Logo name

Железнодорожники в Великой Отечественной войне 1941—1945 (книга, часть 10)



Материал из Энциклопедия нашего транспорта

Перейти к: навигация, поиск

Часть 9

Содержание

Глава девятая. За полное освобождение Советской земли

От Днепра до Карпат

Погрузка танков на платформы для отправки на фронт
Работники паровозного депо Мироновка Юго-Западной железной дороги на восстановлении станционного здания
Дежурный по станции Рубцовка Томской железной дороги С. И. Чередниченко отправляет поезд с тракторами в освобождённые районы Украины

В конце декабря 1943 года развернулась гигантская битва Красной Армии на Правобережной Украине, состоявшая из ряда фронтовых наступательных операций и операций групп фронтов: Житомирско-Бердичевской, Кировоградской, Корсунь-Шевченковской, Луцко-Ровенской, Никопольско-Криворожской, Проскуровско-Черновицкой, Уманско-Ботошанской, Березенговато-Снигиревской и Одесской. В ходе наступления к 17 апреля 1944 года были разгромлены сильные вражеские группы армий «Юг» и «А», освобождена Правобережная Украина и значительная часть западных областей Украины.

На юге страны наши войска провели Крымскую операцию, в ходе которой разгромили 17-ю немецко-фашистскую армию и освободили Крым.

В апреле советские войска вышли на государственную границу, в предгорья Карпат и на территорию Румынии, перенеся боевые действия за пределы Родины.

Железные дороги в исключительно сложных условиях осуществляли доставку огромного количества войск и воинских грузов для обеспечения наступательных операций Красной Армии. Трудности состояли прежде всего в том, что значительно возросла дальность перевозок. Поезда приходилось пропускать на большом протяжении по временно восстановленным линиям с ограниченными скоростями движения. На прифронтовые железные дороги легла дополнительная нагрузка в связи с рано наступившей весенней распутицей и бездорожьем. Увеличился поток грузов в освобождённые районы для восстановления разрушенного хозяйства.

На станциях прифронтовых дорог накопился большой избыток вагонов. Многие пути и другие железнодорожные устройства ещё не были восстановлены после разрушения врагом, разгрузка вагонов производилась медленно из-за недостатка выгрузочных фронтов и средств механизации.

Вагонный парк переместился с восточной части сети на западную. В то же время быстро развивавшееся в стране промышленное производство требовало наращивания объёмов перевозок. Из-за недостатка вагонов на тыловых дорогах возникли затруднения с погрузкой важнейших грузов. На Ярославской, Горьковской, Московско-Донбасской, Орджоникидзевской, имени В. В. Куйбышева, Пермской, Свердловской, Южно-Уральской, Карагандинской и Томской дорогах, на долю которых приходилось 43 процента сетевой погрузки, находилось меньше трети общего парка вагонов.

В начале 1944 года Государственный Комитет Обороны принял специальное постановление, во исполнение которого в январе с прифронтовых дорог передали на дороги Урала и Сибири 25 тысяч вагонов, Дальнего Востока — 10 тысяч, Средней Азии — 8 тысяч и Кавказа — 7 тысяч. Это была одна из самых крупных транспортных операций за годы войны.

В связи с развернувшимися наступательными операциями наших войск на Правобережье, вступлением в боевые действия крупных войсковых соединений особенно возросло значение железнодорожных коммуникаций.

Гитлеровцы яростно пытались вывести из строя переправу у Киева, связавшую две части Украины — Правобережную и Левобережную. Они понимали, что, получив крупные пополнения, советские войска быстро усилят мощь своих ударов. Но вражеские лётчики уже не смогли выполнить приказы своего командования. Этому мешали зенитчики и лётчики 1-го Украинского фронта.

И всё же трудностей было немало. Низководный мост работал с большой перегрузкой, а поток грузов нарастал. Сложно было пропускать маршруты по временному мосту. С обоих берегов — крутые уклоны. Скорость движения по мосту низкая, паровоз — средней мощности. На обоих берегах реки находились дополнительные паровозы, помогавшие преодолевать уклоны. Вскоре машинисты отказались от вспомогательных паровозов, научившись одним локомотивом выводить поезда на подъём.

Самоотверженность и героизм проявил коллектив Дарницкого узла. Станция Дарница в тот период являлась основной базой фронтовых коммуникаций, пропускала и перерабатывала огромный вагонопоток. Работа шла в обстановке систематических массированных бомбардировок станции. Люди трудились, порой ценой жизни обеспечивали движение поездов.

Станция всегда была переполнена вагонами с воинскими грузами. Прифронтовые органы военных сообщений держали готовыми к отправке как можно больше грузов, чтобы бесперебойно подавать их к переднему краю. А из глубокого тыла всё прибывали новые составы.

Фашистская авиация шла на всяческие ухищрения, чтобы парализовать работу Дарницкого узла. Значительная часть сбрасываемых бомб имела взрыватели замедленного действия. Станция расположена вблизи Днепра, на песчаном грунте, в который бомбы проникали на большую глубину, не оставляя на поверхности даже следа. На первых порах это приводило к большим потерям. Но вскоре поисками и обезвреживанием бомб занялись опытные сапёры.

Узел работал под огнём врага более полугода. Это были дни и ночи самоотверженного и упорного труда. Некоторые пути приходилось восстанавливать десятки раз. Дважды заново отстраивали паровозное и вагонное депо. Но несмотря ни на что, героическая Дарница действовала, и поток перевозок на запад всё нарастал.

Важное место в обеспечении воинских перевозок отводилось крупным узловым станциям Фастов и Коростень как прифронтовым распорядительным пунктам. Именно по ним фашисты сосредоточили массированные удары с воздуха.

Фашистские стервятники почти ежедневно появлялись над Фастовским узлом. Сбрасывая сотни бомб, они пытались вывести из строя этот важный узел, нанести как можно больший урон поездам с воинскими грузами, следующими к линии фронта. Во время одного из воздушных налётов на станцию осколок бомбы пробил котёл цистерны в составе с горючим. Поток горящих нефтепродуктов устремился в сторону стоящего рядом поезда с боеприпасами. Возникла угроза взрыва огромной разрушительной силы. Военный комендант майор Савватеев бросился к цистерне и своей шинелью закрыл пробоину. Состав с боеприпасами машинисты увели со станции, сбив огонь струёй воды из тендера маневрового паровоза.

Как-то ночью гитлеровским воздушным пиратам удалось незаметно появиться над станцией. Они сбросили много бомб. Зарево пожара взметнулось высоко над станционными путями. Языки пламени быстро подбирались к составу с боевым грузом. Во что бы то ни стало спасти эшелон! — с этой мыслью железнодорожники устремились к стоящим на станции поездам. Вскоре там уже кипела напряжённая работа. Дежурный по путям Ф. Ф. Майданюк, стрелочник А. А. Столыга, сигналист Я. Л. Ерёменко, составитель Я. Ф. Билень, маневровый машинист И. Черников и другие быстро рассредоточили вагоны, увели состав в безопасное место. Ценный груз был спасён.

Однажды на станцию Коростень гитлеровцы сбросили более 500 бомб. Они разрушили пути, водоснабжение, электросиловое хозяйство. Железнодорожники вместе с восстановителями устранили повреждения за несколько часов. Под вражеским обстрелом работали начальник отдела водоснабжения С. Н. Тереховский, слесарь П. И. Белоцкий, мастера Е. Н. Футерман, Л. И. Козлов. Смена дежурного по станции И. Е. Марченко не ушла на отдых после нелёгкого дежурства и в полном составе приступила к восстановительным работам.

Сотни бомб обрушили немецко-фашистские лётчики на станцию Коростень-Подольский. Но составители М. И. Загурский и В. С. Тищенко сумели вывести из-под огня на перегоны три состава с боеприпасами. Когда загорелся один состав, стрелочник И. Ф. Костюшко и машинист Шейко, быстро расцепив и рассредоточив горящие вагоны, потушили пожар. Затем герои бросились к составу с горючим и заделали пробоины в цистернах, не дав воспламениться бензину.

На участках Фастов — Казатин и Фастов — Житомир были организованы выгрузочные базы для военной техники. Здесь круглосуточно находился паровоз с установленными на тендере баками с горючим и средствами обогрева. Автомашины и танки, сходя с платформ, тут же получали горючее и воду и отправлялись на фронт.

Первоочередной задачей было как можно быстрее восстановить разрушенное хозяйство.

При отступлении фашисты подрывали путь, мосты, депо и другие железнодорожные сооружения. Применяя путеразрушитель «крюк», приводили в негодное состояние деревянные шпалы. В условиях бездорожья, безлесной местности это создавало особые трудности при восстановлении.

В районах наступления 1, 2, 3 и 4-го Украинских фронтов была сосредоточена почти половина всех железнодорожных войск и большое число спецформирований НКПС. Тем не менее сил и средств для восстановления железных дорог недоставало, особенно на первом этапе стратегической операции. Многие подразделения ещё продолжали сооружать мостовые переходы через Днепр и занимались подготовкой их к ледоходу и паводку.

