие слесари завода Н. Я. Медведев и К. Н. Пронин — звания Героя Советского Союза.

Из числа ушедших на фронт с Великолукского паровозовагоноремонтного завода это высокое звание присвоено Н. Д. Антонову, А. М. Родителеву и В. Ф. Сизову.

Во многих ожесточённых сражениях на Западном, Воронежском и 3-м Белорусском фронтах отличился В. А. Голоскоков, окончивший до войны железнодорожное ФЗУ в Омске и работавший там слесарем в электротехнических мастерских службы сигнализации и связи железной дороги.

Орудийный расчёт, которым он командовал, громил вражеские танки, пушки и пулемётные точки. Когда в тяжёлом бою летом 1944 года был ранен командир батареи самоходных установок, сибиряк принял командование на себя, ворвался в расположение огневых точек противника, смял их своей самоходкой и уничтожил два вражеских танка.

Вернувшись в Омск, Герой Советского Союза Голоскоков окончил техникум железнодорожного транспорта, работал начальником мастерских дистанции сигнализации и связи, стал почётным гражданином города.

Пётр Морозов закончил Акмолинское ФЗУ, работал слесарем в вагонном депо Курорт-Боровое (ныне Целинной железной дороги). В 1942 году, когда ему исполнилось 18 лет, добровольно ушел на фронт. Воевал пулемётчиком, потом был направлен на учёбу в танковое училище. В упорных боях с немецко-фашистскими захватчиками Морозов проявил мужество, отвагу и героизм. Он форсировал реки Нейсе, Шпрее, канал Тельтов. В Берлине на Кайзерштрассе под шквальным огнём фашистов его подразделение уничтожило два сильно укреплённых вражеских пункта, три тяжёлых немецких танка. В ожесточённом бою он был тяжело ранен, но задачу выполнил, открыв батальону путь к центру Берлина.

«Достоин присвоения звания Героя Советского Союза», — так оценили эти подвиги генерал-полковник П. С. Рыбалко и другие видные военачальники танковых войск. В 21 год П. И. Морозов стал Героем Советского Союза.

Одним из батальонов 171-й стрелковой дивизии, штурмовавших рейхстаг, командовал старший лейтенант К. Я. Самсонов, который до войны работал на шахте Московского метростроя. 30 апреля 1945 года передовые отделения батальона ворвались в здание. С наступлением темноты вошёл в рейхстаг Самсонов с основными силами своего подразделения. Здесь уже вели ожесточённый бой и воины 150-й стрелковой дивизии. Сломив отчаянное сопротивление врага, наши бойцы взяли рейхстаг.

После войны во время одного из парадов в Москве на Красной площади Константин Яковлевич Самсонов с гордостью пронёс овеянное славой Знамя Победы.

Длительное время К. Я. Самсонов преподавал в Московском институте инженеров железнодорожного транспорта.

В сводном полку 2-го Украинского фронта прошёл по Красной площади во время парада Победы Герой Советского Союза, кавалер пяти орденов капитан Е. М. Березовский. Мужественно сражался отважный артиллерист на Курской дуге, а когда было приказано форсировать Днепр, его батарея первой переправилась на правый берег реки.

Зная, что захваченный плацдарм открывает путь к Киеву, фашисты всеми силами стремились отбить его. Однако батарея Березовского, точнее горстка бойцов, выстояла. Её не сломила и атака вражеских «тигров», на одном из которых была сделана надпись на русском языке: «Сегодня сбросим всех большевиков в Днепр». Сгорел тот танк, сгорели другие «тигры», так как воины батареи, проявив исключительную выдержку, начали стрелять лишь тогда, когда расстояние до танков стало минимальным и бронепрожигающие снаряды били наверняка.

Окончился парад Победы, брошены фашистские знамёна со свастикой к подножию Мавзолея В. И. Ленина. Возвратился к своей любимой работе железнодорожник-связист Е. М. Березовский. До войны он работал монтёром, электромехаником и старшим электромехаником Ясиноватской дистанции сигнализации и связи, был секретарём комсомольской организации. После войны, окончив институт, многие годы возглавлял Лозовскую дистанцию, а в 1971 году стал заместителем начальника треста «Транссигналсвязьзаводы».

Железнодорожники, как и весь советский народ, свято и бережно хранят память о воспитанных на транспорте героях, ставших почётными гражданами различных городов и сёл, имена которых носят предприятия и школы, улицы и бригады, корабли и стадионы. В честь их ратных подвигов установлены обелиски и мемориальные доски, открыты портретные галереи, учреждены призы.

