Logo name

Железнодорожники в Великой Отечественной войне 1941—1945 (книга, часть 11)



Материал из Энциклопедия нашего транспорта

Перейти к: навигация, поиск

Часть 10

Содержание

Глава десятая. Колонны паровозов особого резерва

Новые мобильные подразделения служат фронту

Е. М. Чухнюк — машинист колонны паровозов особого резерва НКПС N 4, Герой Социалистического Труда

Массовость воинских перевозок, их оперативность и сложные условия военного времени требовали особенно быстрого маневрирования локомотивным парком.

Имевшаяся стационарная ремонтная база на прифронтовых железных дорогах, обычный порядок обслуживания поездов паровозами на установленных тяговых плечах не отвечали возникшим условиям. Ремонт и экипировка паровозов, обеспечение их бригадами, а также контроль за оборотом паровозов должны были осуществляться часто в полевых условиях вдали от депо. Требовалось быстро переформировать состав, исправить автотормоза, снабдить вручную паровоз водой или углём. Следовательно, нужна была иная организационная структура.

Комплексным решением проблемы стало создание совершенно нового вида специальных формирований в виде колонн паровозов особого резерва, изменение методов технического содержания и эксплуатации локомотивов.

Некоторый опыт организации подобных подразделений уже был. Ещё задолго до войны на особо напряжённые участки некоторых железных дорог направлялось определённое количество паровозов с приспособленными для жилья вагонами (турными). Кроме машинистов, помощников машинистов и кочегаров, в каждом вагоне находились слесарь и проводник. Паровоз с прикреплённым к нему турным вагоном мог вести поезд на участках вдвое, втрое большей протяжённости. Когда истекало время работы одной паровозной бригады, её подменяла на любой станции другая, а первая отдыхала в турном вагоне. На продолжительных стоянках слесарь и находившиеся на работе машинист, помощник и кочегар выполняли мелкий ремонт. Такая организация помогла освоить увеличившийся объём перевозок на ряде решающих дорог — Омской, Южно-Уральской и некоторых других.

Первые колонны паровозов особого резерва были организованы осенью 1941 года в Московском узле. Формировали их в депо Ильича, Подмосковная и других. Было создано 11 колонн. Они приняли участие в битве под Москвой.

Сразу стали видны преимущества мобильных подразделений — оперативность, маневренность, возможность сосредоточивать перевозочные средства в районах концентрации войск, способность работать на больших полигонах в отрыве от ремонтных баз. В условиях военного времени это был очень эффективный способ организации перевозок, эксплуатации и обслуживания локомотивного парка.

По решению Государственного Комитета Обороны НКПС организовал на прифронтовых и тыловых дорогах 35 колонн паровозов особого резерва НКПС (ОРКП) с общим количеством 750 паровозов.

Каждую колонну возглавляли начальник и комиссар (позднее заместитель по политчасти). На эти должности назначались, как правило, руководители служб, отделений, партийные работники. Колонна состояла из рот (по пять паровозов в каждой). Команда, обслуживавшая паровоз, составляла взвод, который возглавлял старший машинист. Весь личный состав колонн перевели на военное положение. Бойцам и командирам присвоили воинские звания, выдали оружие, военную форму. Они находились на довольствии в воинских частях. При обслуживании прифронтовых дорог колонны автоматически поступали в подчинение командования фронтов и армий.

Колонна особого резерва обычно состояла из 30 паровозов. Но некоторые колонны формировались из 20 и даже из 15 локомотивов. Каждый паровоз закреплялся за определённой комплексной командой, состоящей из двух локомотивных и двух кондукторских бригад, двух поездных вагонных мастеров и одного проводника. Слесаря в команде не было. Но все машинисты, помощники машинистов, кочегары, кондукторы, поездные вагонные мастера осваивали слесарное дело, электросварку, котельные работы. Практически каждый член команды мог подменить своего товарища. И такая подмена в фронтовой обстановке широко применялась.

К паровозу прицепляли турный вагон, обычно крытый четырёхосный с автоматической сцепкой, чтобы можно было поставить в любом поезде вслед за паровозом. Турный вагон был своеобразным общежитием на колёсах.

То, что команда всё время находилась рядом с локомотивом, способствовало широкому применению лунинского метода ухода за машиной. При длительной остановке поезда все шли к паровозу, осматривали его и производили необходимый ремонт. Хозяйское отношение к локомотиву позволяло длительное время не ставить его в депо на ремонт и водить поезда на больших полигонах.

Колонны паровозов особого резерва НКПС по-настоящему боевое крещение получили во время Сталинградской битвы. С июня 1942 года по январь 1943 года в район Сталинграда по железным дорогам Арчединского и Астраханского ходов колоннами было доставлено 3269 эшелонов с войсками и 1052 поезда с боеприпасами — всего свыше 200 тысяч вагонов.

Колонна паровозов особого резерва НКПС № 10 формировалась на станции Ожерелье из железнодорожников, эвакуированных с Южной магистрали. Когда поступил приказ срочно перебросить все паровозы в район Сталинграда, осмотр и ремонт локомотивов не закончили. Доделывали мелкие работы уже в пути, хотя ни один паровоз резервом не ушёл. Повели поезда с войсками, боеприпасами, боевой техникой, продовольствием.

Ещё в Ожерелье на некоторые составы обрушила свой смертоносный груз авиация противника. Поезд с боеприпасами, который вела бригада машиниста Н. М. Рубана, атаковала группа самолётов. Погиб машинист, получили тяжёлые ранения помощник машиниста И. Г. Скибин, кочегар И. Ф. Адонин. Поезд остановился. Замерший на пути состав — лёгкая добыча для врага. Нужно срочно его спасать. Место погибших занимает бригада машиниста А. И. Гисиса, и эшелон идёт дальше. Но самолёты продолжают атаковать беззащитный поезд. Сраженный осколком падает второй машинист. Довели до станции поезд помощник машиниста и кочегар. В октябре 1942 года бригада машиниста И. Н. Шаповалова вела к Сталинграду поезд с танками. Обстановка сложилась такая, что никто не знал, на каком километре можно было ждать встречи с войсками врага. Вблизи станции Котлубань прорвавшиеся вражеские танки стали в упор расстреливать эшелон. Прямо с платформ наши танкисты открыли ответный огонь. Но лишенные манёвра машины оказались более уязвимыми, чем немецкие, а сойти с платформ под откос на высокой насыпи они не могли. Нужно было срочно уводить состав, укрыть его от снарядов и выгрузить боевые машины. В это время машиниста ранило осколком снаряда. Теряя силы, Шаповалов довёл поезд до выемки и остановил. Прямо с платформ танки пошли в атаку. Часть машин врага была уничтожена, остальные отступили. Наши танки остались вблизи станции держать оборону. Порожний состав вывел из зоны боевых действий машинист П. В. Шевченко, сменивший своего раненого товарища.

В ноябре 1942 года колонну паровозов особого резерва НКПС № 10 перебросили обслуживать участок Астрахань — Сталинград. По этой линии защитникам волжской твердыни подвозили горючее с Кавказа. Авиация противника стремилась вывести линию из строя. Бригада машиниста Ф. А. Каплуна вела состав с бензином. На станцию Верхний Баскунчак прибыли благополучно. Осмотрели вагоны, пополнили запасы воды и угля, и вдруг появились немецкие бомбардировщики. Обрушился бомбовый удар огромной силы. Десятки вагонов разбиты, пострадали паровозы. Загорелись две последние цистерны и в поезде Каплуна. Если их не отцепить, а остальные не увести в безопасное место, — беда будет большая. Погибнет не только этот состав, который так ждут защитники Сталинграда, но и взлетит на воздух вся станция, надолго остановится движение поездов.

Отцеплять горящие цистерны побежал старший кондуктор Гриша Лейфер. Ему всего 17 лет, но он уже сопровождал несколько поездов. От горящих цистерн нестерпимый жар. Дымится одежда. Каждую секунду может произойти взрыв. Несмотря на смертельную опасность, Г. Лейфер с трудом развинчивает сцепку между последними вагонами. Она плохо поддаётся. А время летит. Вот-вот огонь перекинется на соседние цистерны. Юноша спешит изо всех сил. Вот уже снята одна стяжка, другая. Загорелась одежда. Гриша выскакивает на междупутье и подаёт машинисту сигнал ехать вперёд. Едва поезд отошёл, как над путями взвилось облако дыма и огня, раздался оглушительный грохот: взорвались горящие цистерны. Почти весь состав удалось спасти, но юного героя не стало.

В один из дней обороны Сталинграда машинист паровозной колонны № 10 Александр Иванович Покусай вёл поезд с танками. Неожиданно налетели вражеские бомбардировщики. Осколками бомб пять работников комплексной бригады были выведены из строя, сам Покусай ранен. Паровоз получил повреждения. Бригада быстро устранила их и своевременно доставила транспорт по назначению. Во время выгрузки на станции Арчеда поезд подвергся повторному налёту вражеской авиации. Паровоз и тендер получили много пробоин. Были убиты два работника бригады. Раненый машинист А. Покусай не оставил своего поста и доставил повреждённый паровоз на базу.