В середине февраля 1944 года с восстановительных работ сняли 110-й восстановительный батальон и срочно перебросили его на мост через Днепр у Днепропетровска, который надо было подготовить к пропуску ледохода. Кроме 110-го, здесь находились ещё два батальона. За каждым закрепили определённый участок. Работали круглосуточно. Достраивали ледорезы, убирали обрушенные конструкции пролётных строений, укрепляли опоры камнем. Подрывники дробили лёд зарядами взрывчатки. Люди с баграми стояли на фундаментах временных опор и отталкивали льдины, направляя их в отверстие моста. Благодаря упорному, самоотверженному труду всех участников этой сложной и опасной операции мост отстояли от стихии. Так же напряжённо трудились на мостовых переходах и в других местах.

Значительные силы были заняты на строительстве высоководного моста через Днепр у Киева. Его возводили на обходе. Полная длина моста 1195 метров. Предстояло забить 2146 свай, соорудить 67 опор, установить пролётные строения весом более 2000 тонн, отсыпать около 100 тысяч кубометров грунта на подходах. Восстановители трудились сутками без отдыха. Многие выполняли нормы на 200—300 процентов.

Для производства работ широким фронтом создали пять самостоятельных участков. Сборку и установку пролётных строений вели параллельно с сооружением подходов, по мере готовности опор. Сооружение высоководного моста, начатое 15 декабря 1943 года, закончили 20 февраля 1944 года.

Вражеская авиация постоянно бомбила восстанавливаемые железнодорожные объекты. Порой самолёты противника охотились даже за небольшими группами восстановителей. 12 января 1944 года на участке Клесов — Сарны бомбардировщик «юнкерс-88» налетел на группу, восстанавливавшую железнодорожную связь. Командир отделения Н. П. Козлов, прицелившись в головную часть самолёта, выстрелил. Выстрел оказался метким — пилот был убит. Потеряв управление, «юнкерс» врезался в землю.

Несмотря на все трудности, подразделения УВВР-3 в январе 1944 года сумели ввести в строй 1594 километра главных и 410 километров станционных путей, 111 искусственных сооружений длиной 1686 метров, около семи тысяч проводо-километров связи. Восстановили важные железнодорожные узлы Коростень, Казатин, Житомир, Бердичев, Сарны.

Восстановители-железнодорожники проводили работу среди местных жителей по мобилизации их на восстановление разрушенных устройств. Один из агитаторов 68-го восстановительного батальона 7-й железнодорожной бригады лейтенант Волков перешивку участка Казатин — Голендры организовал силами железнодорожников Юго-Западной дороги и местного населения. Собрав 419 человек, он сформировал 19 команд. Работали люди не щадя сил. Ежедневно подводились итоги сделанного, отмечались передовики. Бывали дни, когда каждой команде удавалось перешивать по 5,8 километра колеи. На участках, где восстановление вела 14-я железнодорожная бригада, местные жители в январе 1944 года отработали на восстановлении стальных магистралей 47 500 человеко-дней.

Командующий 1-м Украинским фронтом генерал армии Н. Ф. Ватутин отмечал, что восстановители стальных путей своей самоотверженной работой, часто граничащей с подлинным героизмом, оказывают войскам неоценимую помощь. Без быстрого восстановления разрушенных отступающим противником железных дорог было бы несравненно труднее, а подчас просто невозможно решать многие важные задачи наступления.

Войска наступали, и восстановители должны были наращивать темпы работ. В феврале 1944 года части 19-й железнодорожной бригады ввели в строй участок Сарны — Ровно— Киверцы на шесть суток раньше установленного срока. Также успешно действовала 7-я железнодорожная бригада. В феврале она сдала в эксплуатацию 92 объекта, из них 47 досрочно.

В марте для снабжения ударной группировки советских войск особенно важно было быстро открыть движение на участке Шепетовка — Тернополь. Сложность заключалась в том, что из-за весенней распутицы подвоз материалов к железнодорожному пути стал крайне затруднён. А разрушения большие — мосты и трубы враг взорвал, пути разрушил чуть ли не до основания. Опоры мостов сооружали из шпальных клеток, с трудом доставали металл. Рельсовые скрепления порой приходилось сбрасывать на перегоны с самолётов. Чтобы как-то выйти из трудного положения, изготовляли деревянные накладки и ставили их в пару с металлическими. Участок Шепетовка — Тернополь (152 километра) восстановили за 13 дней.

Командующий войсками 1-го Украинского фронта маршал Советского Союза Г. К. Жуков (он сменил тяжелораненого Н. Ф. Ватутина) 23 марта 1944 года в приказе объявил благодарность всем участникам восстановления этой линии. Наиболее отличившихся представили к правительственным наградам.

В январе — мае 1944 года подразделения УВВР-3, действующие в зоне 1-го Украинского фронта, ввели в строй участки общей эксплуатационной длиной 3460 километров.

Весной 1944 года были полностью освобождены от врага Юго-Западная, Винницкая, Сталинская железные дороги и почти все линии Одесской дороги.

Большое внимание скорейшему восстановлению хозяйства и налаживанию работы железных дорог уделяли Центральный Комитет КП(б) Украины, обкомы партии и местные партийные органы. Железнодорожники только что освобождённых магистралей трудились с огромным политическим и трудовым подъёмом, стремясь быстрее залечить раны, нанесённые оккупантами, обеспечить потребности в перевозках фронта и народного хозяйства.

На Юго-Западной дороге не осталось целым ни одно паровозное и вагонное депо. Были уничтожены почти все вокзалы, мосты, мастерские, значительная часть жилых, культурно-бытовых зданий, школ, больниц. Убытки от разрушений на дороге составили 1,6 миллиарда рублей.

Железнодорожные войска и работники магистрали вели восстановительные работы на всей дороге, добиваясь в первую очередь увеличения пропускной способности перегонов и станций.

К 15 января 1944 года железнодорожники с помощью местного населения на Киевском отделении построили 37 малых и средних мостов, усилили 312 километров пути, много станционных сооружений. Работники Киевской дистанции за месяц отремонтировали и уложили 16 километров пути. Все материалы изыскивали на месте.

Жёны путейцев Дарницкой дистанции организовали воскресник по сбору материалов. За один день они собрали 17 тысяч накладок и подкладок, более 15 тысяч костылей, 8800 противоугонов и болтов, 130 тонн металлолома. По их примеру такие же воскресники прошли на Золотоношской, Черкасской, Киевской и других дистанциях пути.

На линиях железных дорог, которые восстанавливали подразделения УВВР-14, оказались большие разрушения. На участке Черкассы — Имени Т. Шевченко на 17 километрах шпалы порезаны «крюком», на 24 километрах подорваны рельсы, на станции Белозерье из пяти путей четыре вывезены. Линия Мироновка — Цветково — Имени Т. Шевченко, где прошли упорные бои, также сильно разрушена. Из 60 искусственных сооружений на участке Цветково — Мироновка 45 взорвано, в том числе мост через реку Рось длиной более 250 метров и высотой 20 метров. Этот мост стал трудным «орешком» для восстановителей. Решили сооружать временную переправу на обходе. Лес для рамно-свайных опор заготавливали в лесах на расстоянии более 15 километров. Работы и в лесу, и на мосту велись круглосуточно. Несмотря на все трудности, движение открыли в установленный срок.

Нелегко было обеспечить бесперебойную работу локомотивного парка. Часто ремонт и промывку приходилось делать в полевых условиях, обходиться без нужных станков и материалов. На дороге вынуждены были создавать временные топливные склады, пункты заправки паровозов. Для отдыха бригад приспосабливали времянки и теплушки. В этих условиях напряжённо трудились локомотивные бригады. Сотни рейсов с воинскими эшелонами при налётах вражеской авиации совершил машинист колонны паровозов особого резерва НКПС № 25 Герой Социалистического Труда С. И. Голубицкий. Машинист паровозного депо Коростень В. И. Козлов систематически водил составы двойного веса. Только за один квартал он сберёг 90 тонн угля. Примеру передовиков следовали многие другие машинисты.

Работники вагонных участков и депо быстро возвращали в строй разбитый подвижной состав. Вагонный мастер Киевского вагонного участка Н. Л. Натыкан со своей сменой после дежурства выходила на станционные пути и производила оздоровительный ремонт 20—30 вагонов без отцепки от составов. Начинание подхватили в Коростене, Нежине, Гребенке, Фастове, Шепетовке и на других станциях. Всего на дороге таким образом отремонтировали тысячи вагонов.

Высоко оценён самоотверженный труд работников Юго-Западной магистрали. Большая группа железнодорожников награждена орденами и медалями Советского Союза. Среди них начальник дороги С. В. Гусев, начальник службы пути Ф. Я. Назимок, машинисты паровозного депо Киев-Пассажирский В. Г. Чувило, И. А. Остапцев и депо Коростень С. А. Смаль, начальник Дарницкой дистанции пути В. И. Софиенко, начальник Фастовской дистанции сигнализации и связи А. А. Волюшко, диспетчер станции Дарница Ф. А. Батаев, дорожный мастер Коростенской дистанции пути К. М. Зуев, диспетчер Коростенского отделения движения А. В. Борисюк, начальник станции Овруч А. П. Шевченко, старший стрелочник станции Дарница Т. П. Татарчук, поездной вагонный мастер Киевского вагонного участка Н. Л. Натыкан и многие другие.