Кавалеры боевых орденов

Среди фронтовиков, награждённых орденами и медалями Советского Союза за мужество и героизм, проявленные в боях против фашистских оккупантов, было много воинов, которые прошли рабочую закалку в трудовых коллективах предприятий железнодорожного транспорта.

Полным кавалером ордена Славы вернулся к мирному труду на станцию Купино (ныне Западно-Сибирской железной дороги) Фёдор Степанович Усачёв, где до войны он работал плотником в вагонном депо. Высшую солдатскую награду III степени он получил в боях при освобождении города Молодечно, II степени — при форсировании Немана. Переправившись через реку, миномётный расчёт, которым командовал старший сержант Усачёв, попал под шквальный огонь врага. Дело дошло до рукопашной схватки, но миномётчики не дрогнули. Ордена Славы I степени Усачёв удостоен за мужество, проявленное в боях за Кенигсберг и Пилау. В ту пору он стал коммунистом. После войны Ф. С. Усачёв длительное время работал в Купино, а затем на Прохладненской дистанции пути Северо-Кавказской дороги.

В первые дни войны ушёл на фронт весовщик станции Москва-Товарная-Павелецкая Иван Иванович Сидоров. Он храбро сражался, метко стрелял по врагу, проявляя выдержку и стойкость в самых сложных ситуациях. При отражении атак противника в районах Проскурова и Тернополя, при освобождении Украины, у озера Балатон в Венгрии Сидоров подбил несколько вражеских танков. За боевые заслуги удостоен орденов Славы всех трёх степеней, орденов Красного Знамени и Красной Звезды.

В Глухове, Челябинске и Львове есть улицы, названные именем А. П. Марченко: в первом городе он родился, из второго добровольцем ушёл на фронт, в третий, где до войны жил и работал в управлении железной дороги, в головном советском танке доставил победное Красное знамя. Во Львове он погиб, но имя его бессмертно, так как Марченко стал первым почётным гражданином города.

Железнодорожники, работающие сегодня в локомотивном депо Петропавловск Южно-Уральской бережно хранят память о тех, кто сменил реверс паровоза на автомат и винтовку в суровую пору Великой Отечественной войны.

Мужество и отвагу проявили при выполнении заданий командования бывшие паровозники этого депо И. Маховский и А. Богачёв, ставшие военными разведчиками. Много раз, уходя в тыл врага, приходилось им облачаться в немецкую форму. Они добывали в стане фашистов ценнейшие сведения о составе и вооружении подразделений, об оперативных замыслах их штабов.

Однажды И. Маховский и А. Богачёв обнаружили в лесу во время перехода в тыл противника военный аэродром. Пренебрегая опасностью, они прошли через минное поле и передали советскому командованию координаты хорошо замаскированного крупного вражеского аэродрома, с которого фашисты отправлялись бомбить Ленинград. Вскоре этот вражеский объект был полностью уничтожен нашими лётчиками.

За ратные подвиги более 500 рабочих и служащих депо Петропавловск удостоены боевых наград. Среди них — машинист А. С. Иванов, кавалер орденов Славы II и III степеней, машинист А. Е. Жирнов — орденов Красной Звезды и Славы III степени, машинист Е. П. Печенев — орденов Красного Знамени, Отечественной войны II степени и Красной Звезды.

В жизни потомственного железнодорожника Тимофея Кузьмича Ломакина доблесть трудовая и доблесть воинская буквально переплелись. Его рабочая биография началась с должности плотника, а затем ремонтника на станции Иркутск. Ещё комсомольцем, когда осложнилась обстановка на Дальнем Востоке, Тимофей добровольно ушёл в Красную Армию. А в июне грозного 1941 года, проработав несколько лет старшим инструктором и помощником начальника политотдела дороги, заместителем начальника службы движения и секретарём партийного бюро управления дороги, ушёл на фронт.

Железнодорожная и армейская закалка помогли Т. К. Ломакину стать в годы Великой Отечественной войны боевым командиром. «… В 1941 году поступил и в 1942 году окончил полный курс Военно-политической ордена Ленина академии Красной Армии имени В. И. Ленина по специальности сухопутного факультета (без государственного экзамена)», — так значилось в полученном им документе. «В бою ведёт себя хладнокровно, смело…», — говорилось о нём в характеристиках.

О том, как сражался с ненавистным врагом Т. К. Ломакин, свидетельствуют его награды: два ордена Отечественной войны I степени и один II степени, орден Красной Звезды, многие медали, более двух десятков благодарностей в приказах Верховного Главнокомандующего.