Во время Сталинградской битвы в колонне паровозов особого резерва НКПС № 4 работала бригада Елены Мироновны Чухнюк. За реверс паровоза Е. М. Чухнюк встала в депо Гомель. Она водила тяжеловесные поезда, ухаживала за своим паровозом по-лунински, в каждом рейсе экономила топливо. Лена, так звали её паровозники Гомеля, на своём Эш 4050 вела на восток поезд с ценным грузом, доставила его в Елец, затем в Москву, где формировалась колонна паровозов особого резерва НКПС № 4. Елена получила назначение: возглавить комплексную бригаду паровоза Эм 723-88. Старший машинист в 23 года! Надо было подготовить к трудным испытаниям локомотив. Бригада сделала это в числе первых. И вот колонна № 4 на Сталинградском направлении. Здесь Е. Чухнюк впервые узнала по-настоящему, что такое война. В каждый рейс отправлялась словно в атаку. Под бомбами, снарядами подвозила к линии фронта эшелоны и поезда с боеприпасами.

Зимней ночью 1942 года вела состав с военной техникой. До станции Петров Вал доехали благополучно. Только остановились — массированный налёт. Сначала послышался гул моторов, затем в небе вспыхнули десятки осветительных ракет на парашютах. На земле хоть иголки собирай, а над ракетами — чернота ночи. Со свистом падают бомбы. Летят в стороны остатки разбитых вагонов. Над некоторыми поездами уже поднимаются языки пламени. Нужно «растаскивать» вагоны, спасать ценный груз. И люди делали всё необходимое. В их числе Елена Чухнюк. А потом резкий свист, удар, и, кажется, обрушилась куда-то земля. Это совсем рядом разорвалась бомба, сильно тряхнуло паровоз, её оглушило взрывной волной и ранило в ногу. Пришла в себя, когда самолёты улетели. Осколок в ноге. Тяжело ранены старший кондуктор Слуцкий, проводник Иванова. Разворочен бак тендера, повреждены трубопроводы, арматура, но ходовые части паровоза целы. Машину можно доставить в депо и быстро восстановить. Потом на своём отремонтированном паровозе успешно водила поезда на Курской дуге.

Под огнём врага в районе Сталинграда несли нелёгкую вахту рядом с мужчинами и другие женщины. В огненные рейсы кондукторами на тормозных площадках отправлялись 17—18-летние Надя Семенюта, Таня Омельченко, Клава Фомина, Тамара Паткина и многие, многие другие.

Сражение на Волге требует всё больше транспортных средств. Формирование колонн паровозов особого резерва НКПС идёт на самых отдалённых магистралях. Подготовили и отправили ОРКП № 34 в район Сталинграда и железнодорожники Турксиба. На станции Чир подали паровоз Эу 713-77 старшего машиниста А. М. Алексанова к составу со срочным воинским грузом. И вдруг — фашистские самолёты. Взрывной волной машиниста сбило с ног. Он с трудом поднялся и выглянул в окно. Паровоз и поезд целы, можно состав вывести на перегон, но нет разрешения на отправление. И вот подбегает дежурный по станции, передаёт разрешение и кричит: «Быстрей на перегон!»

Сжали состав, тронулись. Чтобы скорей выйти из опасной зоны, открыли большой клапан. Но самолёты продолжают атаковать. Приходится маневрировать: поезд то несётся быстро, то резко замедляет ход. Во время одного из замедлений бригада услышала резкий свист, и тотчас на бровке вздыбился балласт. Каждая секунда кажется вечностью. Но всё тихо.

— Не разорвалась, — воскликнули одновременно машинист и помощник, — неисправная!

Осмотрели путь, повреждений нет. Решили проскочить опасное место. Когда поезд находился от упавшей бомбы уже в ста метрах, раздался взрыв. Исправной была бомба, но замедленного действия. Выручило, что машинист действовал решительно, оперативно.

Сам Александр Михайлович считает этот эпизод обычным. А сколько их было за время войны… Как-то глубокой ночью паровоз 713-77 остановился с поездом на прифронтовой станции. Алексанов в это время отдыхал в теплушке. Его разбудил напарник машинист И. Н. Федотов:

— Беда, Александр Михайлович. На огневой решётке что-то лопнуло. Горячая вода и пар вырываются из-за арки с такой силой, что гаснет огонь. Не бросить ли состав?

Тут же побежал на паровоз. Даже не оделся как следует, хотя ночь была морозная. Нужно действовать быстро, решительно, ведь стоит поезд с боеприпасами.

— Забрасывайте колосниковую решетку мокрым углём и кладите поверх доску! — крикнул он.

Алексанов одел на себя телогрейку, натянул поверх комбинезон и, взяв в руки горящий факел, скользнул в раскалённую топку. Заглянул за арку, откуда била струя горячей воды, и ужаснулся: трещина чуть ли не по всему бурту дымогарной трубы. Никакой чеканкой не поможешь, нужно её всю менять. Но для этого потребуется охладить паровоз, выполнить сложную операцию с демонтажем приборов гарнитуры в дымовой коробке, а на станции не только мастерских, дома ни одного нет, кроме землянки дежурного. Так что же делать?

Решение пришло неожиданно: а если забить в трубу охлаждённые железные заглушки? От высокой температуры они расширятся и намертво зажмут бурты трубы. Немного уменьшится площадь нагрева котла, но паровоз будет работать.

Начался поединок с горячим фонтаном пара и воды. Шесть раз спускались в топку старший машинист А. М. Алексанов и его напарник И. Н. Федотов с кувалдой, заглушками и факелом. От огня рассыпалась одежда, ожогами покрылись руки и лицо. Наконец стих укрощённый фонтан. Но некогда даже перевязать покрывшиеся волдырями руки. Промыли покрасневшие от гари глаза, подняли давление пара в котле, и поезд двинулся дальше. Туда, где гремели пушки.

Дни и ночи подвозили к фронту маршруты с боеприпасами, горючим, военной техникой, войсками паровозные бригады колонны № 34. Чуть ли не с передовой вывозили уголь Донбасса, помогали наводить мосты через большие и малые реки. Все бойцы и командиры действовали самоотверженно. Пример выдержки, самообладания, личной храбрости показывал начальник колонны полковник Сергей Фёдорович Василенко. Несколько раз он был ранен, но оставался в строю до конца войны.

22 января 1946 года «Гудок» публикует:

«Алма-Ата (ТАСС). В Казахстан возвратилась из Берлина паровозная колонна особого резерва НКПС № 34, сформированная на Турксибе в 1942 году. Более двух миллионов километров прошли фронтовыми дорогами паровозы колонны. Они были под Сталинградом, на Кавказе, в Крыму, на Украине, в Белоруссии, в Польше, завершив победоносный путь в Берлине. Под огнём неприятеля личный состав колонны доставил фронтам свыше 10 тысяч поездов, перевёз около трёх миллионов тонн воинских грузов. В дни подготовки штурма Берлина паровозники организовали кольцевую езду на участке Варшава — Познань без отцепки паровозов и набора воды на расстоянии ста километров».

За мужество и самоотверженность, проявленные при выполнении воинских перевозок в районе Сталинграда, более семи тысяч бойцов и командиров колонн награждены орденами и медалями, в том числе медалью «За оборону Сталинграда».

На Воронежский фронт была направлена паровозная колонна № 46, сформированная на Дальневосточной дороге. Наши войска вели здесь тяжёлые бои с фашистскими полчищами. Все прилегающие к фронту железнодорожные линии — арена боевых действий. Редкий рейс проходил без обстрела поезда из орудий, налёта авиации. Уже в первые дни от взрывов бомб выведены из строя два паровоза, разбиты несколько теплушек. Погиб машинист Михайлов, потом — ещё 9 человек. Выпущенный из рук реверс, сигнальный фонарь, гаечный ключ тотчас подхватывали товарищи, и эшелон двигался к фронту. За время действия колонны было убито и ранено 186 человек из её состава. Разбито много паровозов и теплушек. Но не было случая, чтобы хотя бы один состав не доставили по назначению. Боевой путь ОРКП № 46 отмечен многими славными делами. За стойкость и мужество при выполнении воинских перевозок удостоены орденов и медалей Советского Союза Н. Миронов, Д. Рогов, М. Карпов, Я. Бородашов, В. Тимошук, А. Косяк, П. Стельмаченко и многие другие.

Расширение полигона действия колонн

К. И. Даниленко — начальник отдела колонн паровозов особого резерва Центрального управления паровозного хозяйства НКПС, Герой Социалистического Труда
А. А. Полуянов — машинист колонны паровозов особого резерва НКПС № 23
П. С. Мазепа — машинист колонны паровозов особого резерва НКПС № 10
Н. А. Макаров — начальник колонны паровозов особого резерва НКПС № 3, Герой Социалистического Труда

Формирование колонн паровозов особого резерва НКПС продолжалось ускоренными темпами. До конца 1942 года предусматривалось создать дополнительно на прифронтовых и тыловых дорогах 31 колонну с общим парком 750 паровозов и контингентом более 11 тысяч человек.

В связи со значительным ростом числа паровозных колонн и расширением полигона их деятельность как на прифронтовых, так и на тыловых дорогах в НКПС создаётся специальный отдел колонн паровозов особого резерва. Начальником его назначили опытного руководителя К. И. Даниленко. К работе привлекли ряд специалистов-тяговиков и эксплуатационников. Много труда и энергии в организацию работы колонн вложили А. В. Хромосто, М. А. Вакуленко, Б. Е. Когосов, В. Б. Мальшин, Е. А. Ашкенази, А. В. Зверьков и другие специалисты НКПС.