В тяжёлых условиях восстанавливали линию Запорожье — Апостолово Сталинской дороги 15-я железнодорожная бригада, 29-й мостовой батальон, 26-й и 38-й мостопоезда. Участки Марганец — Никополь, Ток — Апостолово находились под обстрелом противника. Мостовой переход через Днепр у Запорожья только строился, и подвоз материалов по железной дороге был невозможен. Распутица сделала непроезжими дороги для автомобильного транспорта. Всё необходимое приходилось находить на месте и с большим трудом доставлять. На материалы разбирали второстепенные станционные пути, прилегающие ветви.

На железных дорогах с каждым днём нарастал поток грузов. Очень важно было повысить эффективность использования подвижного состава. Инициаторами движения за ускорение оборота вагона в 1944 году выступили работники Сталинской магистрали. За июль-август на этой дороге в результате широкого применения методов скоростной обработки вагонов, увеличения технической скорости движения поездов, параллельного выполнения операций по обработке составов время оборота вагона сокращено более чем на трое суток. Простой транзитного вагона без переработки уменьшен с 8,3 часа в мае до 1,5 часа в сентябре, а простой вагона с переработкой снижен с 16,7 до 5,4 часа. Среднесуточный пробег вагона увеличился на 85 километров. Скоростными методами обработали 2196 поездов и тем самым сэкономили 90 048 вагоно-часов. За счёт ускорения оборота в сентябре погрузили на 5000 вагонов больше, чем в августе.

Широко развернулось движение под девизом «Поезд, обработанный станцией по-скоростному, должен быть по-скоростному доставлен к месту назначения». Железнодорожники Пологского отделения организовали ускоренное продвижение так называемых товарных экспрессов. Их почин подхватили на других отделениях.

Труженики Сталинской дороги хорошо справились с отдельными заданиями военного командования. Ветераны помнят 1944-й год. В Пятихатки прибыл командующий 2-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза И. С. Конев.

— Видите, сколько разбитой техники? — сказал он начальнику паровозного депо Пятихатки А. С. Хитько. — Вот вам боевое задание: через месяц танки и самоходные орудия должны быть на ходу.

— Есть, товарищ командующий! — по-военному отрапортовал начальник депо.

Собрав свой коллектив, А. С. Хитько разъяснил поставленную задачу. Паровозники взялись за её выполнение. Люди работали круглыми сутками, валились с ног, но упорно шли к цели.

— Спали мы тогда ,— вспоминает Алексей Саввич, — по три часа в сутки, но задание выполнили, через 30 дней из депо на фронт ушли последние восстановленные танки.

За успешное выполнение заданий правительства и военного командования в годы Великой Отечественной войны Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июля 1945 года орденом Ленина награждены труженики Сталинской дороги: К. А. Зайцев — начальник Управления строительно- восстановительных работ, А. А. Алексеев — старший машинист локомотивного депо Нижнеднепровск-Узел, И. П. Баркалов — машинист-инструктор паровозного депо Пологи, Н. В. Кочетков — начальник службы пути, И. В. Сурин — начальник Синельниковского отделения паровозного хозяйства, А. С. Хитько — начальник паровозного депо Пятихатки, П. Г. Бородин — машинист паровозного депо Долгинцево. Орденом Суворова II степени награждён начальник дороги Н. Т. Закорко.

Многие работники дороги награждены другими орденами и медалями Советского Союза.

На Одесской железной дороге враг разрушил 1088 мостов и труб, 176 вокзалов, 34 локомотивных депо и много других сооружений и устройств. Общий ущерб превысил миллиард рублей.

Немалые трудности возникли при восстановлении важной железнодорожной линии Цветково — Христиновка — Зятковцы — Вапнярка. От станции Поташ на протяжении более 55 километров путь изуродован «крюком», рельсы подорваны, мост через Южный Буг у станции Губник полностью разрушен. На месте работ недоставало рельсов и шпал. Их доставляли с других участков, часть шпал заготавливали в лесу. Восстановление велось широким фронтом, в две смены.

Мост высотой 12 метров и длиной около 250 метров возводили на обходе. Опоры сооружали рамно-ряжевые. Шесть пролётов перекрывали 23-метровыми пролётными строениями, остальные — пакетами из двутавровых балок. К работам приступили в конце марта, а 8 апреля мост был готов и открыт путь поездам на Вапнярку, Жмеринку, Могилёв-Подольский.

Необычное решение нашли при восстановлении мостов на линии Водопой — Колосовка. Специалисты определили, что временное восстановление моста через Ингул потребует не менее 50-60 суток. Но фронт не мог ждать столько. Решили: соорудить наплавной мост, используя понтоны, освободившиеся в Днепропетровске. Их доставляли по воде — из Запорожья по Днепру, затем по Днепробугскому лиману на расстояние более 500 километров. Для безопасности «флотилию» разделили на три отряда, которые следовали под прикрытием авиации. В пути обнаружили трофейные понтоны.

Появилась возможность возвести наплавные мосты и через Ингул, и через Южный Буг. Так и сделали. Трофейные понтоны усилили и соорудили из них мост через Ингул. Отечественные же использовали для переправы через Южный Буг.

Наиболее трудоёмким было сооружение подходов к наплавным мостам и соединительных эстакад. Только на Ингуле пришлось строить обход длиной около трёх километров. Здесь сваи забивали на глубину 30 метров. Постройка перехода через Ингул заняла ровно три недели — на одни сутки меньше срока, установленного командованием. 4 мая по участку Водопой — Колосовка поезда пошли к фронту.

Совместными усилиями восстановителей и железнодорожников Одесской магистрали разрушенное хозяйство быстро возрождалось. 1 мая 1944 года в Одессу прибыл первый пассажирский поезд из столицы Украины — Киева. Его вёл знатный машинист, депутат Верховного Совета СССР А. В. Скверняк. На прикреплённом к паровозу плакате крупными буквами было написано: «Здравствуй, Одесса!».

Наиболее отличившиеся в годы Великой Отечественной войны железнодорожники Одесской магистрали удостоены правительственных наград.

На прифронтовых линиях совершенствовалась работа головных участков, которые обслуживали созданные в железнодорожных войсках отдельные эксплуатационные роты. Входящие в их состав начальники станций и дежурные по станциям, стрелочники, составители поездов, кондукторы, паровозные бригады, путейцы и связисты проявляли высокую оперативность при пропуске поездов и восстановлении объектов.

Головные железнодорожные участки только одного Управления военно-восстановительных работ № 3 в течение 1944 года обслуживали линии общей протяжённостью около 4,5 тысяч километров. За год на эти участки фашистской авиацией произведено 3275 налётов, во время которых сброшено 11 248 бомб. Совершались и диверсии. В ночь на 17 октября 1944 года на участке Шепетовка — Тернополь бандиты сожгли мост через реку Горынь длиной 73 метра и шесть средних и малых мостов. На их восстановление ушло трое суток.

Умело, мужественно действовали подразделения технической разведки железнодорожных войск. Следуя вместе с передовыми частями, они сразу же выясняли характер и объём разрушений, направляли донесения в штабы железнодорожных бригад. Иногда разведчикам удавалось предотвращать разрушения важных объектов. На 3-м Украинском фронте отличились разведчики 12-й железнодорожной бригады во главе с лейтенантом М. Г. Игнатенко. Они вели разведку участка Пятихатки — Користовка. Трёхпролётный мост высотой около 28 метров через реку Каменка находился в нейтральной полосе, в 150 метрах от нашего переднего края. Противник держал подходы к мосту под интенсивным огнём. Ночью группа Игнатенко — минёры В. М. Кононенко, А. И. Клюшенко и два автоматчика — скрытно от фашистов пробрались к мосту. Обнаружили: мост подготовлен к взрыву. Начали разминирование, действовали быстро, бесшумно. Гитлеровцы не смогли взорвать этот важный объект, и наши войска взяли его целым. За эти отважные действия М. Г. Игнатенко был награждён орденом Красного Знамени, а В. М. Кононенко и А. И. Клюшенко — орденами Славы III степени.

В ходе освобождения Правобережной Украины в январе-мае 1944 года железнодорожники восстановили около 7000 километров линий. Для обеспечения операции по освобождению Правобережной Украины в январе-феврале 1944 года потребовалось отправить 78 тысяч вагонов с войсками и воинскими грузами на Сталинскую дорогу и около 100 тысяч вагонов на Юго-Западную. В марте-апреле на Винницкую, Юго-Западную и Ковельскую дороги доставлено более 200 тысяч вагонов. В период подготовки и проведения боевых операций в Крыму на станции Сталинской дороги прибыло 33 тысячи вагонов. В июне—августе 1944 года в выгрузочные районы Ковельской и Львовской дорог для осуществления операций в западных областях Украины поступило более 140 тысяч вагонов.

К началу Ясско-Кишинёвской операции 2-му и 3-му Украинским фронтам железнодорожники доставили 100 тысяч вагонов воинских грузов.