Свято храня почётное звание фронтовика, добросовестно и творчески трудился Тимофей Кузьмич и в послевоенные годы. Он был начальником отдела в управлении Восточно-Сибирской дороги, возглавлял профсоюзную организацию. К его боевым наградам добавились ордена Трудового Красного Знамени и «Знак Почёта», медали, знак «Почётному железнодорожнику».

«…Здесь бывал сибиряк Крысин», — написал на рейхстаге бывший машинист локомотивного депо Слюдянка, после того как вместе с однополчанами штурмовал его.

А до этого П. С. Крысин, ушедший на фронт добровольцем в марте 1943 года, отличился во многих боях и был награждён орденом Славы III степени, медалью «За отвагу» и другими медалями.

Яркий пример мужества показал он на Одере. Передовые части 207-й дивизии закрепились на западном берегу реки Одер. Захваченный плацдарм был невелик — километр в глубину и полтора в ширину. Сапёры наводили понтонный мост, чтобы ввести в прорыв танки, артиллерию. Враг предпринимал попытку за попыткой, чтобы сбросить десант в реку.

В это время артиллерийского разведчика П. Крысина вызвал начальник штаба дивизии.

— Плавать умеешь?

— Умею.

— Холодной воды не боишься?

— Жил на Байкале.

— Убит офицер связи. Вот этот планшет необходимо передать командиру дивизиона тяжелых гаубиц. От быстроты исполнения зависит наступление на Берлин на нашем участке, зависит жизнь плацдарма.

И второй раз за день, теперь на восточный берег, отправился разведчик. Одер кипел. Волна за волной накатывались вражеские «юнкерсы» на наводимую переправу. П. Крысина взяли в лодку санитары, вывозившие раненых с плацдарма. Солдат быстро нашёл артиллеристов, передал планшет. И вновь короткий разговор:

— Радиосвязи, ты это знаешь, солдат, с плацдармом нет. Вот тебе пакет. Его срочно необходимо передать начальнику штаба дивизии. Здесь всё указано — время артиллерийского налёта, время атаки. Действуй!

В третий раз отправился сибиряк через Одер. Казалось, что на этот раз лёгкой будет переправа. Ведь понтонный мост уже готов. Побежал по нему П. Крысин. Но ударила вражеская бомба, и воздушная волна сбросила его в холодную воду.

Тянут под воду солдатские сапоги, шинель, автомат, гранаты. Всё сбросил Павел на дно. Только планшет хранил у сердца. Осталось несколько метров до западного берега. Оставляют силы, сводит ноги судорога. И здесь втягивают его в лодку не сильные, но надёжные руки медсестёр.

Ещё десяток минут, и вот берег. А вскоре загрохотала тяжёлая артиллерия, полетели на бреющем краснозвёздные штурмовики, и поднялась в атаку 207-я дивизия.

Закончилась война. Вернулся Крысин в родное локомотивное депо. Работал он так же, как и воевал, на совесть. Был машинистом паровоза, тепловоза, электровоза. Кроме боевых наград, его грудь украсил орден Октябрьской Революции.

Патриотами, убеждёнными борцами за великое дело партии проявили себя в боях против немецко-фашистских оккупантов профессорско-преподавательский состав, студенты, рабочие и служащие учебных заведений транспорта.

В сформированную 6 июля 1941 года в Московском институте инженеров железнодорожного транспорта 6-ю дивизию народного ополчения Дзержинского района вступило 300 профессоров, преподавателей, рабочих, служащих и студентов института.

Свои первые бои ополченцы приняли в августе в районе города Ельни и под Смоленском. Многие из них погибли на полях сражений.

В дальнейшем 6-я дивизия народного ополчения стала кадровым подразделением Красной Армии — 160-й стрелковой дивизией, участвовавшей в боях за освобождение Белоруссии, Польши и закончившей свой боевой путь на территории Германии. За отличие в боях дивизия была награждена орденом Красного Знамени и получила наименование Брестской.

В составе дивизии сражался декан факультета, доцент А. Ф. Богданович, прошедший по фронтовым дорогам всю войну. Он награждён орденами Отечественной войны I и И степени и орденом Красной Звезды.

В боях за Ельню и Дорогобуж участвовал заведующий кафедрой института, доктор технических наук, профессор В. А. Щепетильников. Он награждён орденом Красной Звезды и медалями.

В октябре 1941 года в институте была сформирована 3-я Московская коммунистическая дивизия. По призыву ЦК ВЛКСМ 78 миитовцев вступили в студенческий батальон этой дивизии и 60 — в сводный лыжный батальон Калининского фронта.

С пятого курса добровольцем ушёл в действующую армию В. Я. Щукин. Он был отважным разведчиком. Вернулся кавалером пяти боевых орденов. После войны работал руководителем одного из управлений МПС.