Паровозные колонны особого резерва НКПС эффективно использовались главным образом на участках, где создавались затруднения в эксплуатационной работе, накапливалось большое количество поездов и дорога своими силами не могла обеспечить пропуск вагонопотоков.

Зимой нередко возникали заторы на Омской дороге. В депо Омск и Барабинск для вывоза составов не хватало локомотивов. По приказам НКПС сюда часто направляли в командировку бригады с паровозами Томской дороги. Однако это не всегда давало нужный эффект. Положение нормализовалось, когда участки Омской дороги стали обслуживать паровозные колонны. Они водили составы от Чулымской до Исиль-Куля без отцепки от состава. Снабжение локомотивов топливом организовывали в парках прибытия на крупных станциях.

Опыт работы колонн паровозов особого резерва НКПС использовали дороги, на которых колонны не работали. Там широко применялась турная езда. На дороге имени В. В. Куйбышева в марте 1942 года, чтобы выполнить заданные размеры движения, выделили для турной езды 75 паровозов с теплушками и 150 бригад. Положение сразу улучшилось. Конечно, при турной езде приходилось работать и отдыхать на колёсах. Но ведь шла война. Она требовала быстрого продвижения поездов и вблизи фронта, и в глубоком тылу.

В 1943 году возросли перевозки как воинских, так и народнохозяйственных грузов. Требовалось всё больше и больше колонн паровозов для их освоения. Если под Сталинградом перевозки обеспечивали 500 паровозов, то на Курской дуге их потребовалось уже 600. Был создан и резерв локомотивов и бригад. Это позволяло лучше маневрировать тяговыми средствами. Благодаря совершенствованию организации работы удалось при росте парка паровозов всего на 20 процентов перевезти в два с половиной раза больше воинских грузов.

На магистралях, прилегающих к Курскому выступу, было сосредоточено 26 колонн. Все паровозы отремонтированы, создан запас наиболее изнашиваемых деталей, материалов. Комплексные бригады состояли из квалифицированных рабочих. Среди личного состава колонн много коммунистов. Заместители начальников колонн по политической части всё время находились на линии, проводили беседы, знакомили с положением на фронте и в тылу, с задачами, поставленными партией перед железнодорожниками.

Заместитель начальника по политчасти колонны № 7 И. Е. Ветров рассказывает:

"Эшелон с орудиями должен был незамедлительно следовать дальше, а на станции — ни одного исправного паровоза…

— Выручай, майор! — раздался в телефонной трубке взволнованный голос военного коменданта участка.

Я понимал, как велика была и ответственность, и сложность ситуации, но в нашей колонне не было свободных исправных паровозов. Вот только СО 17-122… Экипаж этой машины только что закончил ремонт, потратив на него три дня. И до ремонта вахту ребята несли непростую… Но иного выхода не было, и я направился в теплушку, куда во время моего разговора с комендантом вошла бригада этого паровоза.

Поздоровавшись, я рассказал всё, что знал о литерном поезде с орудиями резерва Главного командования.

Первым поднялся с койки широкоплечий, выше среднего роста парень.

— Чего нас просить, товарищ комиссар? Раз нужно — повезём.

— Но я же знаю, что вы трое суток без отдыха…

— И раньше было не легче. Выдюжим.

«Справимся, выполним», — с таким настроением отправлялись в рейсы бригады.

Машинист В. Я. Несмиян из колонны № 10 на паровозе Эм 737-69 вёл поезд с боеприпасами и военной техникой из Курска в сторону Белгорода. Как только поезд вышел на перегон, налетели вражеские бомбардировщики. От разрывов бомб загорелось несколько вагонов. Машинист принимает решение: не снижая скорости ехать до станции Солнцево, под защиту зенитных батарей, и там потушить пожар. Поезд мчится к станции. Его преследуют самолёты. Когда зенитчики встретили их плотным огнём, самолёты повернули назад. На станции отцепили и отвели в безопасное место те вагоны, которые не загорелись, а остальные стали тушить. Пожар тушили помощник машиниста С. Д. Павлов, кочегар Д. Д. Говорун и главный кондуктор Ф. Я. Багмут. Им помогали бойцы и командиры воинских частей, которые выгружались на станции. Вскоре этот очаг пожара ликвидировали. Но на станции горит склад боеприпасов. Машинист Несмиян подвёл свой паровоз к горящему складу, привернул к инжектору пожарный рукав и стал гасить пламя. Склад был спасён.

Поезд, который вёл машинист Ф. Ф. Гавриленко из колонны № 10, атаковал вражеский самолёт. Ранен помощник машиниста А. Г. Шкарин, погиб кочегар Э. И. Тахтаулов, повреждены тендер и котёл паровоза. Машинист заделал заглушками все пробоины, исправил повреждения и один привёл поезд на станцию Блохино.

В колоннах особое внимание уделяли внедрению эффективных приёмов и методов работы. Всё передовое, что появлялось в одной бригаде, становилось достоянием всех. Обычно о передовых методах рассказывали во время политбесед, на технических занятиях. Оригинальный метод спасать поезда и ценный груз во время бомбёжек применяла бригада старшего машиниста С. В. Петрова из колонны № 23. Паровозники узнали, что фашистские лётчики за каждый уничтоженный локомотив награждаются «крестом». А уничтожить паровоз можно лишь прямым попаданием.

Однажды бригада Петрова вела поезд с боеприпасами к фронту. На одном из перегонов поезд атаковал вражеский самолёт. Сброшенные бомбы не попали в цель. Когда бомбардировщик стал разворачиваться для второго захода, машинист дал команду помощнику: как начнут рваться бомбы, развернуть регулирующий винт предохранительного клапана котла.

Помощник машиниста И. В. Денисенко понял его замысел. Как только самолёт пошёл в пике, машинист резко остановил поезд и все бомбы взорвались впереди и в стороне. Денисенко повернул регулировочный винт предохранительного клапана, и пар рванулся в атмосферу. Машинист в свою очередь начал выпускать пар через вестовые трубы инжекторов. Весь локомотив окутался клубами пара, вскоре они закрыли и часть вагонов. Это было похоже на результат прямого попадания бомбы в котёл, и фашистские самолёты улетели. Машинист и помощник закрыли клапан, вентили инжекторов и, подняв давление пара в котле, повели поезд к фронту.

Самоотверженно трудились и другие локомотивные бригады колонны № 23. Многие из них удостоены правительственных наград. Машинист паровоза А. А. Полуянов за проявленное мужество и героизм награждён орденом Красного Знамени.

Постановлением бюро Харьковского городского комитета комсомола от 8 января 1944 года положительно оценена работа комсомольской организации колонны № 23, которая базировалась в то время в Харькове. Бригаде комсомольско- молодёжного паровоза № 5202 во главе со старшим машинистом С. В. Петровым было присвоено имя Героя Советского Союза Н. Ф. Гастелло.

Всё необходимое нашим войскам на Курской дуге доставляли через Касторную, Щигры, Курск. Это был долгий и опасный путь. Долгий, потому что скорость поездов из-за слабого верхнего строения пути и частых остановок для скрещения на однопутных участках была низкая. А об опасности и говорить не приходилось — почти каждый поезд встречали немецко-фашистские лётчики.

Не всегда встречи с вражескими самолётами заканчивались для паровозов и поездных бригад благополучно. Во время налёта авиации врага паровоз машиниста Василия Маяцкого прицепили к тяжёлому эшелону. Так как стрелочник был убит, Маяцкий послал помощника приготовить маршрут. Тот успел перевести все стрелки и упал. Маяцкий один вывел состав из огня, потом вернулся за своим товарищем. Помощник был мёртв. Машинист и его товарищи по бригаде хотели унести убитого, но раздался взрыв.

В родные края В. Маяцкий вернулся на протезе. Долго боролся за то, чтобы снова встать за реверс, и добился своего. В депо Пологи машинисты с гордостью говорили: «Есть у нас свой Маресьев».

Машинист М. Ф. Ищенко во время налёта авиации подъехал к загоревшемуся составу с боеприпасами и начал тушить пожар из шланга, привёрнутого к инжектору. Поезд бригада спасла, но сам машинист получил ожоги, и спасти его не удалось.

Во время Курской битвы погибли на боевом посту от пуль, осколков снарядов, мин, ожогов сотни паровозников, движенцев, вагонников.

Бригады машинистов Г. Р. Терещенко, А. Д. Атамеева и других из колонны № 10 на линиях со слабым верхним строением пути на подступах к Курской дуге водили тяжеловесные поезда без набора воды на участках 120—150 километров. Когда локомотивов не хватало, опытные машинисты брали даже поезда двойного веса. Если не было угля, собирали и пилили шпалы. Кончалась в тендере вода — вёдрами носили воду из речки или озера. Машинисты, помощники и кочегары, кондукторы спасли немало бойцов и командиров, военной техники. Паровозные бригады колонны № 10 вывели из огня 29 воинских эшелонов, предотвратили взрывы шести артиллерийских складов, на разбитой бомбами и снарядами колее сумели вовремя остановить составы и предупредили 36 аварий. С горящих станций под бомбами врага вывезли 4447 вагонов, в том числе 1000 с ранеными бойцами и командирами Красной Армии.

Ожерелье, Сталинград, Дарница, Пост Волынский, Житомир, Тернополь — таковы вехи боевого пути колонны № 10.

В конце октября 1943 года начальнику колонны № 7 поступил приказ военного командования доставить из Чаплино на передовую поезда с горючим и боеприпасами. В те дни колонна лишилась почти половины локомотивов. Для того чтобы выполнить задание, бригады ускорили оборот паровозов, довели их среднесуточный пробег до 500—550 километров, водили сдвоенные составы.