Победы советских войск, одержанные под Ленинградом, на Украине и в Крыму, явились блестящим началом третьего, заключительного периода Великой Отечественной войны. Достигнутые успехи к лету 1944 года показали, что СССР может собственными силами не только изгнать врага со своей территории, но и освободить порабощённые народы Европы от фашистского ига и завершить разгром гитлеровской армии. Правящие круги США и Великобритании вынуждены были отказаться от политики дальнейшего оттягивания сроков открытия второго фронта в Европе, чтобы восстановить в ней довоенные порядки. 6 июня 1944 года американские и английские войска начали Нормандскую десантную операцию, высадившись на северное побережье Франции. Это, однако, не привело к серьёзному изменению группировки вооружённых сил Германии. Решающим фронтом по-прежнему оставался советско- германский фронт.

Советские железные дороги выполняли в огромных размерах перевозки воинских частей, соединений и снабженческих грузов для обеспечения новых крупных наступательных операций наших войск.

В операции «Багратион»

Поезд с автомашинами следует на фронт
Н. И. Краснобаев — начальник Белорусской железной дороги (1943—1948), Западного округа железных дорог (1949—1951), заместитель министра путей сообщения (1951—1953)
А. Г. Черняков — начальник военных сообщений Центрального и 1-го Белорусского фронтов, генерал-лейтенант
Г. И. Котяш — заместитель начальника Западной железной дороги (1943—1944), начальник Западной, Минской и Белорусской железных дорог (1944—1969), Герой Социалистического Труда
Н. В. Борисов — командир железнодорожной бригады, начальник управлений военно-восстановительных работ и железнодорожных войск ряда фронтов, генерал-лейтенант, Герой Социалистического Труда
Г. И. Перцев — начальник Приморской, Калининской, Брест-Литовской железных дорог (1939—1947)
Разрушенное врагом здание паровозного депо Гомель Белорусской железной дороги
Установка пролётного строения при восстановлении железнодорожного моста через Западную Двину в Риге

Линия советско-германского фронта весной 1944 года в районе Белоруссии протянулась на 1100 километров. Здесь образовался огромный выступ, обращённый вершиной на восток. Он имел важное значение в системе вражеской обороны, так как прикрывал кратчайшие пути к границам Германии. Для того чтобы удержать свои позиции, гитлеровское командование создало здесь сильную эшелонированную оборону глубиной 250—270 километров. Многие города были превращены в крепости, в лесах, на болотах возведены опорные пункты и узлы сопротивления.

Разгром немецко-фашистской группы армий «Центр», занимавших оборону в Белоруссии, Ставка Верховного Главнокомандования поручила четырём фронтам: 1-му Прибалтийскому, 1-му, 2-му и 3-му Белорусским. К проведению Белорусской операции привлекались, кроме войск четырёх фронтов, белорусские партизаны, авиация дальнего действия и Днепровская военная флотилия. Операция получила наименование «Багратион». Фронтам нужно было в сжатые сроки подать громаднейшее количество материально-технических средств. По предварительным расчётам Генштаба, для обеспечения операции «Багратион», указывал Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, в войска надлежало направить до 400 тысяч тонн боеприпасов, 300 тысяч тонн горюче-смазочных материалов, до 500 тысяч тонн продовольствия и фуража. Нужно было сосредоточить в заданных районах 5 общевойсковых армий, 2 танковые и одну воздушную армии, а также 1-ю армию Войска Польского. Кроме того, Ставка передала фронтам из своего резерва 5 отдельных танковых, 2 механизированных и 4 кавалерийских корпусов, десятки отдельных полков и бригад всех родов войск и перебазировала 11 авиационных корпусов. Основная нагрузка по перевозкам войск и воинских грузов легла на линии Белорусской и Западной железных дорог, которые были сильно разрушены. К началу операции 1-й Прибалтийский фронт имел одно железнодорожное направление: Ржев — Великие Луки — Невель Калининской железной дороги. От Невеля к фронту вели две линии: Невель — Витебск и Невель — Полоцк Западной дороги.

3-й Белорусский фронт располагал участком Вязьма — Смоленск Западной железной дороги и линией Занозная — Смоленск Московско-Киевской дороги. От Смоленска к фронту вели линии Смоленск — Витебск и Смоленск — Орша.

2-й Белорусский фронт базировался на линии Рославль— Кричев — Могилёв Западной дороги.

Основными коммуникациями 1-го Белорусского фронта были линии Почеп — Гомель — Калинковичи, Бахмач — Гомель — Жлобин и Чернигов — Гомель Белорусской дороги.

Все перевозки следовало провести в крайне сжатые сроки и с большими предосторожностями, чтобы не раскрыть подготовку к операции. По данным советской разведки, главное командование фашистских войск ожидало первый летний удар с нашей стороны на Украине, а не в Белоруссии. С целью дезориентации противника имитировалось сосредоточение войск в районе 3-го Украинского и 3-го Прибалтийского фронтов.

Перевозки к фронтам осуществлялись скрытно, категорически запрещалась любая служебная переписка по этому поводу.

Специалисты НКПС под руководством заместителя наркома Г. В. Ковалёва детально разработали регулировочные мероприятия для питания железных дорог погрузки порожними платформами и крытыми вагонами, установили конкретные станции сбора и формирования маршрутов, путь их следования.

Положение с погрузкой, продвижением и разгрузкой эшелонов через каждые четыре часа начальник Центрального управления движения докладывал наркому путей сообщения.

Для обеспечения огромных по масштабам перевозок и быстрейшего пропуска поездов с воинскими частями и снабженческими грузами работники Белорусской железной дороги (начальник дороги Н. И. Краснобаев), Западной железной дороги (начальник дороги В. П. Егоров) и военных сообщений 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов в оперативном порядке решали многие вопросы, связанные с увеличением пропускной способности линий, организацией выгрузки в условиях продолжающихся воздушных налётов.

При подготовке операции «Багратион» с 1 по 23 июня 1944 года четырём фронтам, готовящимся к освобождению Белоруссии, было доставлено более 75 тысяч вагонов с войсками и материальными средствами. В среднем к фронтам ежедневно прибывало 90—100 поездов. Несмотря на это, как отмечал Маршал Советского Союза А. М. Василевский, к первоначально назначенному сроку наступления (15—20 июня 1944 года) подвоз запланированных ресурсов не был полностью обеспечен. Начало операции пришлось отложить на несколько суток.

Наступление наших войск началось 23 июня 1944 года. За 6 дней боёв были разгромлены фланговые группировки противника в районе Витебска и Бобруйска и прорван фронт на Могилёвском направлении. К исходу 3 июля была полностью очищена от немецко-фашистских оккупантов столица советской Белоруссии Минск. 17—18 июля советские войска на широком фронте перешли государственную границу и вступили на территорию Польши.

Для восстановления железных дорог, освобождаемых в ходе операции «Багратион», сосредоточивались крупные силы. В помощь восьми дислоцированным здесь железнодорожным бригадам и спецформированиям в срочном порядке перебрасывались с других фронтов ещё пять бригад. Дело это было далеко не простое. К примеру, 1-я гвардейская железнодорожная бригада за пять суток проделала путь в 1190 километров по маршруту Колосовка — Кременчуг — Бахмач — Гомель — Жлобин — Тимковичи. Дорогу эшелонам не раз преграждали фашистские самолёты. Приходилось по пути восстанавливать разрушенный путь и другие устройства, чтобы следовать дальше.

Бывший начальник военных сообщений 3-го Белорусского фронта генерал-лейтенант А. В. Добряков рассказывает:

— Нас очень беспокоила и волновала возможность применения противником путеразрушителей типа «крюк» в полосе наступления наших войск. Было известно, что у противника в группе армий «Центр» имелось примерно 10 путеразрушителей, из них два на Минском направлении. По нашему предложению Военный совет фронта провёл ряд мероприятий с тем, чтобы не дать противнику разрушить железные дороги или, во всяком случае, значительно уменьшить масштабы повреждений. С этой целью 1-й воздушной армии и партизанам поставили задачу: помешать массовому разрушению железнодорожных объектов, не допустить использования противником путеразрушителей.

Ударами по коммуникациям врага 1-я воздушная армия должна была создавать пробки на железных дорогах, чтобы не дать противнику перебросить резервы, лишить его возможности проводить эвакуацию, угонять подвижной состав. Эти задачи были выполнены. Два путеразрушителя удалось уничтожить. Лётчики-штурмовики обстреляли и разогнали фашистских подрывников на большом железнодорожном мосту через Днепр у Орши. И мост остался цел.

Войсками 1-го Прибалтийского фронта за период с 23 июня по 18 августа было освобождено 1702 километра железных дорог нормальной колеи и 696 километров узкой колеи. Перед железнодорожниками стояла задача: как можно быстрее открыть движение на направлениях Смоленск — Витебск — Полоцк — Двинск (Даугавпилс) — Шяуляй и Полоцк — Молодечно. Переправу через реку Западная Двина у Витебска на первом этапе решили соорудить на обходе с перекрытием деревянными и металлическими пролётными строениями. Полная длина моста составляла 246 метров. Благодаря выполнению работ широким фронтом движение по мосту было открыто через 9 суток после начала строительства. Также быстро были восстановлены мосты через Западную Двину у Полоцка и Двинска.