Сотни учёных и питомцев института участвовали в Московской битве, сражались за Одессу, Ленинград, Сталинград, Севастополь, Новороссийск. Многие из них проявили героизм и бесстрашие в схватках с врагом. В институте работают участники Великой Отечественной войны, видные учёные железнодорожного транспорта, профессора Т. Г. Яковлева, И. П. Исаев, A. А. Смехов, А. А. Петропавловский и другие, награждённые боевыми орденами и медалями СССР.

Ежегодно в канун Дня Победы студенты и сотрудники института собираются у памятника воинам-миитовцам, на котором золотыми буквами написаны имена погибших на полях сражений.

Отважно сражались с врагом воспитанники Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта, 1423 из них отдали свои жизни за Родину. Орденов и медалей удостоены 842 лиижтовца. Студенты института с большим вниманием слушают воспоминания ветеранов войны С. Ф. Порхаева, B. С. Данилова, Г. В. Маркова, Н. А. Рязанцева, М. С. Подбелло, И. И. Шейнина и других. Их яркие беседы учат любить Родину, ненавидеть врагов.

Тысячи прославленных спортсменов-железнодорожников сражались на фронтах Великой Отечественной. Уже на второй день войны в Центральном совете спортобщества «Локомотив» не осталось ни одного мужчины. Все ушли на фронт. Закалённые, выносливые, мужественные, преданные Отечеству, просились они на самые трудные участки борьбы с врагом. Большинство из них особенно в первые годы войны стали разведчиками, партизанами, бойцами диверсионных истребительных батальонов, бригад особого назначения.

Фёдор Николаевич Ивачёв в 1933 году был одним из сильнейших лыжников, а затем стал и первым мастером спорта в Сибири. Работая в дорожном совете добровольного спортивного общества «Локомотив», учил своих воспитанников быть готовыми к защите Родины.

Ему довелось участвовать в боях на Халхин-Голе. В 1941-м в боях под Москвой командовал батальоном.

— Батальон может быть в несколько раз подвижнее, быстрее выполнять самые сложные задания, если поставить каждого бойца на лыжи, — докладывал он командиру полка. Ему предоставили такую возможность. В начале декабря 1941 года батальон Ивачёва прошёл с боями за две недели более сотни километров. 10 декабря 1941 года после стремительного броска лыжники ворвались в деревню Кочергино и освободили из фашистского заточения 150 обречённых на смерть стариков, женщин и детей. 18 декабря 1941 года отряд Ивачёва напал на штаб вражеского полка в деревне Гороховка Калужской области и полностью разгромил его. Во время очередной атаки в кровопролитном бою командир батальона Ф. Н. Ивачёв погиб смертью храбрых. За мужество и отвагу он был посмертно награждён орденом Ленина. В память о Ф. Н. Ивачёве одна из улиц Новосибирска названа его именем. Спортивная общественность Новосибирска ежегодно проводит лыжные кроссы, посвящённые памяти Федора Николаевича Ивачёва.

В 1942 году в партизанском отряде Д. Н. Медведева командовал взводом известный конькобежец Анатолий Капчинский — чемпион страны в беге на 1500 метров, член спортивного общества «Локомотив». Однажды батальон эсэсовцев неожиданно напал на бригаду. Группа партизан во главе с А. К. Капчинским вступила в бой, приняв на себя главный удар. Десятки фашистов были убиты. Анатолий дрался до последнего дыхания. Он получил много пулевых ранений и умер, как подобает герою-воину. Его посмертно наградили орденом Отечественной войны I степени.

Железнодорожники, сражавшиеся в действующей армии — в пехоте, артиллерии, авиации, танковых частях, на военных кораблях и бронепоездах, в партизанских отрядах, — проявили мужество и отвагу, внесли достойный вклад в дело разгрома вражеских полчищ.

Четыре огненных года. Они вместили подвиги, дела и поступки советских людей, равных которым история не знала, вновь показали всему миру величие духа нашего народа, поднявшегося на борьбу с фашистскими захватчиками.

Железнодорожники гордятся тем, что в едином строю защитников Родины были многие воспитанники трудовых коллективов транспорта. С оружием в руках они отважно отстаивали свободу и независимость социалистической Родины, наш советский образ жизни, наше будущее.

Часть 14


[1 наблюдающий участник] 
Эта страница последний раз была изменена 1 мая 2015 в 16:57, автор изменения — участник Энциклопедия нашего транспорта Anakin. В создании приняли участие: участник Энциклопедия нашего транспорта Workweek
info2008 ≤co-бa-кa≥ nashtransport.ru
«Наш транспорт» © 2009—2017
Rambler's Top100