Пополнять же парк всё равно надо. Комплексные бригады колонны № 7 решили построить паровоз на собственные средства. Первый взнос — три тысячи рублей — сделал машинист Тимофей Плосконос. За два дня собрали 300 тысяч рублей и направили рапорт в Москву. Вскоре пришёл ответ Верховного Главнокомандующего: «Передайте личному составу колонны № 7 паровозов особого резерва НКПС, собравшему 300 тысяч рублей, мой братский привет и благодарность правительства СССР. Желание личного состава колонны № 7 будет исполнено».

Паровозы к тому времени начали строить в Красноярске. Здесь, на пустыре около Енисея, поднялось несколько корпусов, в которых разместили оборудование эвакуированного из Бежицы завода «Красный Профинтерн». В холодных, недостроенных цехах шла сборка локомотивов. В труднейших условиях люди строили прекрасные машины. Одну из них — паровоз СО 17-1613, сооружённый по заданию Верховного Главнокомандующего, принял машинист А. Г. Смирнов. К будке машиниста была прикреплена металлическая пластина с надписью: «Паровоз построен на средства командиров и бойцов колонны № 7».

Колонны паровозов особого резерва НКПС обслуживали также освобождённые дороги. На Сталинскую дорогу в Пологи, Чаплино, Цареконстантиновку и другие крупные узлы по приказу Наркомата направили 11 колонн паровозов особого резерва НКПС. Когда работа здесь наладилась, колонны перевели на фронтовые участки.

Нападения на поезда, массированные налёты на станции продолжались. Колонны несли потери в личном составе и технике. В 1943 году будки машинистов паровозов колонн особого резерва стали обшивать броневой сталью. К поездам с особовзрывоопасными грузами прицепляли вагоны с зенитными установками. Всё это несколько снизило потери, но тем не менее каждый рейс к фронту оставался опасным.

Станцию Купянск вражеская авиация бомбила несколько раз. Разбиты многие пути, горят вагоны. Бригада машиниста И. И. Богданова из колонны № 11 вывела в безопасное место несколько составов. Загорелся поезд с боеприпасами, но вывести его было невозможно: повреждён путь. Богданов подвёл свой паровоз по соседнему пути к поезду и стал тушить пожар. Огонь удалось погасить. Но фашисты снова появились над станцией. Во время этого налёта И. И. Богданов был убит. Железнодорожники Купянска свято чтут память героя, похороненного в центре посёлка.

В боях за освобождение Харькова, Днепропетровска, в Белоруссии, Прибалтике особо отличились колонны № 7 (начальник колонны И. А. Усатый), № 8 (А. С. Чарквиани), № 16 (Н. А. Яковлев), № 25 (Н. Д. Охромий), № 27 (В. Н. Костюковский), № 44 (В. Я. Попов), № 46 (П. С. Стельмаченко).

Большой путь по прифронтовым дорогам прошла колонна паровозов № 3. Локомотивные бригады колонны бесстрашно днём и ночью водили поезда под Москвой и Сталинградом, на Курской дуге и в других районах военных действий. С исключительной силой здесь проявились организаторские способности начальника колонны паровозов № 3 Н. А. Макарова — потомственного железнодорожника.

Поездной вагонный мастер колонны № 3 А. В. Глебов постоянно обеспечивал безопасность движения, умело и быстро ликвидировал последствия налётов вражеской авиации.

Колонна паровозов особого резерва НКПС № 48 (начальник колонны Н. И. Кошелев) работала на Дороге победы во время блокады Ленинграда. Вот один лишь день — 18 июня 1943 года. Машинисты Кульбицкий и Алексеев, помощники Алёхин и Яшкин, кочегары Слугин и Фёдоров, поездной вагонный мастер Попов провели в обе стороны поезда под непрерывным артиллерийским обстрелом.

Машинисты Грин и Ачкасов и их бригады, главный кондуктор Леонтьев, старший кондуктор Некрасов, поездной вагонный мастер Дмитриев под обстрелом в течение 43 минул исправляли повреждённую тормозную магистраль, разбитую в нескольких местах снарядами, и благополучно привели поезд на станцию назначения.

Поезд № 927 подвергся бомбардировке. Часть состава разбита. Ранен помощник машиниста Павлов.

Паровоз 718-30 подвергся обстрелу и получил повреждения. Путь засыпало землёй. Исправила и расчистила путь сама бригада под непрекращающимся обстрелом. Поезд выведен невредимым. Позже во время налёта сгорел турный вагон. Ранены члены бригады Варанов, Амосов и Клементьева. Но Амосов нашёл в себе силы довести поезд до места назначения. Все действовали героически. Пожар потушен, спасены многие вагоны.

Снарядом пробило паропроводную трубу паровоза 717-85. Загорелись вагоны. Тушили пожар и выводили горящий состав работники поездных бригад Голубев, Комаров, Альберт, Дорогунин, Буянов, Смирнов, Воронов.

От зажигательного снаряда загорелся турный вагон у паровоза 5458. Погиб поездной вагонный мастер Рыжков, ранены помощник машиниста Алексеев и проводник Кущелина.

При воздушной бомбардировке станции Поляны был ранен главный кондуктор Кардаш. Бригада паровоза 713-66 тушила горящие составы. Особенно отличились машинист Чесноков, помощники машиниста Сабецкий и Поляков, главный кондуктор Гонатовский, старший кондуктор Петушенко, кочегары Ванюхин и Лисихин, начальник поезда Коралис…

Так скупым языком дневника раскрывается картина трудных будней одной из паровозных колонн.

Красная Армия с боями продвигалась на запад. Паровозные колонны вели поезда с войсками, техникой и боеприпасами, горючим и продовольствием. Бригады быстро осваивали участки зарубежных железных дорог: изучили сигнализацию, профиль пути, расположение станций. Паровозы колонн особого резерва НКПС можно было встретить в Варшаве, Вене, в Будапеште и Бухаресте. В Берлин первой вошла колонна № 35 под руководством С. М. Любарова.

Начальник тыла 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант Н. А. Антипенко писал: «…На всём огромном боевом пути войск Центрального, затем Белорусского и 1-го Белорусского фронтов нас всюду выручали паровозные колонны особого резерва НКПС. На них мы всегда полагались. Но и с нашей стороны отказа в чём-либо нужном для людей этих колонн также не было. Мы их хорошо одевали, обеспечивали продовольствием, представляли к наградам. Мы видели в них один из лучших отрядов защитников Родины».

За годы Великой Отечественной войны было создано 106 колонн особого резерва НКПС с парком 2280 паровозов различных серий. Численность их личного состава составляла более 30 тысяч человек. Колонны перевезли около 20 миллионов вагонов с боеприпасами, горючим, продовольствием, военной техникой, с людьми.

Родина высоко оценила ратный труд бойцов и командиров колонн. 22 из них присвоено звание Героя Социалистического Труда. Среди них начальники паровозных колонн К. И. Даниленко, Н. А. Макаров, машинисты Н. Н. Атаманов, А. В. Гострый, А. X. Делов, Н. П. Кутепов, М. И. Кушнер, А. Ф. Лескин, В. И. Мурзич, К. Н. Мышастый, А. И. Покусай, А. Г. Смирнов, Е. М. Чухнюк, А. А. Янковский, поездные вагонные мастера А. В. Глебов, П. А. Ермаков, главный кондуктор Н. Я. Епанчин. Сотни и сотни машинистов, помощников машинистов, кочегаров, поездных вагонных мастеров, кондукторов удостоены орденов и медалей.

Глава одиннадцатая. Крепости на колёсах

Железнодорожники строят поезда

Бронепоезд в боевом рейде. 1941 год
Д. Т. Ованесов — начальник политотдела Северо-Донецкой железной дороги
Построенный железнодорожниками бронепоезд перед отправкой на фронт
Москвичи провожают бронепоезд «Советский железнодорожник» на фронт
Экипаж бронедрезины, возглавляемый старшим сержантом Р. В. Кучанским, занимает свои места перед отправкой в разведку. Ленинградский фронт. 1942 год
Бронепоезд «Московский метрополитен»

Первые месяцы Великой Отечественной войны показали, что бронепоезда могут эффективно применяться в борьбе с врагом.

Они прикрывали сосредоточение и развёртывание наших войск, участвовали в обороне железнодорожных линий, по которым двигались эшелоны и поезда с воинскими грузами, защищали железнодорожные узлы от налётов фашистской авиации, вступали в бои с прорвавшимися частями и десантами противника.

В боевое формирование бронепоезда обычно входили бронепаровоз, две крытые и две открытые артиллерийские бронеплощадки и четыре двухосные контрольные платформы. На крытых бронеплощадках устанавливались две пушки, четыре бортовых станковых пулемёта в шаровых установках. На открытых бронеплощадках имелись полуавтоматические зенитные пушки. В середине бронеплощадок размещались реактивные установки. На двухосных контрольных платформах находился аварийный комплект материалов и противопожарного инвентаря: рельсы, шпалы, скрепления, ящики с песком, лопаты, путевой инструмент, подъёмные башмаки.

Команды бронепоездов формировались в основном из добровольцев-железнодорожников, овладевших несколькими железнодорожными и военными профессиями. В числе первых дорог, освоивших выпуск бронепоездов в суровом 1941 году, были Одесская, Юго-Западная, Ленинская, Сталинская, Октябрьская, Северо-Донецкая, Южно-Донецкая, Горьковская и ряд ремонтных заводов НКПС.