Подразделения восстановителей продолжали совершенствовать организацию работ. В УВВР-7, выполнявшем работы в районе 1-го Прибалтийского фронта, верхнее строение пути стали восстанавливать комплексными командами в три этапа. На первом этапе вели подготовительные работы: разминирование, ликвидацию воронок и брешей в земляном полотне, заготавливали недостающие материалы, подвоз или материалы на перегон. Второй этап включал основные работы на перегоне для обеспечения пропуска рабочих поездов со скоростью 10—15 километров в час. На третьем заключительном этапе производились сверление болтовых отверстий в рубках, установка накладок, сболчивание стыков и ремонт пути. После этого открывалось движение поездов со скоростью не ниже 30 километров в час. Темп восстановления пути при такой организации, которая несколько видоизменялась в зависимости от конкретных условий, намного возрос.

Узким местом была рубка рельсов. Однако вскоре удалось научить людей эффективным приёмам. Передовики делали 300—400 рубок в смену при средней норме на команду из трёх человек — 150.

Укладка в путь коротких рельсов требовала огромного количества накладок и болтов. Их массовое изготовление наладили из металлоотходов в районе восстановительных работ. Для этого создали три полевых завода, которые работали круглосуточно.

Особенно серьёзным разрушениям в зоне наступления 1-го Прибалтийского фронта подвергся участок Полоцк — Двинск. Рельсы были подорваны в стыках и посередине, разрушены 155 искусственных сооружений из 196, в том числе 15 больших и средних мостов, полностью выведены из строя линии связи. Несмотря на всё это, через 23 дня удалось пустить поезда. К станции Шяуляй восстановители подошли вместе с общевойсковыми частями.

В наиболее интенсивный период летнего наступления с 23 июня по 1 сентября 1944 года темп работ составлял 26 километров в сутки.

Для быстрейшего восстановления разрушенных железных дорог Государственный Комитет Обороны 21 июля 1944 года принял постановление о работах первой очереди на важнейших коммуникациях наступающих войск. Советам народных комиссаров Белорусской, Литовской, Латвийской и Эстонской ССР поручалось привлечь для выполнения этих работ сроком на один-два месяца 38 тысяч человек. Госплан СССР совместно с Наркомчерметом должен был выделить для восстановительных работ 5000 тонн рельсов, 7,5 тысячи тонн проката, 2,5 тысячи тонн двутавровых балок и обеспечить изготовление в III квартале 1944 года 302 пролётных строения общим весом 9000 тонн. Наркомлесу поручалось выделить для НКПС 30 тысяч кубометров деловой древесины и три миллиона шпал. Задания были даны и другим наркоматам и ведомствам. При отступлении немецко-фашистские войска подвергли большим разрушениям железные дороги в районе боевых действий 3-го Белорусского фронта. С учетом выявленных технической разведкой УВВР-4 объ-ема и характера разрушений железнодорожных объектов, особенно крупных узлов, были разработаны планы восстановления и определена очерёдность работ. Благодаря умелой организации производства, применению прогрессивной технологии на железнодорожных направлениях Смоленск — Орша — Минск — Молодечно, Вильнюс — Каунас — Вирбалис, Орша — Витебск, Молодечно — Лида, Вильнюс — Лида и других за период с 25 июня по 15 сентября 1944 года ввели в строй 1559 километров главного пути, 741 километр второго главного пути, 757 километров станционных путей, свыше 150 мостов, в том числе 40 больших и средних общей длиной более 2500 метров. Выполнен значительный объём работ по восстановлению устройств связи и СЦБ, объектов водоснабжения и других сооружений.

На основных линиях в зоне наступления 3-го Белорусского фронта был достигнут высокий средний темп восстановления. На направлении Орша — Борисов — Минск он составил 21,2 километра в сутки, Минск — Молодечно 19,3 и Молодечно — Лида 21 километр в сутки. Столицу Литвы Вильнюс наши войска освободили 13 июля, а уже 17 июля сюда прибыл первый советский поезд. Это облегчило снабжение наступающих войск. Повседневное внимание и помощь железнодорожникам оказывали ЦК КП(б) Белоруссии, Совнарком БССР, местные партийные и советские органы.

Для производства работ выделялись строительные материалы, оборудование, автотранспорт. В восстановлении железных дорог активно участвовали жители освобождённых районов Белоруссии.

Ещё до восстановления Минского железнодорожного узла заблаговременно были созданы специализированные бригады из железнодорожников. Сразу же после освобождения узла развернулись восстановительные работы, в которых трудящиеся Минска приняли самое активное участие.

Фронт стремительно продвигался на Запад. Работники Западной железной дороги — основной артерии, питавшей наступающие войска 3-го Белорусского фронта, быстро налаживали пропуск поездов через Минск и другие железнодорожные узлы. Уже к вечеру 4 июля 1944 года через Минск на запад пошли эшелоны, а спустя неделю узел принял первые «мирные» поезда. Страна посылала Белоруссии продовольствие, строительные материалы, оборудование. Республика залечивала свои раны.

В ходе Белорусской наступательной операции железнодорожники без задержек пропускали воинские поезда, проявляя массовый трудовой героизм, высокое мастерство. В 1944 году только для 3-го Белорусского фронта по линии Смоленск — Орша — Минск — Молодечно за полтора месяца было доставлено 45 500 вагонов с воинским снаряжением и продовольствием.

В сложных условиях действовали восстановители УВВР-9 на 2-м Белорусском фронте. Враг уничтожил 577 искусственных сооружений. В ряде мест заминировал земляное полотно. По многим участкам прошёл путеразрушитель «крюк». В начале средний темп восстановления главного пути не превышал 7,2 километра в сутки, что привело к отставанию от продвижения передовых частей. Поэтому в срочном порядке сюда с других фронтов перебросили сначала 8-ю, а затем и 15-ю железнодорожные бригады, шире стали привлекать к работам и местное население. В результате удалось ввести в строй такие важные направления, как Орша — Могилёв — Жлобин, Кричев — Орша, Могилёв — Осиповичи, Барановичи — Волковыск, Гродно — Белосток и другие. В ходе наступления войск 1-го Белорусского фронта его главными железнодорожными коммуникациями были линии Калинковичи — Лунинец — Брест, Калинковичи — Жлобин, Жлобин — Осиповичи — Брест и Ковель — Брест. Но на участке Калинковичи — Лунинец — Янов-Полесский на 152 километрах враг подорвал рельсы в стыках и посередине, вывез 106 километров рельсошпальной решётки, разрушил «крюком» 142 километра колеи. Из 158 малых искусственных сооружений 123 уничтожены. Вместо них зияли бреши длиной до 20 метров. Разрушены пять больших и восемь средних мостов, станционные пути. Только в Жлобине противник разрушил и вывез 95 станционных путей и 306 стрелочных переводов.

С чрезвычайными трудностями столкнулись восстановители в районе Пинских болот и поймы реки Припять. На участках Микашевичи — Лунинец — Городец, Сарны — Лунинец из-за отсутствия дорог нельзя было организовать работы широким фронтом. Восстановители к местам работ зачастую продвигались пешком, иногда использовали гужевой транспорт. К некоторым мостам приходилось прокладывать подъездные пути длиной до 10 километров. Порой для прохода к разрушенным линиям связи требовалось строить мостки или использовать плоты.

Исключительно сложным в этих условиях было восстановление больших мостов через Днепр у Жлобина, Березину у Бобруйска, Западный Буг у Сокаль и у Бреста, Припять у Лунинца, Горынь у Удрицка, Сан у Развадова. Кроме бездорожья, работы затрудняло обилие мин. На подходах к железнодорожному узлу Ковель, на самом узле и на участке Ковель — Брест сапёры сняли 22 558 различных мин, на участке Калинковичи — Старушки — Лунинец — Городец — более 20 тысяч. А всего на этих направлениях и участке Барановичи — Лунинец было обезврежено более 57 тысяч мин.

Много сил приходилось отвлекать на изыскание материалов для верхнего строения пути, изготовления конструкций мостов. Вручную заготовили и уложили в путь около 130 тысяч шпал.

О том, как наращивал темпы работ коллектив УВВР-1, свидетельствуют такие цифры: в июне 1944 года восстановлено 90 километров пути, в июле — 812, в августе — 1080 километров пути (из них 403 километра — перешивка колеи) и 2600 метров мостов.

Совместно с УВВР-1 коммуникации 1-го Белорусского фронта восстанавливали прибывшие в середине июля с юга 1-я гвардейская и 29-я железнодорожные бригады, а также спецформирования УВВР-20, возглавляемого генерал-майором технических войск Н. В. Борисовым.

1-я гвардейская бригада решала ответственную задачу — восстанавливала мост через Западный Буг у Бреста. А он находился вблизи окружённой немецко-фашистской группировки. При заготовке материалов, восстановлении подходов приходилось оборонять места работ, нередко вступать в бой с группами противника.