Немецко-фашистские войска подошли к Одессе. В городе пожары; рвутся бомбы и снаряды на железнодорожных путях. В это время на заводе имени Январского восстания начинают строить бронепоезда. За дело взялись рабочие и инженеры локомотивных депо Одесса-Товарная и Одесса-Сортировочная. Однако с такой работой столкнулись впервые. Многие и в глаза бронепоезда не видели. Но это затруднение не остановило железнодорожников. Пригласили старого мастера Г. Г. Колягина. В гражданскую войну он участвовал в сооружении бронепоезда «Имени Худякова». Того самого, которым командовал А. Г. Железняков.

Отыскав старые снимки, Г. Г. Колягин посоветовался с моряками, имевшими дело с бронёй, ветеранами, участвовавшими в строительстве бронепоездов в революционные годы, и приступил к делу. Доставлены на завод листы корабельной брони. В цехе уже стоят вагоны, маневровый паровоз серии ОВ. Конечно, слабы у него паровая машина, тормоза, рессорное подвешивание, малопроизводителен паровоздушный насос… И всё же этот локомотив самый подходящий, можно сказать, единственный, который можно использовать для такой цели. Ведь, если одеть бронёй тяжёлый магистральный паровоз, нагрузку от него выдержит не всякий путь на прифронтовых дорогах. А этот лёгкий, только нужно устранить недостатки.

Трудностей — не перечесть. Не хватало материалов, запасных частей, инструмента, приспособлений.. Много чего не хватало. Искали, изготавливали сами, приспосабливали то, что имелось. И вот на заводских путях выстроились бронеплощадки и бронепаровоз. Не только к реверсу, даже у части орудий и пулемётов встали железнодорожники. Бронепоезд, которому был присвоен номер 22, передали частям Красной Армии.

Вскоре бронепоезд вступил в бой. В штабе 95-й Молдавской дивизии команда получила приказ: выдвинуться от станции Дачная до третьей путевой будки и ударом в тыл уничтожить прорвавшиеся сюда части немецко-фашистских войск. Станция Дачная рядом с Одессой. Теперь она стала тылом врага, и туда нужно прорваться сквозь огненный заслон гитлеровцев. Появление в тылу фашистских войск стальной крепости на колёсах было полной для них неожиданностью. Команда бронепоезда, воспользовавшись растерянностью во вражеских войсках, массированным огнём уничтожила живую силу и технику.

Бои идут за каждый пригородный посёлок, хутор. Железнодорожники доставляют к самой передовой боеприпасы, продовольствие, вооружение. И продолжают строить бронепоезда, которые сразу же вступают в бой.

С начала войны и до эвакуации Одесского оборонительного района, а это произошло 16 октября 1941 года — было построено четыре бронепоезда. Их команды, сформированные в основном из железнодорожников, показывали образцы мужества и героизма.

Бронепоезд «За Родину» под командованием лейтенанта М. Чечельницкого вступил в бой с врагом на подступах к Одессе. Огнём орудий были накрыты батареи противника, но бронепоезд получил повреждение, разбит путь. На неподвижный бронепоезд обрушился шквал огня, артиллерия противника била прямой наводкой. На помощь команде бронепоезда пришли путейцы и вагонники. Они с оружием в руках вместе с командой отогнали врага, а затем исправили путь, повреждённую снарядом бронеплощадку, и бронепоезд снова вступил в бой.

На Киевском вагоноремонтном заводе за десять дней построили бронепоезд «Литер А». Команду его сформировали в основном из железнодорожников. По восемь раз в день «Литер А» участвовал в отражении атак на участке Яблонец — Новоград-Волынский.

Тем временем на заводе, несмотря на бомбёжки и пожары, строительство бронепоездов продолжалось. Готова ещё одна крепость на колёсах — «Литер Б». В её команду вошли две девушки с Юго-Западной дороги — Таня Диденко и Оля Гаркавец.

Оба бронепоезда сражались рядом, прикрывали отход наших войск. Когда фашисты захватили станцию Боярка, для выяснения обстановки туда отправилась в одежде крестьянской девушки Таня Диденко. Она увидела станцию, забитую поездами с воинскими грузами, быстро вернулась и доложила об этом командованию.

Ночью бронепоезда «Литер А» и «Литер Б» совершили дерзкий налёт на станцию. Огнём пушек и пулемётов уничтожили сотни гитлеровцев, взорвали несколько складов. Взметнувшееся над станцией Боярка пламя было видно на десятки километров.

Разведчицу Таню Диденко на Юго-Западной считали первой девушкой, включённой в боевую команду бронепоезда.

Железнодорожники Белорусской были уверены, что первой девушкой в крепости на колёсах стала воспитанница депо Гомель Полина Маргацкая. А было это так.

На небольшой станции вблизи Гомеля скопились отходящие в глубь страны эшелоны. Прикрывал отход наших частей и эвакуацию грузов бронепоезд «Клим Ворошилов». И вдруг он замер. К бронепаровозу бросилась Полина Маргацкая. Она увидела, что машинист убит, смертельно ранен командир. Нет связи с бронеплощадками. Полина встала за реверс и, наблюдая за полем боя, начала маневрировать самостоятельно. Уцелевшие боевые расчёты открыли огонь по врагу. Вот уже горят подбитые танки, залегла пехота. Ожила станция, и двинулись на восток составы с грузами. За последним эшелоном отошёл бронепоезд.

После этих событий Полина Маргацкая так и осталась машинистом-воином. Она водила свой бронепоезд в бой под Москвой, Ростовом-на-Дону, участвовала в обороне Сталинграда. Когда наступил перелом в войне, бронепоезд «Клим Ворошилов» вместе с передовыми частями двигался на запад, громил отступающего врага. И не раз в огненные налёты вела его Полина Маргацкая. Ордена Отечественной войны II степени и Красной Звезды были наградой за её ратный труд.

Но вернёмся на Украину, где на решающих направлениях продолжали героически сражаться бронепоезда. Часть из них построена на месте, другие прибыли с востока. Они сдерживают натиск врага, прикрывают наши части, дают им возможность закрепиться. Иной раз ценой жизни всей команды бронепоезда. Таких примеров немало.

В июле 1941 года в Гребенку прибыл с запада бронепоезд, паровоз которого был сильно повреждён. Восстанавливать его не стали. Посчитали, что потребуется сложное оборудование, много времени. И он остался стоять в депо. Некоторое время спустя сюда прибыл бывший машинист этого депо, а теперь — старший сержант сапёрного подразделения К. И. Черных. Осмотрел бронепоезд и решил, что если как следует взяться, можно своими силами подготовить его к бою. С заключением опытного железнодорожника, который в своё время ремонтировал локомотивы, а потом 17 лет водил поезда, согласились и ремонтники, и паровозники. Ему и поручили руководить работами.

Исправить все повреждения не удалось. Не хватило времени. Немецко-фашистские войска подошли к Гребенке, но паровоз «ожил». Из артиллеристов и пулемётчиков, выходивших из окружения, была сформирована команда, и К. И. Черных повёл бронепоезд на боевые позиции.

Первая от Гребенки станция — Лазорки — уже занята врагом. По дороге вдоль стальной колеи движется колонна автомашин, идут отряды автоматчиков. И этот ощетинившийся стволами пушек и пулемётов бронепоезд захватчики приняли за свой. Но грянул залп орудий, застрочили пулемёты: горят и взрываются автомашины, падают фашисты. За считанные минуты очищена от них вся прилегающая к пути полоса.

Бронепоезд прикрывал огнём наши части, которые, получив передышку, начали закрепляться. Вдоль железной дороги появились окопы, блиндажи. Фашистское командование вынуждено было стянуть к Гребенке крупные силы пехоты и танков. Бронепоезд и оборонительные позиции советских войск атаковали 29 самолётов противника. Они группами и в одиночку пикируют на путь, на окопы. Появились танки, а за ними пехота. Наши бойцы при поддержке бронепоезда отбивают одну атаку за другой. Всё меньше остаётся людей, на исходе снаряды и патроны. Надо отходить. Но бронепоезду отходить некуда, защищаться тоже нечем. Путь с обеих сторон разрушен. К. И. Черных принимает решение — отправить команду на поддержку полевых частей. Сам поднимается в будку паровоза и подбрасывает уголь в топку. Из трубы поднимается чёрный дым. Тотчас со стороны противника раздаётся орудийный выстрел. Снаряд разрывается рядом на обочине. Константин Иванович не обращает на это внимания. Бронепоезд трогается назад, замирает на несколько секунд на месте и тут же мчится вперёд к станции Лазорки. Затем над паровозом взметнулись огромные клубы дыма и пара. Эхо взрыва прокатилось по округе. Вздыбились и полетели под откос бронеплощадки. Погиб отважный машинист, но бронепоезд не достался врагу.

1 ноября 1941 года противник подошёл к стенам Севастополя. Действовал лишь небольшой участок стального пути между станциями Мекензиевы Горы — Севастополь. Враг беспрерывно его бомбит и обстреливает. Железнодорожники упорно восстанавливают участок, доставляют на передовую боеприпасы, продовольствие и строят бронепоезд. И вот бронепоезд готов.

На бронеплощадках установлены 100-миллиметровые пушки, снятые с миноносца, восемь миномётов, более десятка пулемётов, из которых четыре крупнокалиберных. Чтобы бронепоезд мог свободно маневрировать на горных участках, к нему прицепили два бронепаровоза. Назвали бронепоезд «Железняков». Командиром бронепоезда назначили Г. А. Саакяна. комиссаром — П. А. Прозорова. На митинг по случаю окончания строительства бронепоезда прибыли командующий Черноморским флотом Ф. С. Октябрьский, член Военного совета Н. М. Кулаков, секретарь Севастопольского горкома партии Б. А. Борисов. Спустя два дня бронепоезд нанёс первый удар по фашистам.

Железнодорожники Крыма построили ещё два бронепоезда— «Орджоникидзе» и «Смерть фашизму». Но они вскоре были повреждены, в строю остался лишь «Железняков». Замаскированный ветками, он совершает один огневой налёт за другим и тут же скрывается в тоннеле. Фашисты прозвали этот бронепоезд «зелёным призраком». Образцы героизма и боевого мастерства показывали бойцы и командиры Л. Головин, И. Мячин, З. Лутченко, В. Новиков, Б. Малахов, В. Терещенко, И. Данилич, М. Казаков, машинисты М. Галанин, А. Ковалинский и многие другие.

Критическое положение создалось в районе станции Мекензиевы Горы. 22 декабря 1941 года фашисты заняли эту станцию и сковали манёвр бригады морской пехоты. Нужно немедленно отбросить противника. Операцию по освобождению станции поручают команде бронепоезда. Часть её «спешилась» и с автоматами двинулась навстречу врагу. В это время ворвался на станцию «Железняков» и обрушил на гитлеровцев шквал огня. Враг не ожидал такого натиска и отступил. Станция снова в руках советских войск.

Кольцо вокруг Севастополя сжималось. Чтобы не быть отрезанным от своих частей, «Железняков» перебазировался в черту города. Хотя половина его команды ушла в морскую пехоту, он продолжал бить врага. К концу июня 1942 года бронепоезд совершил 140 огневых налётов на позиции гитлеровцев. Было уничтожено 1500 солдат и офицеров, сбито три самолёта… Но уже стало намного трудней: нет воды в колонках для снабжения паровозов, подавать её приходится вёдрами, кончается топливо. Его едва хватает для одного бронепаровоза. Второй пришлось отцепить.

После очередного огневого налёта на вражеские позиции «Железняков» укрылся в тоннеле. И в это время тяжёлая бомба врезается в скалу. Тоннель пробит, тысячи тонн породы обрушиваются на бронепоезд, раздавлена одна бронеплощадка, остальные вагоны засыпаны. Вместе с железнодорожниками команда разобрала завал, и «Железняков» снова пошёл в бой. 30 июня 1942 года врагу удалось «запереть» бронепоезд в тоннеле. Выхода нет. Бойцы сняли вооружение и встали в ряды морской пехоты, продолжавшей отражать атаки немецко-фашистских войск.

В дни героической обороны Севастополя отважно действовали многие железнодорожники. Машинист Георгий Прудников только что отвёз на передовую боеприпасы и вернулся на станцию. Фашисты открыли по путям ураганный огонь. Загорелась группа вагонов, а тушить их нечем — нет воды. К тому же в этой группе ещё не охваченная огнём цистерна, которая вот-вот взорвётся. Машинист направляет свой паровоз к цистерне. Дымится одежда от близости огня. Но он с помощником раскручивает винтовую стяжку, отцепляет цистерну и увозит её от горящих вагонов. За героические действия Г. Прудников награждён медалью «За отвагу».

Под огнём врага непрерывно подвозил боеприпасы защитникам осаждённого города машинист А. Островский. Сотни железнодорожников восстанавливали разрушенный путь, повреждённые локомотивы и вагоны, а когда нужно было — брались за оружие.

Почти 250 дней стояли насмерть защитники осаждённого города. Сковав в районе Севастополя крупные силы врага и нанеся ему огромный урон, герои-севастопольцы нарушили планы немецко-фашистского командования и заставили его перенести сроки начала своего летнего наступления на юге.

Медали «За оборону Одессы» и «За оборону Севастополя» вместе с воинами Советской Армии с гордостью носят многие железнодорожники.

В конце июля — начале августа 1941 года в управлениях Северо-Донецкой и Южно-Донецкой дорог совместно со специалистами НКПС решался вопрос об организации строительства бронепоездов. Необходимо было наладить их поточное производство. Только так можно выполнить задачу, поставленную Государственным Комитетом Обороны. Проектно-сметную документацию, рабочие чертежи решили готовить своими силами в процессе строительства. Продумали организацию дела. Издаётся приказ о формировании вертушек, которые станут курсировать между мариупольскими (ныне ждановскими) заводами, изготовлявшими броневую сталь, и локомотивными, вагонными депо, сооружавшими бронепоезда. Предусмотрена и кооперация между транспортными предприятиями. Реконструировать и одевать в броню паровозы наметили в депо Дебальцево, тендеры к ним — в депо Попасная, а изготавливать бронеплощадки — в депо Красный Лиман. Отобрали лучшие паровозы серии ОВ и начали готовить их к модернизации. Когда поступили первые партии броневых листов, локомотивы были уже подготовлены.

Одновременно начальники депо Дебальцево В. С. Курочка и Попасная П. А. Лакутин, мастера В. И. Маньковский, И. К. Зайцев, В. С. Волков, В. И. Матвеев выделили лучших котельщиков, кузнецов, слесарей, организовали обучение их приёмам обработки броневых листов, установке и монтажу вооружения и выполнению других операций. Многие сложные вопросы помогали решать новаторы (например, изготовление поворотных устройств на бронеплощадках).

Трудились люди самоотверженно. В Красном Лимане бригада И. Е. Курмаза работала ежедневно по 15—18 часов. Сутками не уходили домой ремонтники депо Дебальцево и Попасная.

Организаторами строительства бронепоездов стали начальники служб паровозного хозяйства Северо-Донецкой дороги В. Л. Костенко и Южно-Донецкой В. Ф. Евсеев. Большую работу провёл начальник политотдела Северо-Донецкой дороги Д. Т. Ованесов.

Первые бронепоезда передали Красной Армии в сентябре. Они тут же ушли на огневые рубежи.

В строительстве крепостей на колёсах участвовал ряд промышленных предприятий. В течение нескольких недель в Донбассе было сооружено более 20 бронепоездов. Их повели в бой донецкие машинисты А. X. Притыкин, Г. С. Лопушняк, И. А. Сила, П. Н. Остапенко, Ф. И. Пилипенко, П. М. Вовк и другие. Эти бронепоезда громили врага под Москвой, Ленинградом, в Прибалтике. Но первые бои развернулись на путях Донбасса.

Попасная, 16 ноября 1941 года. Фронт приближается к станции. Слышны выстрелы орудий, разрывы снарядов. Не считаясь с потерями, противник рвётся к важному железнодорожному узлу. Бронепоезда № 6 и 11 помогают частям Красной Армии удерживать позиции в 10—15 километрах от станции. Через мост, что в южном парке, «одиннадцатый» то и дело уходит в огневые налёты, «шестой» держит оборону около станции Роты. Отойти для пополнения углём, водой, боеприпасами бронепоезда могут только по этому мосту. А он уже заминирован на случай вражеского прорыва. Для обороны моста, пока не вернутся бронепоезда, сформировали отряд. Но фашисты уже вблизи станции. От артиллерийского огня, разрывов бомб полыхает угольная эстакада, горит локомотивное депо. Всё меньше остаётся защитников моста, вот-вот гитлеровцы ворвутся на него. Когда всякая надежда, казалось, была уже потеряна, раздался долгожданный стук колёс. На врага обрушился ураганный огонь пушек и пулемётов бронепоездов. И он отступил.

В этом бою был серьёзно повреждён паровоз бронепоезда № 11. Его отправили в депо, где ещё не справились с пожаром. Как тут начинать ремонт? А бой идёт. Вместо бронированного пришлось поставить между бронеплощадками обычный, ничем не защищённый, паровоз. И снова на огневую позицию…

В конце ноября 1941 года особенно тяжёлая обстановка сложилась на одном из направлений главного удара войск противника.

Бои шли на подступах к Сентяновке. Здесь вела заградительные и восстановительные работы 28-я отдельная железнодорожная бригада под командованием полковника Н. В. Борисова. Ей пришлось оборонять участок Сентяновка — Водопровод и удержать его до подхода основных стрелковых подразделений. По приказу командования бригады был создан сводный батальон, куда вошли главным образом бойцы восстановительных подразделений. Ему выделили бронепоезда № 2, 6 и 11. Исключительно трудным оказался день 21 ноября. Серьёзные повреждения получили бронепоезда. Погибли командир сводного батальона С. Н. Марков и комиссар батальона П. И. Векшин. Гитлеровцы захватили станции Светланово, Шипилово, Сифонная.

Но вот в район боёв прибыло подкрепление — войсковая часть и приданный ей бронепоезд. К этому времени удалось отремонтировать несколько бронеплощадок и паровоз одного бронепоезда. Вновь заговорили его пушки и пулемёты. Вражеские войска не выдержали, начали отступать. Были отбиты у врага все железнодорожные станции, занятые накануне. За этот бой орденом Красная Звезда были награждены машинисты И. Д. Губин и И. К. Солощенко, правительственных наград удостоены также составитель поездов Г. А. Юраш, бригадир пути Н. Т. Пехтерев, начальники станций Сифонная С. Ф. Выгуляр, Водопровод — П. Д. Воробьёв и другие. 28-ю бригаду преобразовали в 1-ю отдельную гвардейскую железнодорожную бригаду.