Движение поездов по мосту открыли 10 августа — на 59 часов раньше установленного срока. Многое было сделано железнодорожниками Белорусской и Брест-Литовской магистралей для быстрейшего восстановления участков и открытия движения на ведущих к фронту направлениях.

Продолжалось восстановление Гомельского железнодорожного узла — одного из крупнейших на дороге. Работники узла с участием трудящихся Гомеля занялись возрождением разрушенных устройств и сооружений. В короткий срок работники пути отремонтировали и уложили сотни стрелочных переводов, восстановили 150 километров пути, построили десятки зданий. На всех участках восстановительные работы велись в основном производственными коллективами узла. Материалы изыскивались на месте.

К концу 1944 года были введены в эксплуатацию почти все объекты паровозного и вагонного хозяйства, пути, связи и другие устройства. Одновременно ремонтировались жилые дома, приводились в порядок помещения культурно-бытового назначения.

В результате разгрома немецко-фашистской группы армий «Центр» к концу августа были полностью освобождены Белоруссия, большая часть Литвы, часть Латвии и значительная часть польских земель к востоку от Вислы. Советские войска форсировали реки Неман и Нарев и подошли к границам Восточной Пруссии.

В ходе операции «Багратион» Родина 36 раз салютовала в честь войск четырёх фронтов, участвовавших в ней.

Для проведения операции потребовалось по железным дорогам доставить 440 тысяч вагонов с войсками, боеприпасами, горючим и продовольствием. Чтобы пропустить огромный вагонопоток, на прифронтовых дорогах часто применялось одностороннее движение с отправлением поездов вслед. Иногда на одном перегоне находилось одновременно до четырёх поездов.

Диспетчерский аппарат организовал ускоренный пропуск воинских поездов через крупные узлы. Смена локомотивов производилась на предузловых станциях. Выгрузку максимально рассредоточили.

Народный комиссариат путей сообщения в этот ответственный период особенно внимательно следил за работой прифронтовых железных дорог. Для внутрифронтовых перевозок в распоряжение фронта специально выделялся парк вагонов. Он предназначался прежде всего для снабженческих перевозок. Фронт сам планировал использование этих вагонов, следил, чтобы они быстрее оборачивались.

Объём внутрифронтовых перевозок достигал больших размеров. На 1-м Белорусском во время подготовки операции «Багратион» пришлось провести грандиозный манёвр силами и средствами тыла фронта с левого крыла на правое и при возможности скрытно от противника. Перебазирование велось из района Сарны в район Гомеля — на 300—400 километров.

Одной из важнейших проблем являлось обеспечение войск горючим. В этих целях сформировали наливные вертушки из 20 пятидесятитонных цистерн, которые курсировали от фронтов до пунктов налива на Кавказ и обратно.

В период Белорусской операции железнодорожники активно боролись за бесперебойную доставку к линии фронта воинских грузов, повышение скоростей движения, сокращение времени оборота вагонов, экономию топлива, за освоение методов вождения поездов на низкосортных углях. Применяя передовой опыт, труженики Белорусской, Западной, Брест-Литовской и Белостокской магистралей достигали высоких результатов. Партия и правительство высоко оценили их труд. Орденами и медалями Советского Союза награждено 1072 человека.

Поднимались из руин, брали на себя всё большую нагрузку стальные магистрали освобождённой Белоруссии. Советские войска продолжали свой победный путь на Запад.

Через Карпаты

Н. И. Петров — начальник Ковельской (1940—1941, 1944—1953), Северо-Печорской (1942—1943) железных дорог

Успешный ход наступления советских войск в Белоруссии создал благоприятные условия для проведения других наступательных операций. Войска 1-го Украинского фронта провели с 13 июля по 29 августа 1944 года Львовско-Сандомирскую операцию, в которой нанесли поражение группе немецко- фашистских армий «Северная Украина», освободили западные области Украины и юго-восточную часть Польши.

В конце августа в Словакии вспыхнуло национальное восстание. Гитлеровцы бросили против восстания регулярные войска. Над восставшими нависла смертельная опасность. Стремясь оказать помощь словацким патриотам, Ставка Верховного Главнокомандования по указанию Советского правительства приказала войскам 1-го и 4-го Украинских фронтов преодолеть Карпаты и пробиться к восставшим. В наступлении участвовал 1-й Чехословацкий армейский корпус под командованием генерала Л. Свободы.

В ходе Восточно-Карпатской операции 1944 года советские и чехословацкие войска в октябре овладели Дуклинским перевалом и положили начало освобождению Чехословакии.

К началу Львовско-Сандомирской операции 1-й Украинский фронт базировался на участках Ковельской, Винницкой, Львовской и Кишинёвской железных дорог. Основными коммуникациями для пропуска к фронту воинских поездов были линии Казатин — Шепетовка — Здолбунов и Казатин — Жмеринка — Гречаны. Для 2-го Украинского фронта поезда следовали по линии Казатин — Жмеринка на Вапнярку и Могилёв-Подольский.

В подготовительный период Львовско-Сандомирской операции для 1-го Украинского фронта ежесуточно выгружалось примерно 600 вагонов с материально-техническими средствами. В ходе операции с 13 июля по 29 августа в район военных действий фронта поступило 80 тысяч вагонов с войсками и воинскими грузами. При этом почти половину составили внутрифронтовые перевозки.

Доставка воинских эшелонов, особенно в подготовительный период, осуществлялась в условиях активного воздействия авиации противника. Бомбардировкам подвергались важнейшие узлы Шепетовка, Казатин и Тернополь, являвшиеся распорядительными станциями, а также Жмеринка, Гречаны, Здолбунов, Сарны. Наиболее близко расположенные к переднему краю станции подвергались и артиллерийскому обстрелу. Для уменьшения потерь от авиационных налётов воинские эшелоны и поезда с боеприпасами и горючим в ночное время выводили из узлов, максимально сокращали время нахождения их на станциях.

Перевозки осложнялись тем, что важнейшие линии, идущие к Львовскому железнодорожному узлу, противник сильно разрушил, а восстановление участков железных дорог отставало от темпов наступления войск. Пропускная способность линий в первые дни после восстановления была недостаточной. Задерживалась разгрузка вагонов.

Железнодорожники Ковельской (начальник дороги Н. И. Петров), Львовской (начальник дороги П. К. Шахрай), Винницкой (начальник дороги М. И. Коптелкин) и работники военных сообщений в этих сложных условиях делали всё возможное, чтобы бесперебойно доставлять войска и грузы для фронта.

Работники дорог и спецформирований НКПС действовали слаженно и чётко, проявляли самоотверженность и мужество. Они были полны решимости как можно больше помочь фронту.

Новые задачи встали перед железнодорожниками при подготовке и проведении Восточно-Карпатской операции, которая последовала после Львовско-Сандомирской. Транспортное обеспечение этой операции оказалось крайне сложным. Необходимо было как можно скорее восстановить железнодорожный путь через Карпаты.

В полосе наступления 4-го Украинского фронта находились две железнодорожные линии через Карпаты: Стрый — Лавочне — Мукачево — Чоп и Самбор — Сянки — Ужгород — Чоп. Обе они были сильно разрушены. Восстанавливать решили направление Стрый — Мукачево — Чоп. Камнем преткновения стал Верецко-Бескидский перевальный участок между станциями Лавочне и Валовец протяжением 23 километра, имеющий большие уклоны, кривые малого радиуса. Гитлеровцы разрушили все виадуки через горные лога. Это были уникальные сооружения высотой от 27 до 48 метров и длиной от 100 до 270 метров. Некоторые виадуки враг подрывал в два приёма — сначала пролётные строения, затем опоры. В результате груды обрушенного металла ферм были завалены камнем взорванных опор. Подорваны два самых больших тоннеля, в том числе перевальный.

Непросто было произвести даже техническую разведку в районе разрушенных тоннелей, так как перевальный тоннель с одной стороны был полностью засыпан взорванной горной породой, а с другой остался лишь небольшой вход в него. С большим риском, ползком, под нависавшими сверху пластами горных пород разведчики проникли в тоннель, где обнаружили шесть завалов длиной до 50 метров. Последние 50 метров тоннеля были залиты водой.

В другом тоннеле подорваны оба портала. На участке Воловец — Мукачево разрушены 17 больших и средних мостов. Исковеркано путеразрушителем или вывезено более половины главного пути и свыше 90 процентов станционных путей. В связи с большим объёмом разрушений в помощь производившему здесь восстановительные работы УВВР-8 направили 45-ю железнодорожную бригаду.

Все объекты стали восстанавливать почти одновременно. За каждым виадуком, тоннелем, большим и средним мостом, подпорной стенкой, перегоном, станцией закрепили определённые подразделения и специалистов. Назначили начальников объектов, их заместителей по политической части, главных инженеров. Только установка пролётных строений на всех виадуках и больших мостах велась одним подразделением, оснащённым консольным краном и краном на железнодорожном ходу.

Широкий фронт работ давал возможность выполнить задачу в минимальный срок. Но затруднён был подвоз материалов, оборудования. Их приходилось доставлять на большое число объектов по единственной автогужевой дороге.

Лес для опор виадуков и мостов, креплений при восстановлении тоннелей, возведения различных вспомогательных устройств заготовляли на месте. Лесоматериалов требовалось 13 тысяч кубометров. На их заготовку и трелёвку затратили 21 тысячу человеко-дней, на доставку к объектам, расположенным за 5—15 километров от мест заготовки, свыше 35 тысяч человеко-дней. Ни подводы, ни трактора, ни автомашины, подвозившие лес, к большинству виадуков не могли подъехать ближе чем на 500—800 метров. Последние сотни метров по горным кручам были доступны только людям, которые на своих плечах перенесли к виадукам тысячи кубометров леса.

Крутые склоны логов, загромождение их обломками обрушенных конструкций, высота опор большая, чем пролёты между ними, не позволяли во многих случаях собирать рамы опор по оси виадуков. Потребовалось возводить подмости для сборки рам или заготавливать их на стройплощадках, удалённых от объектов, а затем разбирать, переносить по частям на место и там монтировать.

На виадуках перевала следовало установить 38 пролётных строений. При их возведении паровоз с краном и подвешенным к нему пролётным строением с помощью тормозов и башмаков останавливали на расстоянии пяти—семи метров от места установки пролётного строения. Затем двумя пятитонными лебёдками, установленными на задней платформе крана, проводили точную установку фермы и опускали её на опоры. В специально уложенных около каждого виадука тупиках находился кран «Ковровец». Он подавал пролётные строения к консольному крану. На установку одного пролётного строения вместе с подготовительными работами уходило пять часов.

Восстановление перевального тоннеля велось также широким фронтом. Ещё не полностью разобрав завалы у порталов, приступали к расчистке тоннеля со стороны Лавочне. Грунт развозили и складывали вдоль стен тоннеля, с тем чтобы, когда откроется выход, расширить фронт погрузки. Вывозка грунта вагонетками и дрезинами от порталов велась круглосуточно. За сутки удавалось убрать около тысячи кубометров обрушенной горной породы. Когда входные завалы расчистили и укрепили разрушенную часть тоннеля, начали вывозку грунта. Всего вывезли из тоннеля 38 тысяч кубометров породы.

Одновременно с перевальным участком восстанавливали мосты и пути по направлению к Мукачево. За 45 дней разрушенная врагом линия Стрый — Лавочне — Мукачево — Чоп — Ужгород протяжением 248 километров была восстановлена. Первый поезд из Стрыя прибыл в Мукачево 24 декабря 1944 года.

Второй выход через Карпаты в Чехословакию для войск 4-го Украинского фронта подразделения УВВР-3 подготовили на полторы недели раньше. Они восстановили 150-километровую линию Загуж — Лыпкув — Гуменне через Лупковский перевал, являвшуюся продолжением направления Львов —Самбор — Хыров — Загуж.

Трудным объектом на этой линии оказался тоннель на перегоне Шавне — Выдрань на границе между Польшей и Чехословакией. Гитлеровцы подорвали порталы и разрушили среднюю часть тоннеля на протяжении 175 метров. Расчёты показали, что на восстановление тоннеля по оси, учитывая узкий фронт работ, потребуется не менее 75 суток и около 180 тысяч человеко-дней. Проектировщики под руководством инженера И. Г. Огоева предложили построить обход длиной 3,5 километра. Для его сооружения потребовалось выполнить земляные работы в объёме 70,2 тысячи кубометров, возвести 12 искусственных сооружений. Обход был готов 4 декабря, а восстановление всего участка Загуж — Гуменне закончили 15 декабря 1944 года.

Так был открыт путь через Карпаты поездам с грузами для войск 4-го Украинского фронта.

После восстановления моста через Тиссу у станции Чоп появилась возможность открыть сквозное движение в Венгрию.

Высокая оценка действий восстановителей железных дорог в Карпатах была дана в передовой статье газеты «Правда» 12 февраля 1945 года: «Гитлеровские громилы варварски разрушили железные дороги на Карпатах, там, где были огромные виадуки и мосты, образовались глубокие ущелья, завалы. Немцы рассчитывали надолго задержать здесь движение поездов. Однако расчёты врага были опрокинуты… Работать приходилось в тяжёлых условиях бездорожья и горно-лесистой местности. По горным кручам бойцы переносили брёвна; по частям поднимали на перевалы дизель-копры, лебёдки, передвижные электростанции. Работа кипела днём и ночью. Люди не знали ни сна, ни отдыха. Спустя короткое время горная железная дорога вошла в строй. Воинские эшелоны беспрепятственно двигались к линии фронта».

Год 1944-й. Нарастает темп эксплуатационной работы

В 1944 году Вооружённые Силы СССР почти полностью освободили советскую землю, оккупированную немецко-фашистскими захватчиками и восстановили государственные границы на всём их протяжении от Баренцева до Чёрного моря. Боевые действия были перенесены за пределы нашей страны, начался освободительный поход с целью избавления народов Европы от фашистского ига.

С освобождением от врага огромной территории протяжённость сети железных дорог за год увеличилась более чем на 25 тысяч километров.

В течение года введено в эксплуатацию 3038 километров новых линий. Общая эксплуатационная длина железных дорог на 1 января 1945 года составила 110,1 тысячи километров против 106,1 тысячи на 1 января 1941 года.

Вслед за временным широким фронтом велось капитальное восстановление. Наращиванию транспортных мощностей большое внимание уделял Государственный Комитет Обороны.

Была намечена и осуществлялась большая программа усиления пропускной способности и укрепления хозяйства дорог западного и северо-западного направлений, в первую очередь линий Москва — Ленинград, Москва — Минск — Брест, Москва — Киев — Львов — Перемышль, Ленинград — Витебск — Жлобин — Казатин — Одесса, а также в Донбассе, Криворожье и на направлениях, связывающих Донбасс с Центром и Западом страны. За год пропускная способность увеличилась на линиях общим протяжением свыше 14 тысяч километров. Значительные работы проводились по капитальному восстановлению объектов таких крупнейших железнодорожных узлов, как Харьков, Основа, Лозовая, Белгород, Киев и других.

Наступательные операции Красной Армии на всех фронтах обусловили существенные изменения в объёме и характере перевозок.

Перед началом крупнейших стратегических операций аппарат НКПС под руководством заместителей наркома путей сообщения Б. Н. Арутюнова, Г. В. Ковалёва, Н. Ф. Дубровина, В. А. Гарныка совместно с группой работников Центрального управления военных сообщений разработал подробный план перевозок воинских грузов на май—декабрь. Предусматривалась равномерная по дням подсылка необходимого количества вагонов и паровозов в районы массовой погрузки. Намечены пути следования эшелонов с использованием параллельных линий. Там, где требовалось, вводилась кратная тяга. На дорогах и отделениях выделили руководителей, персонально отвечающих за своевременную погрузку, выгрузку и ускоренное продвижение воинских грузов на Запад и порожних вагонов на Восток.

Этот план чётко выполнялся. Воинские перевозки из месяца в месяц росли и составили за год 5,6 миллиона вагонов, в том числе во втором полугодии 2,9 миллиона. Только для перегруппировки войск по планам Верховного Главнокомандования было отправлено 33 тысячи поездов. Со снабженческими грузами пропущено по дорогам 43 тысячи поездов.

Значительно увеличилась погрузка на дорогах Юга и Запада, освобождённых от противника. На дорогах южного направления в 1944 году в среднем ежесуточно грузили 10 732 вагона против 7120 в 1943 году, на дорогах западного направления — соответственно 5340 и 1880 вагонов.

В период развернувшихся наступательных операций Красной Армии по всему фронту возросла роль и совершенствовалась работа военно-эксплуатационных отделений (ВЭО), которые в сжатые сроки налаживали бесперебойное движение поездов, участвовали в восстановлении железных дорог.

Сформированное в Туле ВЭО-14 получило боевое крещение в дни обороны Москвы, затем активно действовало в период Курской битвы, при освобождении Донбасса. В сложных условиях трудились во время Ленинградской битвы на Октябрьской и Ленинградской дорогах железнодорожники ВЭО-5 Южно-Уральской дороги. Созданное в первые дни войны на Сталинской дороге ВЭО-13 (ВЭО-20) умело и быстро решало поставленные задачи на дорогах Украины, Молдавии, в районах Сталинградской битвы, а также на железных дорогах Польши. Организованное в марте 1942 года на Оренбургской дороге ВЭО-12 прошло трудный путь от Ельца до Праги через Тулу, Смоленск, Киев, Львов и Брно. Коллектив ВЭО-38 Рязано-Уральской железной дороги выполнял важные работы в Брянском узле, на головных участках Латвийской железной дороги и завершил свой путь во Франкфурте-на-Одере. Сфор¬мированное на станции Хабаровск ВЭО-33 обеспечивало нужды фронта во время Белорусской, Висло-Одерской и Берлинской операций. В сложной обстановке осуществляли перевозки и восстанавливали разрушенные объекты на прифронтовых дорогах ВЭО-6, ВЭО-16, ВЭО-19, ВЭО-25, ВЭО-42.