Под огнём врага фронтовой Донбасс трудился: давал уголь, металл, военную продукцию. К новому 1942 году донецкие горняки и железнодорожники решили послать в Москву сверхплановый маршрут угля. Все знали, как нуждается в топливе столица, только что отбившая натиск врага. Грузили уголь в вагоны по ночам под прикрытием бронепоездов на станциях Должанская, Антрацит, Семейкино, Мануиловка. Погрузка прошла успешно. 30 декабря 1941 года поезд отправился в путь и благополучно прибыл в Москву.

В начале 1942 года враг пытался перерезать железнодорожную линию, по которой доставлялся уголь из Донбасса, и захватить Купянский узел. 26 января бомбардировщики совершили несколько массированных налётов на станцию. Из 41 пути уцелел один, убито и ранено более 200 человек, выведено из строя 13 паровозов, 639 вагонов. Но враг не продвинулся ни на шаг. На его пути вместе с частями Красной Армии встал 66-й дивизион бронепоездов. Не удалось фашистам задержать надолго отправку топлива: через несколько часов по восстановленным путям пошли поезда с донецким углём.

Железнодорожники не только строили и формировали бронепоезда, укомплектовывали значительную часть команд, но и заботились о содержании их в исправности, своевременной экипировке.

Осенью 1941 года ремонт бронепоездов, участвовавших в боях в районе Донбасса, организовали в сборочном цехе Ворошиловградского паровозостроительного завода (завод в основном был эвакуирован). Здесь же развернули и строительство бронепоездов.

Для переоборудования паровозов и вагонов, монтажа брони, установки вооружения из депо Попасная, Красный Лиман, Дебальцево и других предприятий дороги прибыли ремонтники. Возглавляли боевой коллектив начальник сборочного цеха И. М. Шахрай и руководитель отдела ремонта и эксплуатации службы паровозного хозяйства Северо-Донецкой дороги М. И. Колтунов.

Вскоре из ворот завода вышли первые бронепоезда. Они участвовали в боях не только в Донбассе, но и на Северном Кавказе, и под Сталинградом.

Крепости на колёсах нередко прикрывали железнодорожные узлы и станции от воздушных налётов. Для этого строились специальные зенитные поезда.

Вот один из боевых эпизодов.

В начале 1942 года на небольшой станции под Ельцом разгружались наши войска и техника. Разведка противника обнаружила это, и станцию стали бомбить. Прекратилась выгрузка.

Наше командование перебросило сюда зенитный бронепоезд. Поставили его в тупик и замаскировали. Вскоре показалась четвёрка «юнкерсов». Летели медленно на высоте 300—400 метров, не опасаясь обстрела. Вдруг грянули залпы из орудий бронепоезда. Два самолёта были сбиты, остальные повернули назад. Ни одна бомба не упала на станцию.

Налёты после этого не прекратились, но большого урона от них не было. Теперь самолёты шли на высоте нескольких километров, прицельное бомбометание стало вести труднее. Но зенитчики бронепоезда и на большой высоте не раз «доставали» фашистских стервятников.

Свой первый бронепоезд коллектив депо Москва-Пассажирская Ленинской железной дороги построил, когда немецко-фашистские войска были под Москвой. По 30—40 часов не покидали рабочие места котельщик Ф. А. Старостин, слесарь И. С. Илюхин, сварщик И. А. Зайцев и многие другие. Для строительства этого бронепоезда потребовалось 14 дней, а следующий создали уже за 10 дней. Самоотверженный труд коллектива высоко оценили военное командование и руководство НКПС. В телеграмме, направленной в депо, говорилось: «Народный комиссариат путей сообщения с удовлетворением отмечает вашу патриотическую инициативу… На строительстве бронепоездов вами проявлено большое упорство, настойчивость и сметка… Под командованием капитана Ананьева и лейтенанта Голованца они наносят сокрушительные удары по немецко-фашистским ордам на подступах к Москве. НКПС надеется, что и третий бронепоезд „Железнодорожник Ленинской“ будет выпущен из строительства в установленный срок…».

Об эффективности действия бронепоездов свидетельствуют такие цифры: бронепоезд под командованием капитана Ф. Д. Малышева за две недели боёв под Москвой уничтожил 12 фашистских танков, 24 броне- и автомашины, более 750 солдат и офицеров противника.

Построили бронепоезд и в небольшом депо Москва-Бутырская. Работали после вахты, рейса, в ночное время. Деньги на постройку собрали железнодорожники Ярославской дороги. Этот бронепоезд и второй, сооружённый в депо Ярославль, образовали 54-й дивизион бронепоездов, предназначенный для отражения налётов вражеской авиации. Повели дивизион на боевые позиции московские и ярославские машинисты Е. Е. Алексеев, И. П. Миронов, К. А. Носов, Н. Н. Морозов. Немало железнодорожников встало у орудий, пулемётов. Дивизион участвовал в отражении воздушных налётов на Москву, прикрывал Брянский, Орловский и другие важнейшие узлы, освобождал Крым.

Строили бронепоезда и в других депо Московского узла. Котельщики, слесари, электромонтёры соревновались за право войти в команду бронепоезда.

Летом 1942 года гитлеровцы стремились вывести из строя Таганрогский железнодорожный узел, затруднить эвакуацию населения и предприятий. Врага сдерживал бронепоезд № 59. Но в самый напряжённый момент боя в котле паровоза не хватило воды, оголился потолок огневой коробки, выплавились контрольные пробки. Бронепоезд встал. Машинист-инструктор Г. З. Шанько понимал: если бронепоезд выйдет из боя, фашисты ворвутся в узел. Шанько забросал углём огонь, залез в топку и быстро заменил расплавленные пробки. После этого он ещё несколько раз водил бронепоезд в бой. Продвижение противника удалось задержать. Враг смог пройти лишь тогда, когда бронепоезд был выведен из строя. Погиб и машинист Шанько. Мужественному патриоту здесь установлен памятник.

Бронепоезда, построенные в паровозных и вагонных депо Новороссийск, Ставрополь, Тимашевская, громили врага на подступах к Ростову-на-Дону и на других участках. Бронепоезд «Народный мститель», построенный краснодарцами, только в одном бою уничтожил 16 танков и сотни гитлеровцев.

Крепости на колёсах сыграли важную роль в обороне Ленинграда. Они преграждали путь наступающим фашистским частям, совершали огневые налёты, атаковали вражеские укреплённые позиции во время наступательных операций наших войск.

Бронепоезд «Красноармеец», построенный рабочими Ленинградского узла, постоянно наносил удары противнику. Командир бронепоезда Пылёнок, комиссар Ковригин, командиры бронеплощадок быстро и точно определяли местонахождение батарей, обстреливающих город. Едва вражеские пушки подавали «голос», как «Красноармеец» выезжал на боевую позицию и обрушивал на них уничтожающий огонь. Фашисты пытались поразить бронепоезд ответным огнём, но «Красноармеец» быстро менял позицию.

В январе 1943 года, когда наши войска перешли в наступление, в боях также участвовал бронепоезд «Балтиец», построенный в электродепо Ленинград-Балтийский. Его разведчики — бывшие железнодорожники П. И. Крешук, С. П. Максимов, А. Н. Никонов — подобрались к левому берегу Невы в районе Шлиссельбурга и ведут наблюдение. Позиции врага сильно укреплены: несколько рядов проволочных заграждений, доты и дзоты, лабиринты ходов сообщений, перед самым берегом в лёд вморожены металлические пики. Эту оборону предстоит взломать нашим войскам.

По сигналу разведчиков бронепоезд открыл беглый огонь по позициям фашистов. Разрывы накрыли окопы, укрепления, чёрная мгла нависла над всем берегом. Вот поднялись в атаку наши цепи, огонь перенесён в глубь обороны. И тут ожили неприятельские огневые точки. Свинцовый дождь заставил лечь на лёд наши наступающие войска. Командир бронепоезда Н. А. Шпортко приказал снова открыть огонь по передовым позициям противника, к залёгшим цепям двинулись бойцы бронепоезда. Едва огонь снова перенесли в глубь обороны, они поднялись в атаку и увлекли за собой залёгшие роты. В рукопашном бою враг был сломлен, наступление развивалось успешно.

Железнодорожники города на Неве строили не только бронепоезда. Летом 1942 года начальника Октябрьского вагоноремонтного завода А. И. Григорьева вызвали в Смольный.

— На некоторых заводах, — сказали ему, — стоят в ремонте боевые суда. Орудия с кораблей сняты. Надо сделать так, чтобы они действовали, стреляли по врагу. Есть идея установить их на железнодорожные платформы. Поручаем вашему заводу воплотить эту идею в жизнь. И как можно скорее!

Задание было выполнено в срок. Первые пробные залпы батарея на колёсах произвела в августе 1942 года непосредственно с заводской территории. Направлены они были на передовые позиции фашистов, что находились за Пулковскими высотами.

— Прими, фашист проклятый, наш подарочек!

— Ты нас обстреливаешь, а теперь — мы тебя! — так говорили рабочие, когда испытывали батареи на колёсах. А доставили они врагу немало хлопот. С самых разных участков прифронтовой полосы била по фашистам артиллерия на железнодорожном ходу.

Четыре дивизиона бронепоездов подготовил и отправил в действующую армию коллектив Томской дороги. Трудностей здесь было тоже немало, но людей объединяло неудержимое стремление оказать как можно большую помощь фронту.

Один из бронепоездов, получивший имя «Лунинец», подготовили ремонтники локомотивного депо Тайга. Им пришлось переделывать всю систему рессорного подвешивания паровоза, усилить тормоза, заменить паровоздушный насос, колосниковую решётку. Только справились с этим, новые более серьёзные трудности: крепкая броневая сталь Кузнецкого завода не поддаётся обычным методам обработки, а из неё надо сделать несколько крупных поковок. Все операции кузнецы И. Коловников и Е. Липовцев выполнили вручную.

К этому времени построили ещё один бронепоезд — «Железнодорожник Алтая». Из этих двух бронепоездов сформировали 49-й отдельный дивизион. Многие паровозники и вагонники подали заявления с просьбой зачислить их в команды бронепоездов. Отбор был строгий. Повели дивизион на фронт машинисты И. Токарев, П. Хурсик, М. Шипачев, А. Михайлов. Бронепоезда участвовали в боях с немецко-фашистскими захватчиками под Воронежем, на Курской дуге, на Правобережной Украине.

Однажды на станции, где набирал воду «Лунинец», фашистские самолёты разрушили три звена пути. Машинист П. Хурсик попросил командира дать ему людей для восстановления пути. Группа из 16 человек быстро привела путь в порядок. В это время бронепаровозом управлял машинист М. Шипачев. Маневрируя, он спасал поезд от нападавших сверху фашистских стервятников.

Самолёты врага обрушились на мост. Одна из бомб попала в устой моста. К станции прорвались фашистские танки. Была дана команда личному составу покинуть поезд и самостоятельно переправиться на другой берег. Паровозная бригада решила проехать мост и тем самым спасти бронепоезд. Когда она повела поезд на мост, береговой пролёт начал обваливаться, но всё же удалось благополучно проследовать на другой берег.

Бронепоезд за мостом. На нём всего три человека и те на бронепаровозе. А с левой стороны прорвались танки, пехота… Но вот справа показались разведчики дивизиона, за ними — команда бронепоезда, и тут же заговорили пушки стальной крепости, ураганный огонь обрушился на фашистов. Взять станцию им так и не удалось.

Бронепоезда «Лунинец» и «Железнодорожник Алтая» затем перебросили к Воронежу, где шли кровопролитные бои. При их поддержке армейским соединениям удалось остановить наступление врага.

Фашистское командование разработало операцию уничтожения бронепоездов, главная роль в которой отводилась авиации. Во время очередного огневого налёта над бронепоездами появились 36 самолётов противника, в основном штурмовики «Юнкерс-87». Им удалось разбить путь, лишить возможности отхода бронепоезду «Железнодорожник Алтая». Но команды бронепоездов ведут ответный огонь из всех зенитных пушек и пулемётов. Несколько самолётов повреждено и скрылось. Остальные атакуют. «Лунинец» продолжает отстреливаться.

На «Железнодорожнике Алтая» осталась всего одна зенитная установка, разбит котёл, сброшены с рельсов несколько бронеплощадок. Погибли командир бронепоезда И. Реунов, старший машинист И. Токарев, вся локомотивная бригада, отделение разведчиков. Лишь когда стемнело, закончился этот поединок. Фашисты недосчитались нескольких самолётов. Своему командованию они сообщили о полном уничтожении дивизиона. Последующие события опровергли это сообщение.

… Всю ночь трудились команды бронепоезда и железнодорожники, ремонтируя паровозы, площадки и путь. Утром дивизион снова вышел на боевое задание. Лишь у одного бронепоезда среди площадок стоял обычный, как его тогда называли «чёрный», паровоз. Повёл его в бой машинист Г. Астафьев.

Работники Московского метрополитена решили часть своей заработной платы передать на строительство бронепоезда. Общий взнос метрополитеновцев составил 706 тысяч рублей. Доложили об этом в Государственный Комитет Обороны и попросили построить на собранные деньги бронепоезд. Поступила телеграмма Верховного Главнокомандующего:

«Прошу передать работникам Московского метрополитена…, собравшим 706 тысяч рублей на строительство бронепоезда „Московский метрополитен“, мой братский привет и благодарность Красной Армии.

Желание работников метрополитена будет исполнено.

И. Сталин».

Сбор средств на строительство бронепоездов начался на многих магистралях. Конечно, железнодорожники вместе со всеми трудящимися делали также взносы на танковые колонны, эскадрильи самолётов.

13 января 1943 года «Гудок» опубликовал рапорт Верховному Главнокомандующему Вооружёнными Силами СССР от специалистов аппарата НКПС. Они внесли на строительство бронепоезда «Советский железнодорожник» 1020 тысяч рублей. Железнодорожники Московско-Донбасской дороги передали в фонд обороны 2281 тысячу рублей, Октябрьской — 3335 тысяч, управления военно-восстановительных работ — 1279 тысяч рублей. К февралю 1943 года в общей сложности железнодорожники передали в фонд обороны, в том числе на сооружение бронепоездов, 160 238 тысяч рублей деньгами и 6381 тысячу рублей — облигациями госзаймов.

Вскоре бронепоезд «Московский метрополитен» был сооружён и участвовал в боях на Курской дуге, где подбил шесть танков, подавил 10 артиллерийских и миномётных батарей, сбил четыре самолёта противника, уничтожил сотни немецких солдат и офицеров.

Летом 1943 года бронепоезд перебросили на юг. Он участвовал в боях за освобождение многих станций на Харьковском направлении. В районе станции Сажное бронепоезд оказался отрезанным от наших войск, с обеих сторон был повреждён путь. Почти сутки продолжались атаки танков противника, налёты штурмовиков. Прямой наводкой била по паровозу и площадкам артиллерия, но истекающая кровью команда отбивала одну атаку за другой. Часть команды погибла. Оставшиеся в живых продолжали сражаться. В электродепо «Северное» в ознаменование бессмертного подвига команды бронепоезда «Московский метрополитен» установлена мемориальная доска. Там же на мраморном обелиске высечены фамилии метрополитеновцев, погибших на фронтах Великой Отечественной войны.

Повышается боеспособность

Бронепоездов фронт получал всё больше и больше. Один за другим уходят дивизионы бронированных крепостей на колёсах с Южно-Уральской, имени В. В. Куйбышева, Омской, Томской, Восточно-Сибирской, Забайкальской, Приморской и других дорог. По мере накопления опыта бронепоезда стали строить более совершенными: устранялись недостатки узлов локомотивов, вагонов, боевой материальной части.

Работники локомотивного и вагонного хозяйства этих дорог круглосуточно трудились на строительстве бронепоездов, вносили коррективы в технологию изготовления в зависимости от имеющейся бронированной стали. Часть полученных за работу денег отчисляли в фонд обороны Родины. Все задания ГКО выполняли досрочно.

При строительстве теперь учитывалось, что бронепоезда будут действовать главным образом в наступательных операциях в связи с массовым изгнанием врага с захваченной территории. Враг при отступлении разрушал железнодорожный путь, который не всегда удавалось быстро восстанавливать, и бронепоезд не мог близко подойти к обороняющемуся противнику. Огонь нужно было вести с большого расстояния, а для этого необходимы более мощные дальнобойные орудия. Такие орудия начали устанавливать на платформах с усиленными ходовыми частями.

Более совершенными были, например, бронепоезда «Козьма Минин» и «Илья Муромец», построенные на Горьковской железной дороге.

Командиром бронепоезда «Козьма Минин» назначили кадрового военного Т. П. Белова, комиссаром — секретаря узлового парткома станции Горький-Пассажирский А. С. Потехина. В сооружении «Козьмы Минина» участвовали почти все железнодорожники Горьковского узла. Трудились по 16—18 часов в сутки. Многие работники депо были зачислены по их просьбе в команду бронепоезда.

Из команды бронепоезда «Козьма Минин» и команды бронепоезда «Илья Муромец», построенного в депо Муром, сформировали 31-й особый Горьковский дивизион. Этот дивизион прошёл с боями от Волги до Одера, участвовал в прорывах вражеской обороны, совершил 150 огневых налётов на позиции противника. За время боевых действий бронепоезда сбили 15 вражеских самолётов, подавили 42 артиллерийские и миномётные батареи, 94 пулемётные точки, разбили 14 дзотов, уничтожили 1650 солдат и офицеров противника.

Бронепоезда нанесли значительный урон врагу под Одессой, Севастополем, в Московской, Сталинградской и Курской битвах, в сражениях на Северном Кавказе, Доне, Украине, а также в боях за освобождение от фашизма Западной Европы.

…Отгремели залпы победного салюта. Крепости на колёсах возвратились на Родину. Бронепаровозы бронепоездов «Козьма Минин» и «Илья Муромец» установили на вечную стоянку в Горьком и Муроме как символ немеркнущих подвигов железнодорожников в годы Великой Отечественной войны.

Часть 12


[1 наблюдающий участник] 
Эта страница последний раз была изменена 1 мая 2015 в 16:57, автор изменения — участник Энциклопедия нашего транспорта Anakin. В создании приняли участие: участник Энциклопедия нашего транспорта Workweek
info2008 ≤co-бa-кa≥ nashtransport.ru
«Наш транспорт» © 2009—2017
Rambler's Top100