После перехода советскими войсками западной границы самоотверженно трудились на железных дорогах Восточной Пруссии ВЭО-7, ВЭО-8, ВЭО-16, ВЭО-42, ВЭО-43, Венгрии, Чехословакии и Австрии — ВЭО-12, ВЭО-19, ВЭО-25, ВЭО-39, Венгрии и Югославии — ВЭО-21.

Созданное на Приморской дороге ВЭО-34 восстанавливало и эксплуатировало многие участки железных дорог в Белоруссии, в сжатые сроки доставляло воинские грузы для проведения наступательной операции «Багратион», а затем было передислоцировано на Дальний Восток, где осуществляло перевозки во время военных действий в Маньчжурии.

Для освоения возрастающих народнохозяйственных перевозок в районах Урала, Сибири и Приволжья Центральное управление движения НКПС совместно с Управлением капитального строительства, планово-экономическим отделом при участии специалистов Южно-Уральской, Свердловской, имени В. В. Куйбышева, Карагандинской, Оренбургской и Томской железных дорог разработали долговременную программу увеличения пропускной и перерабатывающей способности этих дорог. Предусматривалось построить новые линии, вторые, третьи и обходные пути, выполнить крупные работы по развитию станций, депо и других объектов. На ряде направлений наметили ввести двойную тягу, внедрить полуавтоматическую и автоматическую блокировку.

Осуществление намеченного плана требовало определённого времени, а пока рост предъявления грузов к перевозкам намного опережал темпы увеличения пропускной способности на ряде направлений. Грузооборот возрос против довоенного на Карагандинской дороге более чем в 2 раза, Свердловской — на 24,3 процента, Омской —на 11,2 процента. Резко увеличилась грузонапряжённость на выходах с Урала и Сибири.

Немалую заботу в НКПС и на дорогах вызывали перевозки каменного угля и руднометаллургического сырья. Созданные в 1943 году кольцевые маршруты и введённая НКПС жёсткая система регулирования большегрузными полувагонами дали положительные результаты. Однако на ряде дорог часть кольцевых маршрутов расформировали. В связи с этим Центральное управление движения НКПС приняло меры к незамедлительному восстановлению недостающего количества маршрутов. Установили конкретные станции их формирования. В НКПС образовали специальную диспетчерскую группу по контролю за продвижением гружёных и порожних маршрутов, приписанных к Кузнецкому и Карагандинскому бассейнам.

Важное значение имело постановление Государственного Комитета Обороны от 10 января 1944 года об ускорении погрузочно-разгрузочных работ на крупных промышленных предприятиях и установлении твёрдых норм суточной выгрузки.

В результате провёденных мероприятий улучшилось снабжение промышленности топливом и руднометаллургическим сырьём. Об этом свидетельствуют данные среднесуточной погрузки в вагонах:

Книга Железнодорожники в ВОВ 96.jpg

Государственный Комитет Обороны 22 августа 1944 года поставил перед железнодорожниками задачу значительно сократить время оборота вагона и уже в сентябре ускорить оборот на 30,5 часа.

В передовой статье 13 сентября 1944 года, озаглавленной «Ускорить оборот вагонов — важнейшая задача», газета «Правда» призывала работников промышленности и транспорта установить тесный деловой контакт, развернуть комплексное социалистическое соревнование транспортных цехов и железнодорожных станций. Подчёркивалось, что местные партийные организации обязаны систематически заниматься делами железных дорог, знать их узкие места, своевременно принимать меры к преодолению возникающих трудностей.

Центральные Комитеты КП(б) Украины и Белоруссии, Московский, Свердловский, Пермский, Новосибирский, Челябинский обкомы ВКП(б) приняли специальные постановления об оказании помощи железным дорогам в организации перевозок и содержании хозяйства, усилении массово-политической работы. По инициативе партийных организаций развернулось социалистическое соревнование между работниками подъездных путей и станций за сокращение простоев вагонов под погрузкой и выгрузкой. Агитаторы и пропагандисты умело разъясняли важное значение совместных усилий железнодорожников и коллективов промышленных предприятий по улучшению работы транспорта. В памятке агитатору, изданной «Гудком», говорилось: «Железнодорожник, помни! Если ускорить оборот вагона на всей сети на один час, это даст дополнительно для погрузки 250 вагонов в сутки, в которых можно перевезти: 250 самолётов, или 500 пушек, или 375 автомашин, или 250 тяжёлых танков».

Большая организаторская и политико-воспитательная работа дала хорошие результаты. Оборот вагона против 1943 года удалось ускорить на 32 часа. Простои на промежуточных станциях сократились на 4,3 часа, на технических станциях на 8,8 и на грузовых на 6,6 часа. Благодаря ускорению оборота ежесуточно высвобождалось для дополнительных перевозок по 73,6 тысячи вагонов.

Специалисты Центрального управления паровозного хозяйства и Управления паровозоремонтными заводами НКПС разработали комплекс мер по повышению надёжности паровозов. Предусматривалось за январь—апрель 1944 года выполнить подъёмочный ремонт 5000 и средний 700 паровозов. Депо Омской дороги должны были выпустить из подъёмочного ремонта не менее 40 паровозов серии СОк, Южно-Уральской — 40 паровозов серии ФД, Свердловской — 20 паровозов серии ФД, Карагандинской — 18 и Оренбургской не менее 30 паровозов серии СОк.

Большие осложнения вызвала острая нехватка колёсных пар локомотивов. Чтобы облегчить положение, разрешили для устранения местного проката бандажей производить их наплавку. Дорожные колёсные мастерские должны были к маю отремонтировать две тысячи паровозных и 1560 тендерных колёсных пар. На освобождённых дорогах организовали базы запаса колёсных пар НКПС. Восстанавливался колёсный цех на Воронежском паровозоремонтном заводе.

Действенную помощь транспорту в оздоровлении локомотивного парка оказывали местные партийные и советские органы. Промышленные предприятия Москвы взяли шефство над паровозным парком. МК ВКП(б) принял специальное постановление, обязывающее предприятия области оказывать помощь железнодорожникам в ремонте паровозов.

Совершенствовалась работа аппарата НКПС. Кроме общих сетевых вопросов, специалисты детально анализировали положение на каждой железной дороге, вникали в деятельность станций, депо и других линейных предприятий. У наркома рассматривалась деятельность железных дорог, в том числе Казанской, Юго-Восточной, Омской, Северной, Северо-Донецкой, Львовской, Южно-Уральской, Свердловской, Оренбургской и Дальневосточной.

Настойчиво преодолевая трудности, железнодорожники в 1944 году справились с возложенными на них задачами.

План отправления грузов был перевыполнен на 4,7 процента. Сверх плана отправлено 16 миллионов тонн грузов, в том числе строительных материалов 5 миллионов тонн, леса 3 миллиона тонн, чёрных металлов, нефтепродуктов и дров по 2 миллиона тонн. По сравнению с 1943 годом погрузка возросла на 21,8 процента.

План грузооборота выполнен на 109 процентов и пассажирооборота — на 126,7 процента.

Значительно возрос объём перевозок пассажиров в дальнем и местном сообщениях:

Книга Железнодорожники в ВОВ 97.jpg

Для освоения этих перевозок в условиях ограниченной пропускной способности на ряде направлений увеличили количество вагонов в поездах.

Коммунистическая партия мобилизовывала железнодорожников на решение сложных военно-хозяйственных задач. Ряды коммунистов, работавших во всех подразделениях железнодорожного транспорта, за год увеличились на 13,5 процента. Число членов ВКП(б) достигло на железных дорогах 219 775 человек. Они показывали пример ударного, высокопроизводительного труда.

Укрепилась дисциплина, повысилась организованность. Широкий размах в 1944 году получило социалистическое соревнование. Победителям ежемесячно присуждались переходящие Красные знамёна ГКО и НКПС. Шесть раз за год удостаивались Красных знамён ГКО коллективы железных дорог — Сталинской (начальник дороги Н. Т. Закорко) и Октябрьской (Б. К. Саламбеков), пять раз — Западной (В. П. Егоров) и Южной (С. В. Кутафин), четыре раза — Кировской (П. Н. Гарцуев), три раза — Белорусской (Н. И. Краснобаев).

Победителями социалистического соревнования стали коллективы управлений военно-восстановительных работ: № 1 (начальник управления Ф. Н. Доронин), № 2 (В. Е. Матишев), № 3 (П. А. Кабанов), № 4 (А. П. Смирнов), № 5 (Н. В. Зверев), № 7 (М. Т. Ступаков), № 8 (А. Д. Шишкин), № 9 (П. И. Бакарев), № 10 (И. С. Картенев), № 12 (П. М. Зернов), № 14 (С. Н. Беляев), № 20 (Н. В. Борисов).

Часть 11


[1 наблюдающий участник] 
Эта страница последний раз была изменена 1 мая 2015 в 16:57, автор изменения — участник Энциклопедия нашего транспорта Anakin. В создании приняли участие: участник Энциклопедия нашего транспорта Workweek
info2008 ≤co-бa-кa≥ nashtransport.ru
«Наш транспорт» © 2009—2017
Rambler's Top100